Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |

Дмитрий Чуб

Биография

Дмитрий Чуб
 
Наш человек в Австралии
От этого уже немолодого человека идет какая-то добрая и светлая сила. Она до физического ощутима, когда слушаешь его спокойные и тихие слова, видишь экономные жесты. А еще за всем тем вчуваєш: прошлое мужа не было уж слишком ласковым к нему - там его подкарауливало немало сложных испытаний, там переплелись действительно нелегкие дороги, часто выпадают на долю тех людей, которые не хотели смириться с обстоятельствами и не капитулировали перед ними. Это действительно редкий человеческий тип, поскольку подавляющее большинство из нас покорно воспринимает все то, что вне нашей воли происходит с нами.
Живет он в тех краях, которые представляются нам довольно экзотично: пальмы, эвкалипты, кенгуру. Но не только этим приметам характерно его жизни в далекой Австралии. Есть на том континенте маленький украинский остров, без преувеличения можно сказать - создан настойчивыми усилиями таких людей, как этот человек. Имею в виду общину (а она немаленькая!) наших земляков, которые не только не забыли родной язык и культуру, но и из всех сил питают их. Они организовали украинские школы, выдают украинские газеты и журналы, проводят литературные праздники и вечера. И душой всех таких дел есть он, Дмитрий Нитченко, известный еще в литературе и как Дмитрий Чуб (почти пять десятилетий назад взял себе этот псевдоним).
А родился Дмитрий Чуб в зажиточной крестьянской семье на Полтавщине далекого 1905 года. О своем детстве, как, впрочем, и все дальнейшее - доавстралійське - жизнь, он подробно рассказал в очень интересной книге воспоминаний «От Зенькова до Мельбурна», увидевшей свет в австралийском украинском издательстве «Байда». Там же, кстати, опубликовано большинство его книг.
Учился будущий писатель в индустриально-технической школе в Зенькове, затем был Краснодарский рабфак, где его объявили классовым врагом, и с этим клеймом его было исключено (такая судьба в те времена характерна для десятков тысяч людей). Он переехал в Харьков, поступил на литературный факультет местного пединститута. Там примкнул к литературной жизни столицы Украины, знакомится с известными писателями, начинает работать в Государственном издательстве. Страницы воспоминаний о том периоде жизни пестрят именами Ивана Багряного, Николая Хвылевого, Бориса Антоненко-Давидовича, Остапа Вишни, Майка Йогансена, Григория Эпика, Алексея Слисаренко, Владимира Сосюры, Юрия Яновского - всех их Дмитрий Нитченко видел вблизи и запомнил характерные детали, которые помогают читателю увидеть этих людей действительно живыми.
С началом второй мировой войны Дмитрия Нитченко мобилизуют в армию, он попадает в плен. Война заканчивается. Писатель вместе с семьей живет в лагере переселенцев в Германии, где собралось немало украинских интеллигентов, которые не имеют никакого намерения возвращаться домой, где свирепствуют репрессии. Здесь даже налаживается культурно-литературной жизни. В городе Ульме действует украинская гимназия, в которой преподает и Дмитрий Нитченко, проводятся литературно-художественные вечера.
в 1949 году писатель вместе с семьей уезжает в Австралию. В одном из своих стихотворений он так передал тогдашнее состояние души:
Неведомый мир за горизонтом клокочет,
Плещется день о борта кораблей,
А сердце бьется птицей среди ночи:
В край который жизнь свою нести?
И вот в мир бегут вьющиеся дороги,
Вон пересекая пропасти и поля,
И еще не раз нас догонит тревога:
Или вернемся домой оттуда?
Или родной сад услышит слово мое
(Там не одна прозвучала весна),
Или яблоко сорву я с яблонь снова,
Что ветками склонились к окну?
Выйду еще с косой я на луки,
Или родное солнце в щеку припечет?
И сердце стонет, плачет от тоски,
Хоть по виду слеза и не потечет.
Нелегко было на первых порах на пятом континенте. Надо было каждый день думать о хлебе насущном, поскольку семья, ясное дело, не было никаких сбережений, - Дмитрий Нитченко работал тогда в каменоломнях. А в свободное время изучал английский язык. И, конечно же, не переставал писать. Унаследованная еще от деда-прадеда крестьянская настойчивость и трудолюбие помогли ему выжить в том мире, выкормить и выучить детей. Вскоре Кенгуралія (так в шутку называют тамошние украинцы Австралию) стала ему уже не на чужбине, а почти родным краем. Он долгое время преподавал в украинских школах, возглавлял Украинскую центральную школьный совет в Австралии, организовал литературно-художественный клуб имени Василия Симоненко и руководил его деятельностью. Нитченко - также член объединения украинских писателей «Слово» (возглавляет его австралийскую филиал), действительный член Научного общества имени Шевченко. Одно слово, общественных обязанностей у него хватило бы на десятерых. Но такой он человек, что просто не может без этого обходиться. Да и в свои, скажем прямо, уже далеко не молодые лета чувствует себя человеком при здоровье и по-молодечи остром уме. Об этом лучше всего свидетельствует такая деталь. Я встретился с ним в киевском отеле «Днепр» во время его приезда в столицу Украины. После многочасовой рассказы о свою жизненную одиссею и украинскую литературу Австралии он начал демонстрировать мне комплекс сложных физических упражнений, которые он выполняет ежедневно, поддерживая «форму». Такие нагрузки посильные не каждому из парней.
Из-под его неутомимого пера вышло немало книг. А пишет он и стихи, и рассказы для детей, и мемуары, и литературоведческие труды и учебники, статьи и рецензии - кажется, просто нет тех жанров, в которых бы он не работал. Среди самых заметных его книг надо назвать «Это случилось в Австралии», «На гадючому острове», «Волчонок», «Тропами приключений», «С новогвінейських впечатлений», несколько учебников и сборников статей. Есть среди них особенно популярна среди юных украинских читателей Австралии, Канады, Германии и США (она выдержала уже несколько изданий). Это - «Живой Пушкин». Впервые свою биографию поэта Дмитрий Чуб опубликовал еще в 1947 году. Она была благосклонно принята украинском емігрантською прессой. Потом появилась в английском переводе Юрия Ткача (кстати, внука писателя), а также в оригинале, обогащенная новыми разделами и материалами. Он хорошо знает труды отечественных и зарубежных шевченковедов, воспоминания современников Кобзаря и связанные с его лицом документы. Стоит ли говорить о том, что за этим стоит многолетняя напряженная работа над темой.
Книгу Дмитрия Чуба составляет мозаика эпизодов из биографии Тараса Шевченко от дней детства и до смерти поэта. Каждый из них представлен как самостоятельную документальную новеллу. Характерно, что автор нигде не пытается особенно белетризувати события, а выкладывает их кратко, постоянно подчеркивая достоверность ссылки на источники. Конечно же, здесь собраны не только эпизоды из быта. Широко речь идет и об окружении поэта, близких и дорогих ему людей, о радостные и печальные дни Кобзаря. Выбранная форма подачи материала позволяет автору свободно переходить от бытовой подробности к обобщению или даже гипотезы. Все это делает книгу действительно интересной для чтения.
Итак, труд Дмитрия Чуба идет на большую Украину. Писатель мечтал о таком время, верил в то, что он наступит. Давайте же поздравим и его, и себя с этим событием.
       
Михаил Слабошпицкий
Из книги: Дмитрий Чуб. Живой Шевченко. - К.: «Радуга». - 1994г.