Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |
Зарубежная литература: Школьные сочинения > К > Кавабата Ясунари > Чайная церемония как отдельный образ в повести Я. Кавабата "Тысяча журавлей" - электронный текст

Чайная церемония как отдельный образ в повести Я. Кавабата "Тысяча журавлей"

Сочинение - зарубежная литература

Чем больше я знакомлюсь с японским искусством, то убедительнее становится для меня одна простая мысль, что все искусство создавалось с единственной целью - побудить человека к мышлению. Мышление в Японии - это своеобразный культ. Короткие стихи писались так, что их обязательно следует домыслить. Рисунками на шелку и фарфору мало просто любоваться, надо понимать хитрое переплетение узоров и разгадать тайные знаки мастера или художника. Даже груда серых камней - это повод углубиться в себя. Горы, деревья, цветы, водопады и зеркальные озера - все это способствует отдыху души и глубокому философскому мышлению. Одним из видов японского искусства стала чайная церемония. Изящный посуда, ароматный чай, безошибочность последовательных движений, а главное - атмосфера церемонии подталкивают к размышлениям над жизнью, над достижением совершенства в этом мире. С началом чайной церемонии время будто останавливается, и человек остается наедине с Космосом. Поэтому японцы придирчиво относятся и к месту проведения чайной церемонии, и к тому, кто ее проводит. Таким требовательным и изобразил своего героя Ясунари Кавабата в повести "Тысяча журавлей".

Повесть "Тысяча журавлей", видимо, и останется в моей памяти как одна длительная чайная церемония, во время которой проживаешь с героями целую жизнь, во время которой бушуют скрытые от постороннего глаза страсти и над всем этим царит большое стремление осмыслить все.

Герои повести Кавабата - обычные люди. Среди них: скромный конторский служащий Кикудзи, две бывшие любовницы его покойного отца, две девушки Юкико и Фумико, которые в совершенстве овладели искусством чайной церемонии. И, конечно, на протяжении всей повести ощущается присутствие еще одного образа - прекрасной и загадочной Японии.

Ясунари Кавабата является настоящим мастером в изображении деталей. Они очень важны и без их детального описания не будет такого целостного и всеохопливого восприятие рассказа. Вот Кикудзи посадили на почетное место в чайном павильоне - рядом с токонома (углубление в стене, где вешают японскую картину или каллиграфическую надпись на довгастій полоске шелка или бумаги). Вот Юкико как хозяйка чайной церемонии готовит для почетного гостя чай: "Делала все искренне, без всякой манерности. От ее стройной фигуры веяло благородством... Кикудзи казалось, будто вокруг девушки вот-вот закружатся небольшие белые журавлики". И снова подчеркивается важность детализации, ведь юноша увидел впервые Юкико, когда она спешила в храм на чайную церемонию и "несла в руке розовое крепдешинове фурусікі (платок, в которую связывали, как в узелок, личные вещи) с выбитыми на нем белыми журавлями". И когда потом Кикудзи пытался вспомнить Юкико, то в воображении возникал лишь размытый образ или определенные детали одежды, но не лицо.

Красивы и детали чайной церемонии. Чашки, оказывается, существуют отдельно для мужчин и для женщин: "Две чашки стояли перед ним, как две души - отцовская и госпожа Оота". Чашки были такие совершенные, как будто поглощали все грехи умерших отца и Ооти. А сколько размышлений навеял у героя след губной помады на "женском кружке"! Юноша начал думать, кто же пользовался той чашкой с тех пор, как ее расписали, сколько губ к ней касалось. Какая странная судьба бывает в чайной посуды. Ведь он переживает своих владельцев, чьи судьбы оставили на нем невидимый след? И в очередной раз автор подчеркивает, что церемония настраивает на мысли о вечности. Устами своего героя Кавабата подчеркивает, что чайная церемония является настоящим откровением и символизирует чистоту человеческих помыслов, а также не терпит никаких подделок: "Вот было бы забавно поставить перед гостями не настоящее чайное утварь, а подделки!.. Чайная церемония с подделками... Мне кажется, будто в этом павильоне всегда витает запах плесени и ядовитых испарений. То, может, чайная церемония с поддельным посудой разгонит эту ядовитую атмосферу. После поминок я розпрощаюся с чайной церемонией..."

Сюжет "Тысячи журавлей" прост и понятен. Ведь не сюжет привлекает в творчестве Кавабата, а правдивость жизни, размышления над смыслом существования всего живого и неживого на планете, а еще - желание путем осмысления хотя бы немного очиститься, прикоснуться к самому красоты и передать ее людям. Трепетно и осторожно, словно опасаясь разбить дорогую и изысканную фарфоровую чашку - прекрасную, как сама Япония.