Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |

Реферат на тему: Богдан Лепкий










Реферат
Богдан Лепкий (9 ноября 1872 - 21 июля 1941)

    
“Самая ПОПУЛЯРНАЯ ФИГУРА НА ГАЛИЦКОМ ПОЧВЕ...” Откуда происходит писатель, кто его родители, где он учился, работал, публиковал свои произведения? Это впервые открывает для себя не только читатель, но и исследователь, ибо хотя о жизни Бы. Лепкого было написано немало, но все это содержится в изданиях, до недавнего времени почти недоступных. Родина Бы. Лепкого - Подолья, благословенный край, щедрый, овеянный легендами. Сам поэт написал о нем в одном из ранних своих стихотворений - “Запев”: Баюкал мою колыбель Ветер родного Подолья И сливал на сонные ресницы Степного запах зелья. А олицетворяло это Подолье живописное село Крегулець, расположенный между городками Гусятином и Копичинцями. Здесь он родился 9 ноября 1872г. в семье сельского священника Сильвестра Лепкого. Отец Богдана был человеком образованным и прогрессивной. Он закончил Львовский университет (классическая филология и теология), выступал с литературными произведениями под псевдонимом Марко Мурава, принимал участие в издании журнала “Правда”, подготовке учебников для школы. Имел обстоятельную филологическое образование, свободно владел польским и немецким (стихи на немецком языке даже печатал в журналах). Писал популярные книжечки, был председателем “Крестьянской совета”. Позже Бы. Лепкий назовет отца своим самым строгим критиком. Богдан был первым ребенком в семье Сильвестра и Домны Лепких, которые поженились, когда Сильвестр окончил университет и принял сан священника. Правда, некоторое время молодые супруги жили в горном селе Ялинкуватому на нынешней Ивано-Франковщине, но вскоре тесть Сильвестра получил приход в Бережанах и молодой священник занял его место в Крегульці. Детство Богдана было безоблачным, но когда он имел пять лет, внезапно - за одну ночь - умерли от дифтерита две его младшие сестры и брат, что очень повлияло на впечатлительную натуру мальчика, который и сам еле выжил. Первые знания будущий писатель получил в родительском доме. Быстро - за одну зиму - научился читать, писать и считать. Отец рассказывал ему о приключениях Робинзона Крузо, и о писателей, художников, портреты которых висели на стенах, старенькая нянька, родом из Надднепрянской Украины, пела чумацких песен, а от деда по матери Михаила Глибовицкого, который в юности был знаком с Маркияном Шашкевичем, любознательный мальчишка узнал о давние времена, исторические события на Украине. Домашний учитель Богдана Дмитрий Бахталовський знакомил его не только с основами школьной науки, но и с произведениями литературы, благодаря чему его ученик уже в детстве знал наизусть много стихов Тараса Шевченко, читал “Марусю” Г. Квитки-Основьяненко. Когда Богдана Лепкого отдали шестилітнім парнем в бережанской так называемой “нормальной” школы с польским языком обучения (сразу до второго класса), родители перебрались из “цивилизованного” Крегульця до глухого Поручина, где, как в шутку говорили тогда, был конец света: дальше дороги не было. Переселились, чтобы быть поближе к родителям по матери. Как напишет позднее биограф Бы. Лепкого, здесь все дышало древностью: “поручинські хозяева ходили в сапогах на подковах, которые им делал местный кузнец, носили “куртины” из домашнего сукна, брилися бритвами, сделанными из старой скошенной косы, женщины наряжались в “дымки” (холст с вибиваними узорами), которые бил “димкар”, который приезжал из города, вышивали хорошие рубашки, мережили их - словом, было это старосветское село, которого еще не коснулась культура века. “Веснушки, горелки, обжинки, даже “ольха” (хоровод в зеленую субботу), колядки, щедривки, множество легенд, повірій, переводов, все, как когда-то, в очень древних временах”. Между Бережанами и Поручином проходила юность Богдана-гимназиста; город и село формировали его характер и мировоззрение. От крестьян он слышал много легенд и преданий о давние времена. Так, люди рассказывали, что старая церковь, которая тогда еще стояла на горе, была свидетелем татарских набегов и что во время одного в ней укрылись жители всего села, но все погибли от рук врага. А круг села Бище, что прилегало к Поручина, сохранились следы древних валов, обломки керамики, наконечники стрел, фундаменты сооружений. Все это будило воображение подростка. Пребывание в Поручині, знакомство с людьми, их жизнью, песнями навеяло ему стихи “На святой вечер”, “В пасхальную неделю”, песенные реминисценции из цикла “На одолженной скрипке”, о чем впоследствии писал сам писатель, а также сюжеты рассказов “Иван Медведь”, “Нездала пятка” и другие. После “нормальной” школы Бы. Лепкий поступил в гимназию в Бережанах. Гимназия была польской, с классическим уклоном. Об этом учебном заведении того времени существуют разные, порой взаимно противоположные показания. Бережаны были провинциальным городком, без железнодорожного сообщения с крупными городами, следовательно, и оторванным от центров культурной жизни. Не удивительно, что инспектор из Львова приезжал сюда для проверки раз в несколько лет. Украинский писатель Михаил Яцков, который учился здесь несколькими годами позже Лепкого, писал, что сюда посылали усмирять неблагонадежных учеников, а атмосфера была такой затхлой, когда появлялась какая-то здібніша единица, то быстро зачахала в той пустыне, в косности дилетантизма”. А в повести “Огнем горят” этот писатель изобразил ее в сатирическом плане, назвав “ослиным мостом до золотых ковнірів”, “пантеоном скастрованих наук”. В Б. Лепкого впечатление о Бережанскую гимназию не такие мрачные. Зенон Кузеля, биограф Бы. Лепкого, называет Бережаны студенческими Афинами, которые привели к литературной карьеры Лепкого. Даже одірваність от больших городов он трактует положительно: “Бережанская гимназия становилась приютом талантливых ребят, которые стягались к ней из других городов, где веер другим, более правительственным духом и где им трудно было покончить науку”. Очевидно, каждый из авторов имел основания для таких разных характеристик и оценок. Во всяком случае, Б. Лепкому и гимназия, и Бережаны как центр культурной жизни дали немало. В гимназии были украинский и польский хоры (украинским дирижировал композитор Денис Сичинский). Ежегодно устраивались міцкевичівський, а впоследствии и шевченковский концерты. Время от времени приезжал сюда странствующий театр “Русской беседы”, артисты которого Михаил Глибовицкий приглашал домой, то Богдан имел возможность познакомиться с Владиславом Плошевським, Иваном Біберовичем, Степаном Яновичем (отцом Леся Курбаса), Марийкой Романовичівною. Он одвідував спектакля по конюшнях и будах, где вынуждены были играть актеры, ставя популярных тогда “Настасю Чагрівну”. Ильницкого, “Запорожца за Дунаем” С. Гулака-Артемовского, “Ой, не ходи, Грицю...- М. Старицкого. К тому же в семье Глібовицьких была большая домашняя библиотека, гимназисты обменивались книгами, читали газеты “Дело”, “Родина”, журн. “Цель”, “Вечерниці”, “Заря”, польскую литературу по гимназической библиотеки. Украинский язык и литература сначала в гимназии не выкладывались совсем, потом их было введено в программу, но уроки вели случайные люди, а не специалисты, и лишь когда Бы. Лепкий был в пятом классе, Г. Бачинский поставил преподавания этого предмета на профессиональный уровень. По свидетельству современников, конфликтов между учениками на национальной основе не было, на концерты и театральные спектакли ходила и украинская и польская молодежь. Обострение польско-украинских национальных отношений Б. Лепкий связывает с появлением романа Г. Сенкевича “Огнем и мечом” о событиях национально-освободительной войны украинского народа под руководством Б. Хмельницкого, изображены в искаженном свете, что возмутило украинских гимназистов. Среди гимназических друзей Богдана Лепкого нужно в первую очередь назвать Сильвестра Яричевского, позже украинского поэта, прозаика и драматурга. К сожалению, в советское время на Украине не вышло ни одного отдельного издания этого в свое время довольно известного писателя прогрессивной ориентации, зато издательство “Критеріон” (Бухарест) в 1977 -1978 гг. выдало его двухтомник, который упорядочила румынский україністка М. Ласло-Куцюк. Начало литературного творчества обоих писателей относится ко времени их учебы в Бережанской гимназии, к тому же он связан с одним случаем. Б. Лепкий и С. Яричевский написали письменную работу с украинского языка о зимний день на селе: Лепкий - прозой, а Яричевский - стихами. Учитель похвалил их, и это поощрило юношей к литературному творчеству. Собственно, то был первый выход на публику, потому и Богдан и Сильвестр писали уже и до того, последний, в частности, имел рукописный тетрадь со стихами, переводами и сатирическими произведениями, часть из которых печаталась в львовском журн. “Зеркало” и вошла к первой его поэтического сборника “Пестрі звуки” (Черновцы, 1904). По Лепкого, то он начал писать очень рано. Еще во втором классе гимназии под влиянием бабушкиных рассказов написал поэму о русалках, но спрятал ее под крышу, где она и пропала. Впоследствии писал попутно, на клочках бумаги, на полях книг и тетрадей, серьезно же готовился стать художником, с этой целью брал уроки у художника Юлиана Панкевича... После окончания гимназии Бы. Лепкий вступил в Вене в Академии художеств, но обучение в ней морального удовлетворения не принесло, он почувствовал, что разминулся со своим настоящим призванием. Скучно было рисовать гипсовые статуи, каждый раз натыкаясь на замечания преподавателя, что контуры слишком острые и др. Но произошел случай, который определил будущую судьбу Лепкого, помог юноше найти себя. Как-то в поезде ему пришлось ехать в одном купе с Кириллом Студинським, который учился тогда на философском факультете Венского университета. Это знакомство не только сблизило двух в будущем выдающихся деятелей украинской культуры, но и направило его творческие интересы в новом направлении. Лепкий стал посещать лекции в Венском университете, в том числе и известного слависта В. Ягича. Он стал участником студенческого общества “Сич”, принимал участие в дискуссиях на литературные и общественно-политические темы, близко сошелся с будущим известным фольклористом Филаретом Колессою, Михаилом Новицким и другими студентами-украинцами. Впоследствии Бы. Лепкий переходит к Львовского университета, где уровень преподавания был не такой высокий, как в Вене. Украинский язык и литературу преподавал Емельян Огоновский, который главное внимание уделял грамматике, а в студиях из литературы, как отмечал еще И. Франко, который в свое время тоже слушал его лекции, исходил не из самостоятельной стоимости того или иного произведения, а пытался это произведение “упереть в одну или другую из тех схоластических ящичков, по которым порядковано поэтические произведения в школьных читанках”. И студенческая молодежь уже имела широкий взгляд на литературу, ее задачи. А среди молодежи той близкими друзьями Бы. Лепкого были В. Маковей, И. Копач, О. Макарушка. Дружил Богдан с молодым математиком Климом Глибовицким, техником Юрой Тобилевичем (сыном И. Карпенко-Карого, который рассказывал об украинском театре, о его деятелей М. Заньковецкую, П. Саксаганского, Г. Старицкого), поэтом Николаем Вороным, который находился тогда во Львове, познакомился со знаменитыми певцами Соломии Крушельницкой и Александром Мищугою, композитором Остапом Нижанківським и многими другими деятелями литературы и искусства. На те годы приходится активная литературная деятельность Б. Лепкого: он пишет стихи, рассказы, переводит, выступает с докладами на заседаниях студенческого общества “Ватра”. С 1895p. его произведения начинают все чаще появляться на страницах “Дела”, “Буковины” и других периодических изданий. Но в том же 1895 году поэт заболел от перенапряжения, и врачи посоветовали ему отдохнуть. Он поехал к родителям, которые жили теперь в с. Жуку, куда перебрались в 1891p., когда Богдан окончил гимназию. Село было недалеко от Бережан, всего шесть километров. Это был уже не патриархальный уголок, а, как на то время, прогрессивное село, до которого доходили культурные веяния: сюда приезжал театр, выступали сельские хоры. Частым гостем в семье Лепких был писатель, автор повестей “Олюнька”, “В чужом гнезде”, “За сестрой” Андрей Чайковский. У Жуков Богдан приезжал ежегодно на “ваканції”, здесь он задумал или написал целый ряд стихотворений (цикл “Село”) и рассказов (“Мать”, “Кара”, “Покойник”). В Жуку молодой поэт познакомился с И. Франком. Эта встреча оставила глубокий след в душе поэта, и он не раз возвращался к ней в своих воспоминаниях, в частности, к полемике между отцом и Франком по поводу стиха Корнила Устияновича “Моисей”. Франко не разделял увлечение этим стихотворением, считал его поверхностным и сказал: “Увидите, которого я когда-нибудь напишу”. Позже они не раз встречались, Б. Лепкий написал очерк-воспоминание о Франко, полон глубокого уважения к своего знаменитого современника и учителя. После окончания Львовского университета (1895) - снова Бережаны, гимназия, где Бы. Лепкий становится учителем украинского и немецкого языков и литератур. Он быстро завоевывает авторитет среди коллег (многие из них еще недавно были его учителями), уважение среди гимназистов блестящими лекциями, уравновешенностью, стремлением внести свежую струю в преподавание, познакомить слушателей с новинками литературы. Знакомое культурно-художественную среду, близость к родительского дома - все это создавало благоприятный климат для творчества. Целый ряд стихов, рассказов (“Встреча”, “Для брата”, “В мир за глаза”, “Чудак”), переводов, литературно-критических исследований (исследование о творчестве М. Конопніцької) - результат многолетнего бережанского периода. Попытался писатель свои силы и в жанре драматургии, написав пьесу “За хлебом”, которую поставил театр “Русской беседы”. И все же рамки провинциальных Бережан, отдаленных и оторванных от центров культурной жизни Галичины, были завузькими для Б. Лепкого, - здесь не мог развернуться в полную силу его талант, не могли реализоваться его многогранные литературные интересы. В начале 1899р. в Кракове в Ягеллонском университете был открыт лекторат украинского языка и литературы и преподавать эти предметы приглашены Бы. Лепкого. И вот осенью 1899р. он переезжает сюда с молодой женой Олесей, которую один из польских писателей, приятелей Богдана, назвал византийской матерью божьей. С Краковом отныне связана почти вся творческая жизнь писателя. Краков - тогдашний центр польской науки и культуры с бурным общественным и культурным жизнью - был словно контрастом тихим Бережанам, и душа писателя стремилась к этому, и он активно включился в его водоворот. Молодой украинский литератор быстро сблизился с польскими писателями С. Виспянським, В. Орканом, К. Тетмайєром, интересовался творчеством участников литературной организации “Молодая Польша”. Живя в Кракове, Б. Лепкий не чувствовал себя оторванным от украинской культурной жизни. Стоит вспомнить, что в Краковском университете - одном из старейших в Европе - уже с XIV в. учились и преподавали выходцы из Украины (вспомним хотя бы Ю. Дрогобыча, лекции которого слушал М. Коперник). Во времена Бы. Лепкого украинская община была здесь довольно многочисленной, насчитывала, по воспоминанием О. Луцкого, около 40 человек. Собирались вечерами по субботам в читальные “Просвещение”, обсуждали новости литературы, пели, танцевали. Вскоре дом Лепких на Зеленой, 28, стала своеобразным “украинским посольством” в Кракове. Сюда часто приходили Василий Стефаник, Остап Луцкий, Кирилл Студинский, Михаил Бойчук, Кирилл Трилевский, Михаил Жук, Вячеслав Липинский и другие известные общественные деятели, художники, писатели. По дороге в Италию гостил в Лепких Михаил Коцюбинский, бывали у него писательница Ольга Кобылянская, фольклорист Федор Вовк... В среде участников львовской литературной группы “Молодая Муза”, к которой Лепкий тоже принадлежал, его называли профессором, хотя он был не много старше Петра Карманского или Василия Пачовського, а от Михаила Яцкива - всего на год. Но этому почтенному профессору кусок хлеба давался нелегко: помимо работы в университете, где был на должности лектора, приходилось преподавать в частных гимназиях, выступать с лекциями на различных курсах. А тут еще неожиданно в 1901 г. умер отец, и надо было помогать матери и четырем младшим братьям и сестрам. Для литературной работы оставались ночи, которые Лепкий пытается использовать максимально. Одна за другой выходят книги его рассказов “Из деревни” (1898р.), “Рассказы”, “Счастливый час” (1901), “В глухім углу” (1903), “По дороге жизни” (1905), “Бросаю слова” (1911); сборники стихов “Ленты” (1901), “Листья падают”, “Осень” (1902), “На чужбине” (1904), “Из глубин души” (1905), “идеи” (1911), “Из-за моря” (1913); литературоведческие исследования “Василь Стефаник” (1903), “Очерк истории украинской литературы” (1904), “Маркиян Шашкевич” (1910), “О жизни великого поэта Тараса Шевченко...” (1911); переводы на польском языке “Слова о полку Игореве” (1905; перевод этот, кстати, высоко оценил. Франко) и сборника рассказов М. Коцюбинского “В узах шайтана” (1906)... Этот далеко не полный перечень изданий свидетельствует прежде всего о широту творческих интересов писателя и его исключительную работоспособность. Его произведения начинают переводить польском, русском, чешском, немецком, венгерском и сербском языках. Постепенно облегчалось материальное положение: Б. Лепкий сдал экзамены на профессора гимназии и, кроме этого, стал доцентом “виділових курсов” для усовершенствования квалификации учителей. Б. Лепкий - активный участник общественной жизни, выступал на вечерах, посвященных выдающимся деятелям культуры (Г. Шашкевичу, Т. Шевченко, М. Лысенко, И. Франко). Как вспоминал позже П. Карманский, “ни одно заметное праздник не обходился без чтения им собственных произведений. Стройная, красивая и уверенная в себе осанка, милый, мягкий, лирический голос, патос, который так легко говорит чутье даже деревянных людей, - все то сделало Лепкого наиболее популярной фигурой на галицком почве...”. И началась первая мировая война... Военные события застали семью в курортном поселке Яремча на Гуцульщине. И вскоре жить здесь стало опасно: австрийцы выискивали “шпионов” и вешали; российские военные власти, которые вскоре пришли в соседние села, искали “мазепинцев” и вывозили на восток. Б. Лепкий с семьей поспешно уехал. В яремчанском отеле остались третий том " истории украинской литературы и историческая драма “Матрена”, которые погибли, потому что отель вскоре взлетел в воздух. Сначала пробрался через Карпаты в Венгрию, где месяц пробыл в городке Шатмарі, а отсюда через Пешт - в Вену. Столица до недавнего времени чванливой Австро-Венгерской империи напрочь утратила свой былой глянец, превратилась в вавилонское столпотворение. Откуда только не было здесь людей. Вот и Лепкий вскоре встретился с приятелями-молодомузівцями П. Карманским и В. Пачовським, а также с Ф. Колессою, В. Щуратом, О. Кульчицькою, К. Студинським и другими старыми знакомыми. Начали вместе налаживать издательское дело - издавать брошюры, календарь, народный букварь, сборники песен... И осенью 1915р. Лепкого мобилизируют. Немолодого уже писателя послали на фронт, если бы друзья не позаботились о его назначении для культурно-образовательной работы в лагерь для военнопленных. Вскоре Бы. Лепкий оказался в Германии. Условия содержания пленных здесь были лучше, чем в Австрии. Некоторое время он находился в городке Раштатта, а затем, в 1916р., перебрался в Вецларе. Старинный городок Вецлар над рекой Ляном, кажется, овеянное романтикой. Здесь некогда жил великий немецкий поэт И. В. Гете, все дышало памятью о нем. И романтические легенды и воспоминания резко контрастировали с суровой действительностью: здесь был расположен лагерь с десятью тысячами военнопленных украинцев. Труд в лагере была нелегкая. Хоть немецкое население относилось к пленным довольно благосклонно, вчерашние солдаты враждебно воспринимали и культурно-просветительную работу, и создание ремесленных мастерских и называли предателями тех, кто принимал участие в спектаклях, концертах или работал мастерами. Однажды во время спектакля “На первые шишки” по пьесе С. Васильченко внезапно погас свет и едва не завязалась кровавая драка. И постепенно лед начал таять. Под влиянием таких воспитателей, как Бы. Лепкий, В. Пачевский, Г. Паращук (известный скульптор), положение изменилось: среди пленных бывшей царской армии, которые считали себя солдатами “его величества” и на любое участие в культурно-образовательных мероприятиях смотрели как на измену родине, оказалось много талантливых резчиков, декламаторов, гончаров, литераторов. В России тем временем сначала свергли царя, а впоследствии произошла Октябрьская революция. Первая мировая война заканчивалась, и пленные стали возвращаться на родину. Но одиссея Бы. Лепкого продолжается. В 1917г. поэт уезжает в родные края. Через Вену и Львов добирается до Бережан, посещает Жуков. Везде руины, нищета, повсюду человеческое горе. Снова возвращается к Вецлара, а впоследствии (в 1920г.) перебирается в Берлин, где занимается литературным трудом, становится сотрудником издательства “Украинское слово”, выдает библиотеку произведений украинской классики и современной литературы. События войны нашли отражение во многих поэтических и прозаических произведениях Бы. Лепкого. Прежде всего, в великой поэме “Буря”, с которой, к сожалению, остались только фрагменты, а также в циклах “Intermezzo”, рассказах и очерках “Вечер”, “Колокола”, “Душа”, “Свои” и др. В 1925р. Б. Лепкий возвращается в Краков (при содействии давнего приятеля, польского писателя Владислава Оркана), где становится профессором Ягеллонского университета. Снова разворачивается его творческий труд и издательская деятельность. Но когда наступает лето, манит писателя в родные края. В 30-и он ежегодно приезжает в с. Черче неподалеку от Рогатина, сегодняшней Ивано-Франковщины, где можно было не только отдохнуть, но и подлечиться целебными грязями. Проявлением любви и уважения к Б. Лепкого было то, что в 1933г. сельская община Черча построила для него дом, который назвали “Богдановкой”, где он имел возможность жить и работать. Дом этот, к сожалению, не сохранился, уже в наши, 70-е гг., он был разобран по незамысловатой чиновничьей акцией будто для переоборудования парка. И “переоборудование” привело к запустению этих мест. Вокруг писателя собиралась молодежь, проводились литературные вечера, на которых звучали стихи Т. Шевченко И. Франко, самого Бы. Лепкого, звучали песни. Польская оккупационная власть проводила карательные акции против культурных мероприятий украинского населения, которые не обошли и Черча. Как вспоминают жители деревни, не раз сюда “налетали полицаи и разгоняли участников вечера. Как-то между Богданом Лепким и полицейским возник инцидент. Писатель заявил свой протест представителю власти против грубого отношения к деревенской девушки. Мало того, что седовласого профессора полицейские грубо обозвали и силой препроводили домой, о его поведении узнало университетское начальство. Ходили слухи, что по этому поводу Лепкий имел неприятности”. После оккупации Польши фашистской Германией положение писателя стало особенно тяжелым: он потерял должность в Краковском университете. Умер писатель 21 июля 1941p., похоронен в Кракове на Раковецькому кладбище. В 1972p. на могиле установлен барельеф, а его именем названа одна из улиц города. К сожалению, теперь переименована улица: умалчивание творчества писателя на протяжении десятилетий прибавилось стирания памяти о нем. Но созданного Бы. Лепким забвения поглотить не может. Он всю жизнь и весь талант посвятил народу своему, обогащению его культуры, литературы. Впечатляет - универсализм, многогранность его творческих интересов, чем он близок к И. Франко. И, пожалуй, можно согласиться с мнением исследователей жизни писателя, когда стихией творческой натуры И. Франко была борьба, то стихией Бы. Лепкого была эстетическое наслаждение от процесса созидания. Николай ИЛЬНИЦКИЙ Украинское слово. - Т. 1. - К., 1994.