Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |
Зарубежная литература: Краткие пересказы - произведения сокращенно > И > Ибсен Генрик > Кукольный дом (сокращенно) - электронный текст

Кукольный дом (сокращенно) - Ибсен Генрик

Краткий пересказ, краткое изложение содержания

Пьеса в трех действиях



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Адвокат Хельмер.

Нора, его жена.

Доктор Ранк.

Фру Линне.

Частный поверенный Крогстад.

Трое маленьких детей супругов Хельмер.

Анна-Мария, их нянька.

Служанка в доме Хельмерів.

Посыльный.

Действие происходит в квартире Хельмерів.



Действие первое



Уютная комната, меблированная со вкусом, но недорого. В глубине, в средней стене две двери: одни справа, ведут в прихожую, вторые слева, до кабинета Хельмера. Между этими дверями пианино. В стене слева окно, возле которого стол с креслами и диван. В стене справа тоже двери, кахлева печка, рядом с которой несколько кресел и качалка, на стенах гравюры, этажерка с фарфоровыми украшениями, шкаф с книгами в роскошных переплетах. На полу ковер. Зимний день. В печи горит огонь.

Слышно, как в прихожую с улицы кто-то заходит, потом в комнату проходит Нора, весело напевая и держа пакеты, которые составляет на стол. В распахнутую дверь прихожей видно посыльного с елкой и большой корзиной, которые он отдает служанки. Нора приказание служанке спрятать елку, потому что дети должны ее видеть только вечером, украшенной. Затем Нора закрывает дверь в прихожую и достает из кармана мешочек с миндальным печеньем, съедает несколько, смеется тихо и удовлетворенно, глядя на пакеты. Осторожно подходит к комнаты мужа и прислушивается. Снова напевает. Сквозь закрытую дверь слышать голос Хельмера, он спрашивает: «Неужели жаворонок запел». «Так,- это жаворонок,- отвечает Нора.» Так же через дверь Хельмер спрашивает, когда же «белочка вернулась». Нора прячет мешочек с печеньем, вытирает губы и предлагает Хельмеру взглянуть, что она купила. Хельмер просит не мешать, но через минуту выходит из своего кабинета с пером в руках посмотреть, как «птичка летала сорить деньгами». Нора говорит, что это первое Рождество, когда им не надо отказывать себе в маленьких радостях, ведь человек теперь будет «зарабатывать много-много денег». Хельмер не соглашается с женой, говорит, что первую зарплату на новом посту он получит только через три месяца, поэтому пока не надо тратить много. Нора смеется, говорит, что можно немного и одолжить. Хельмер упрекает ей: например, случится с ним какое-то бедствие, «свалится на голову черепица с крыши», что тогда она будет делать. Нора отвечает, что, когда его не будет, ей будет безразлично, будет она долги или нет. Хельмер напоминает, что то будет не все равно тем, кто одалживал ему деньги. Нора говорит, что то чужие люди, нечего о них и думать. Хельмер произносит целую речь, чтобы жена затямила себе:никаких долгов, на дом, основанную на долгах, «падает тень зависимости». Нора немного притворно обиделась. Чтобы «белочка не дулась», Хельмер дает ей еще деньги, спрашивает, что она приобрела. Нора снова повеселела, показывает подарки для детей, прячет то, что купила для мужа. Себе же Нора ничего не купила: ей ничего не надо. Хельмер интересуется, что же ей подарить. Нора просит дать ей деньги, которые она завернет в золоченый бумагу и повесить на елку, а потом подберет на них подарок по вкусу. Хельмер обнимает Нору, говорит, что такая птичка дорого обходится мужчине. Называет ее «маленькой чудачкой», которая похожа на своего отца, потому что все время пытается найти где-то деньги, а, найдя, не может удержать в руках. Впрочем, ему нравится такой «милый жаворонок». Хельмеру кажется, что Нора имеет какой-то подозрительный вид: неужели она нарушила данное ему слово не есть сладкого, спрашивает он. Нора уверяет, что ей такое и в голову не приходило, она ничего делает вопреки ему. Затем они обсуждают планы на вечер и радуются, что имеют возможность устроить небольшой семейный праздник, на который пригласили друга - доктора Ранка. Хельмер вспоминает прошлое Рождество, когда Нора почти месяц, запершись в своей комнате, делала украшения на елку, но ничего из того не вышло. Ему было так скучно сидеть самом теми вечерами, а она зря только «портила очки». Разве она виновата, что кошка разорвала все, смеясь, говорит Нора. Служанка извещает, что до Норы пришла какая-то незнакомая дама, а к Хельмера - доктор Ранк, тот прошел уже из прихожей в кабинет хозяина. Хельмер спешит в свой кабинет, а в комнату заходит фру Линне. Нора не сразу узнает школьную подругу, потому и постарела, да и не виделись они лет десять. Нора вспоминает, что в газете извещалось о смерти мужа фру Лепное, но она так и не написала подруге, просит простить за то. Фру Линне все понимает: семейные заботы помешали Норе, ведь она имеет троих детей. А вот фру Линне человек не оставил после смерти ничего: ни средств, ни детей, «ни горя, ни жалости» - ничего, чем можно было бы жить. Нора недоверчиво спрашивает, неужели такое может быть. Фру Линне горько улыбнулась и погладила Нору по голове, ответила, что иногда такое случается. Нора рассказывает о своих детях, о муже. Делится радостной новостью: Хельмера назначен директором Акционерного банка, это «замечательно иметь много-много денег и не знать ни горя, ни забот». Фру Линне, улыбнувшись, вспоминает, что еще в школе Нора «была транжира», оказывается, за эти годы она не изменилась.
Нора, тихо смеясь, говорит, что она совсем не такая, какой ее представляют. Не так уж им жилось, чтобы она могла попусту тратить деньги. Она тоже работала, говорит Нора мимоходом, ведь после женитьбы Хельмеру пришлось оставить Свою должность в министерстве, потому что надо было зарабатывать больше. Первый год супружеской жизни он работал утомительно, поэтому тяжело заболел, его жизнь была под угрозой, врачи настаивали на лечении в Италии. У Норы тогда только родился первый сын, но она решилась на эту поездку. Мужчина выздоровел, но денег вышло на то много. Фру Линне не может поверить в то, что Нора способна на что-то серьезное, говорит, хорошо, если есть, где взять деньги. Нора отвечает, что путешествие устроили на деньги ее отца. Он уже тогда болел, а Нора не смогла поехать к нему, потому что ждала ребенка, жизни человека угрожала опасность. Смерть отца - это самое большое горе, которое она пережила за время супружеской жизни. После его смерти они и поехали в Италию, потому что деньги были, а врачи настаивали. Фру Линне спрашивает, почему же теперь к Хельмера приходит врач. Доктор Ранк - друг, отвечает Нора, он приходит с дружественным визитом. Норе становится неловко от того, что она говорит только о себе, расспрашивает подругу: неужели и совсем не любила своего мужа, почему же тогда выходила замуж. Фру Линне рассказывает печальную историю своей жизни: мать ее была больна, у нее же на руках было еще два младших брата, поэтому не решилась отказать мужчине, которого все считали хорошей партией. После смерти он ничего не оставил, три последние года фру Линне тянулись, как один долгий день без выходных. Теперь тот день кончился: мать умерла, братья стали на ноги и заботятся о себе сами. Но она не чувствует облегчения, наоборот, ей стало еще труднее; ибо нет для кого жить. Поэтому она и решила переехать из родного города, теперь ищет постоянной конторской работы. Нора говорит, что лучше той немного отдохнуть; поехать куда-нибудь. Фру Линне отходит к окну и замечает, что она не имеет отца, который дал бы ей денег на путешествие. Потом просит простить за эти слова, признает, что в его положении легко стать эгоисткой: она подумала, не сможет Хельмер взять ее на работу. Нора уверяет, что от всей души хотела бы помочь подруге. Фру Линне благодарит за поддержку, тем более, говорит она, что Нора даже не знает, что такое настоящие «жизненные заботы». Нора просит подругу не относиться к ней так снисходительно, потому что ей тоже есть чем гордиться: она спасла жизнь своему мужу. Фру Линне удивляется. Нора объясняет: все и, в первую очередь, Хельмер, думают, что деньги на путешествие в Италию дал ее отец. Но это не так! Нора сама их «нашла». Фру Линне удивлена еще больше: где же могла взять такие большие деньги Нора, да еще и без ведома мужа, ведь она не имеет на это права. Нора ничего не объясняет, смеясь, намекает на какого-то богатого поклонника. Теперь фру Линне уже обеспокоена: не совершила Нора чего «безрозсудливого». Нора спрашивает, неужели это без здраво - спасти жизнь своему мужу. Хельмер и теперь ничего не знает о те деньги, потому что его может унизить осознание, что он чем-то обязан жене. Это бы перевернуло вверх ногами все их отношения, а счастливая семейная жизнь перестала бы быть таким, какое оно есть теперь, говорит Нора. Возможно, когда-нибудь она расскажет мужу все, тогда, как его не развлекать больше ее пение и танцы, когда он посмотрит на жену серьезно. Но такого, весело говорит Нора, никогда не будет. Пусть фру Линне не думает, что тот долг не вызывает ей хлопот. Приходится во многом отказывать себе, тайком от мужа брать работу. Например, за месяц до прошлого Рождества ей повезло получить такую работу, она переписывала какие-то бумаги. Каждый вечер она зачинялась в своей комнате и писала, зато чувствовала себя тогда счастливой, потому зарабатывала деньги, почти как человек. Фру Линне спрашивает, сколько же Нора таким образом выплатила. И не может точно сказать, в таких вопросах очень сложно разобраться, но она отдавала все, что могла. Иногда ей было очень трудно, опускались руки, тогда она мечтала, чтобы какой-то старый богач оставил ей наследство. Нора искренне радуется, что теперь, когда ее муж будет зарабатывать большие деньги, она быстро отдаст долг и уничтожит долговую расписку, которую дала своего времени.

Заходит служанка и сообщает, что Хельмера хочет видеть какой-то господин, но там доктор. В растворении двери видно Крогстада. Фру Линне, пораженно вздрогнув, отворачивается к окну. Нора тоже взволнована, с тревогой она спрашивает Крогстада, в которой деле тот пришел, чего ему надо от ее мужа. Крогстад отвечает, что он служит в том Акционерному банку, директором которого назначен Хельмера, и говорить о своей .приватну дело. Нора, успокоившись, предлагает пройти в кабинет мужа. Фру Линне расспрашивает Нору о Крогстада, потому что знала того некогда. Нора говорит, что Крогстад имел неудачный брак, жена его умерла, он остался с «кучей детей». Фру Линне продолжает расспрашивать дальше, правда, что Крогстад занимается разными делами». Нора избегает этого разговора. Из кабинета Хельмера выходит доктор Ранк, Нора відрекомендовує его фру Линне. Ранк вежливо говорит, что много слышал о ней от Норы и заметил ее, еще когда обогнал на лестнице. Она ответила, что всегда поднимается по лестнице медленно, потому что ей тяжело, да и чувствует себя очень уставшей. Ранк удивляется, почему же она приехала отдыхать в город. Фру Линне просто говорит, что приехала не отдыхать, а искать работы, потому что жить-то надо. Ранк соглашается, что большинство людей хотят жить долго. Даже «моральные калеки», такие, например, как тот, что сейчас сидит в Хельмера. Фру Лепное охнула. Нора спрашивает, кого имеет в виду доктор Ранк. Доктор отвечает - Крогстада. Такие, как он, всегда пытаются разыскать в человеке «моральный гниль», использовать ее себе на пользу, добиться выгодной должности, а моральные люди всегда проигрывают в этой игре. Поэтому болеет общество, Нора не слушает этого разговора, думает о чем-то. Вдруг она начинает хлопать в ладоши. Ранк удивляется: как Нора может смеяться с этого - она же не имеет представления об обществе. Нора легкомысленно говорит, что не имеет дела до общества, она радуется, потому придумала, как помочь фру Линне. Потом угощает всех миндальным печеньем. Доктор напоминает, что Хельмер запретил ей есть сладкое. Нора указывает на фру Линне, будто и не знала и принесла немного. Получается Хельмер. Нора знакомит его с фру Линне. Хельмер не помнит, чтобы когда-нибудь слышал про эту женщину, потом догадывается, что это подруга детства его жены. Нора говорит, что фру Линне имеет значительный опыт конторской работы, но хотела бы достичь большего под руководством «деятельного человека». Поэтому, прочитав в газетах о назначении Хельмера директором Акционерного банка, бросила все свои дела и приехала сюда. Хельмер обещает фру Линне помочь устроиться на работу. Хельмер, доктор Ранк, фру Линне собираются идти. Нора провожает их в прихожую, просит мужа вернуться раньше, а гостей приглашает на Рождественский вечер. Слышно, как по лестнице бегут дети. Нора радуется, хочет показать их подруге, но Хельмер торопит фру Линне, «пусть с детьми остаются мамки».

В комнату заходит Анна-Мария с детьми. Нора ласкает их, расспрашивает о прогулку. Начинается игра. Нора скрывается от детей, те ищут ее. Слышно, как стучат в дверь, но этого никто не замечает. Дверь из прихожей розчинаються и показывается Крогстад. Он смотрит на игру, затем обращается к Норе. От неожиданности Нора испугалась, потом говорит, что мужа нет дома. Но Крогстад пришел не к Хельмера, он хочет говорить с Норой. Из разговора выясняется, что деньги, о которых Нора рассказывала фру Линне, она одолжила у Крогстада. И тот теперь пришел говорить не о неоплаченных долгах, а о фру Линне должность, которую той обещал муж Норы. Крогстад требует, чтобы Нора повлияла на мужа, и тот отказался от своего решения его освободить Нора уверяет, что не имеет такого влияния на Хельмера, а он, Крогстад, нет никакого права диктовать ей свои условия, потому что она вскоре отдаст все деньги. Крогстад предупреждает, что будет бороться за пост в банке не на жизнь, а на смерть. Дело здесь не только в заработной плате. Эта должность - его шанс подняться из того положения, в котором он оказался. Несколько лет назад он сделал «необдуманный поступок», тогда дело до суда не дошло, но его репутация пострадала, «будто все пути пересеклись». Тогда он и взялся за дела, о которых Норе хорошо известно. Теперь его сыновья уже подрастают, поэтому необходимо позаботиться о собственной репутации и их будущее. Должность в банке была первой ступенью на этом пути, теперь его бросают в яму». Впрочем., говорит Крогстад, он имеет средство заставить Нору помочь ему. Нора спрашивает, не собирается ли он рассказать ее мужу о долге. Она огорчена, потому что не хочет, чтобы Хельмер узнал о ее тайну - ее гордость и радость - от Крогстада. Нора уверяет: никто ничего из этого не выиграет. Хельмер выплатит все деньги, но он убедится, что Крогстад «плохой человек», поэтому ни за что не оставит его в банке. Крогстад удивляется, наверное, Нора ничего не смыслит в тех делах, за которые взялась. Он объясняет: на долговом обязательстве Норы стоит подпись ее отца, который поручился за дочь. И Крогстад сопоставил даты и теперь просит растолковать ему, как отец Норы мог подписать документ через три дня после своей смерти. Нора молчит, потом вызывающе говорит, что действительно, сама подписалась за отца. Она не могла послать ему того документа, потому что отец тяжело болел, а ему надо было бы объяснять, что те деньги нужны, чтобы спасти от смерти мужа Норы. Крогстад спрашивает, осознавала Нора, что таким образом обманывает его. Нора отвечает, что не обратила на это внимания, к тому же она терпеть не могла Крогстада, потому что тот знал, в каком состоянии ее муж, но придирчиво относился к каждой мелочи. Крогстад говорит, что Нора, наверное, не осознает, в чем ее вина, но он может заверить: то, что «бросило его в яму», было ни чуть не хуже, чем ее поступок. Нора спрашивает, неужели он тоже решился на что-то подобное, чтобы спасти жизнь своей жене. Крогстад отвечает, что закона безразлично, какие стремления были в преступника. Нора уверена: то плохие законы. Крогстад замечает, что, возможно, это и так, но судить Нору по этим законам, если он потеряет свое место в банке. С тем он и откланялся.

Дети просят Нору еще поиграть с ними, но она уже не может. Служанка приносит елку, Нора украшает ее. Возвращается Хельмер. Он спрашивает, кто заходил. Нора отвечает, что никого не было. Хельмер удивляется, ведь он встретил на лестнице Крогстада. Нора вынуждена признать, что тот заходил. Хельмер уверен, что сам хорошо понимает, «чего хочет Крогстад, наверное, чтобы маленькая Нора заказала о нем». Нора молчит: Хельмер упрекает жене за то, что она говорит й'бму, своему мужу, неправду, «змовляється с таким человеком, как Крогстад». «Чтобы больше этого никогда не было». Хельмер просматривает бумаги, которые принес с собой. Нора украшает елку, потом просит советы мужа: на днях у соседей маскарад, а она еще не решила, какой костюм выбрать. Нора уверяет, что она не может справиться с этим без помощи мужчины. Хельмер соглашается «помочь это горе». Нора любуется елкой, как будто мимоходом спрашивает, какая же вина Крогстада. Хельмер объясняет: Крогстад підтасовував документы. Нора уверена, что нищета заставили того пойти на этот шаг. Однако, по мнению Хельмера, главная вина Крогстада в том, что он не покаялся, а вывернулся всеми неправдами и это привело к моральной гибели. Впрочем худшее, ведет дальше Хельмер, что всегда в таких случаях страдают дети, потому что такой человек всегда вынуждена лгать даже родным, и дети «с каждым глотком воздуха схватывают зло». Хельмер берет слово из Норы, и никогда больше не будет просить за Крогстада. «Ибо невозможно работать рядом с ним, я чувствую физическую сразу к таким людям»,- говорит Хельмер. Затем он берет свои бумаги и уходит в кабинет. Нора остается сама. Заходит нянька, говорит, что дети просятся к матери. Нора просит «не пускать их». Она поражена тем, что может «нанести вред малышам», «отравить семью».



Действие второе



И сама комната. Рождественская елка уже потрепанная, свечи обгорели. Нора сама, она взволнованно ходит по комнате, наконец, останавливается и берет свое пальто, словно решившись на какой-то шаг, потом снова кладет его на диван. Подходит к двери, ей кажется, что кто-то пришел. Говорит сама к себе, пытаясь успокоиться тем, что в первый день Рождества никто, даже Крогстад, на решится прийти. Смотрит в ящик для писем, не послал то письмо Хельмеру. Заходит Анна-Мария с коробкой маскарадных костюмов. Нора смотрит на них и говорит, что хотела бы разорвать все это на кусочки. Анна-Мария не понимает ее настроения, уверяет, что все костюмы легко восстановить. Нора спрашивает про детей, говорит, что теперь она уже не сможет быть с ними, как раньше. Анна-Мария отвечает, что малыши ко всему быстро привыкают. Нора спрашивает: дети бы забыли свою мать, если бы ее не стало? Старая нянька пугается: она вырастила Нору, заменила ей мать, которая умерла. Нора успокаивает ее, просит идти к детям. Заходит фру Линне. Ей передали, что Нора заходила, и не застала ее дома. Нора просит подругу помочь восстановить маскарадный костюм. Хельмер хочет, чтобы Нора оделась в неаполитанский костюм и танцевала тарантеллу, которой научилось, когда ездили в Италию. Фру Линне берется за работу. Она благодарит Норе за приятный прошлый вечер, расспрашивает про доктора Ранка, всегда такой странный, как был вчера. Нора рассказывает, что Ранк страдает от тяжелой болезни, которая досталась ему в наследство от отца-повесы. Фру Лепное удивляется, почему Ранк уверял, что слышал ее имя от Норы, а Хельмер, очевидно, не имел и понятия о ней. Нора объясняет, что Утром они друзья, она много рассказывала ему о своем детстве, родной город. Хельмер же ревнует ее, не хочет эти с кем делить. Он даже слышать не мог, как Нора рассказывала о родных, поэтому она и перестала. Фру Линне замечает, что Норе надо кончать эту историю с доктором Утром». Нора удивляется, ибо никакой «истории» нет. Фру Линне спрашивает, разве не Ранк одолжил деньги. Нора уверяет, что такое ей даже в голову не приходило, потому что это было бы очень трудно для всех. Впрочем доктор и не мог сделать этого тогда, потому что сам не имел средств: наследство он получил позже. Но Нора уверена, что Ранк придет ей на помощь, если она попросит. Фру Линне замечает, что Нора изменилась со вчерашнего дня, спрашивает, что случилось. Нора хочет что-то сказать, но слышит, что вернулся Хельмер, просит подругу пойти в детскую комнату, потому Хельмер «не любит, когда возятся с шитьем в его присутствии». Нора идет навстречу мужу, делая вид, что ей весело готовиться к маскараду. Потом говорит, что «белочка хочет попросить одну вещь». Хельмер поддерживает эту игру, пока не догадывается, что Нора возвращается к вчерашнего разговора и просит не увольнять Крогстада. Тогда он становится неумолимым. Нора объясняет свою просьбу страхом, что Крогстад может нанести вред Хельмеру, обратиться в газеты. Хельмер вспоминает историю отца Норы. Оказывается, что Хельмер познакомился с Норой, когда приехал ревизией по делу ЕЕ отца, которому грозила отставка, если бы Хельмер не отнесся к тому с «такой доброжелательностью». Хельмер замечает, что между ним и отцом Нора есть существенная разница - Хельмер безупречный чиновник. Поэтому он не боится клеветы. Он понимает чувства Норы, которые даже доводят ее искренняя любовь к мужу, но изменить своего решения он не может. Во-первых, все в банке знают, что он освобождает Крогстада. Если он не сделает этого, то все решат, что «новый директор меняет свои решения под влиянием жены». И это не самое худшее. Дело в том, что в молодые годы Хельмер дружил с Крогстадом. Теперь тот и не думает скрывать этого. Он говорит Хельмеру в присутствии других лиц «ты», а это же невыносимо. Нора не хочет верить, что ее муж обращает внимания на такие «мелочи». Хельмер обижается. Чтобы положить этому конец, он приказывает служанке отнести по адресу письмо, в котором сообщается об отставке Крогстада. Нора умоляет вернуть письма. Хельмер уверяет, что он имеет достаточно мужества и сил, чтобы противостоять Крогстаду. Она еще увидит, что Хельмер такой человек, который «все может взять на себя». Нора ужасается: она никогда не позволит этому мужчине. Хельмер патетически говорит, что поделится с ней заботами, «как положено мужчине и женщине». Затем он успокаивает Нору: то же только «ее пустые фантазии». Хельмер предлагает жене лучше потренироваться танцевать тарантеллу, он уйдет в свой кабинет и закроет дверь, чтобы ничего не слышать. Нора остается одна в комнате. Она напугана, ей кажется, что Хельмер выполнит свое обещание и возьмет вину на себя, когда станет известно о фальшивый подпись на долговой расписке. Она решает помешать этому. Слышно, как в прихожей звенит звонок. Пришел доктор Ранк. Нора прилагает немало усилий, чтобы взять себя в руки. Потом выходит навстречу другу.

В комнате уже темнеет, поэтому Нора не сразу видит выражение лица Ранка. Но разговор тот заводит печальную. Болезнь прогрессирует, он знал это, но не ожидал, что все кончится так скоро. Ранк говорит, что не пройдет и месяца, как он будет гнить на кладбище». В Хельмера очень утонченные чувства, говорит доктор Ранк, ему нечего делать рядом с умирающим. Поэтому, как только Ранк убедится, что умирает, он пришлет Хельмеру визитную карточку с черным крестом и закроет для него дверь в свой дом. Нора в смущении, ей так хотелось, чтобы Ранк был в хорошем настроении сегодня. Тот отвечает, что трудно чувствовать себя хорошо со смертью за плечами; это же несправедливо, что он должен расплачиваться за грехи своего отца, впрочем, говорит Ранк, в каждой семье есть что-то подобное. Нора закрывает уши: она не может слышать о расплате детей за грехи родителей. Ранк соглашается, что лучше смеяться над этим, если есть силы. Нора кладет ему руки на плечи и просит не оставлять их. Ранк уверен, что с этой потерей они легко примирятся, фру Линне заменит его в доме Хельмерів. Нора просит его говорить потише, потому что фру Линне в соседней комнате помогает приготовить маскарадный костюм. Затем Нора, резвясь, показывает Утра некоторые детали маскарадного наряда. Ранк говорит, что возможность бывать в доме Хельмерів помогает ему забыть о своей болезни. Нора спрашивает Ранка, мог бы он выкопать ее просьбу, как доказательство дружеского отношения. Ранк не может поверить, что она «даст ему такое счастье». Нора долго не решается говорить откровенно, какой именно услуги она просит. Наконец она начинает так: доктор Ранк может помочь ей отвлечь немного, она уверена в любви своего мужа, уверенная, что тот не пожалеет жизни ради нее. Ранк прерывает Нору, говорит, что не только Хельмер способен отдать свою жизнь за нее. Он дал себе слово, что Нора узнает о его чувствах и теперь рад и не только сказать о них, но и доказать делом. Ранк просит Нору довериться ему и рассказать, что ее так смущает. Настроение Норы резко меняется, голос становится ровным, спокойным и холодным: ему не надо было говорить о тех чувствах, она догадывалась о них, и этого было достаточно. Теперь она не имеет права просить его о ту услугу. Нора садится в кресло-качалку, улыбается доктору, говорит, что ей, наверное, уже и не нужна помощь. Ранк спрашивает, имеет ли он право теперь бывать в их доме. Нора отвечает, что все останется, как раньше: мужчина не может обойтись без Ранка, и ей тоже весело, когда он приходит. Это и сбило Ранка с толку. Нора объясняет: некоторых людей любишь больше всего, а любишь общество других. В детстве она больше всех любила отца, но ей нравилось приходить в комнату к служанок, где ее никто не поучал, там было так весело. С Хельмером она чувствует себя, как с отцом. Нора не успела закончить: в комнату пришла служанка и подала ей визитную карточку. Лицо Норы изменилось. Ранк заметил это, спросил, возможно, в Норы какие-то неприятности. Нет, ответила Нора, то просто сообщили, замечает, что Норе надо кончать эту историю с доктором Утром». Нора удивляется, ибо никакой «истории» нет. Фру Линне спрашивает, разве не Ранк одолжил деньги. Нора уверяет, что такое ей даже в голову не приходило, потому что это было бы очень трудно для всех. Впрочем доктор и не мог сделать этого тогда, потому что сам не имел средств: наследство он получил позже. Но Нора уверена, что Ранк придет ей на помощь, если она попросит. Фру Линне замечает, что Нора изменилась со вчерашнего дня, спрашивает, что случилось. Нора хочет что-то сказать, но слышит, что вернулся Хельмер, просит подругу пойти в детскую комнату, потому Хельмер «не любит, когда возятся с шитьем в его присутствии». Нора идет навстречу мужу, делая вид, что ей весело готовиться к маскараду. Потом говорит, что «белочка хочет попросить одну вещь». Хельмер поддерживает эту игру, пока не догадывается, что Нора возвращается к вчерашнего разговора и просит не увольнять Крогстада. Тогда он становится неумолимым. Нора объясняет свою просьбу страхом, что Крогстад может нанести вред Хельмеру, обратиться в газеты. Хельмер вспоминает историю отца Норы. Оказывается, что Хельмер познакомился с Норой, когда приехал ревизией по делу ее отца, которому грозила отставка, если бы Хельмер не отнесся к тому с «такой доброжелательностью». Хельмер замечает, что между ним и отцом Нора есть существенная разница - Хельмер безупречный чиновник. Поэтому он не боится клеветы. Он понимает чувства Норы, которые даже доводят ее искренняя любовь к мужу, но изменить своего решения он не может. Во-первых, все в банке знают, что он освобождает Крогстада. Если он не сделает этого, то все решат, что «новый директор меняет свои решения под влиянием жены». И это не самое худшее. Дело в том, что в молодые годы Хельмер дружил с Крогстадом. Теперь тот и не думает скрывать этого. Он говорит Хельмеру в присутствии других лиц «ты», а это же невыносимо. Нора не хочет верить, что ее муж обращает внимания на такие «мелочи». Хельмер обижается. Чтобы положить этому конец, он приказывает служанке отнести по адресу письмо, в котором сообщается об отставке Крогстада. Нора умоляет вернуть письма. Хельмер уверяет, что он имеет достаточно мужества и сил, чтобы противостоять Крогстаду. Она еще увидит, что Хельмер такой человек, который «все может взять на себя». Нора ужасается: она никогда не позволит этому мужчине. Хельмер патетически говорит, что поделится с ней заботами, «как положено мужчине и женщине». Затем он успокаивает Нору: то же только «ее пустые фантазии». Хельмер предлагает жене лучше потренироваться танцевать тарантеллу, он уйдет в свой кабинет и закроет дверь, чтобы ничего не слышать. Нора остается одна в комнате. Она напугана, ей кажется, что Хельмер выполнит свое обещание и возьмет вину на себя, когда станет известно о фальшивый подпись на долговой расписке. Она решает помешать этому. Слышно, как в прихожей звенит звонок. Пришел доктор Ранк. Нора прилагает немало усилий, чтобы взять себя в руки. Потом выходит навстречу другу.

В комнате уже темнеет, поэтому Нора не сразу видит выражение лица Ранка. Но разговор тот заводит печальную. Болезнь его, прогрессирует, он знал это, но не ожидал, что все кончится так скоро. Ранк говорит, что не пройдет и месяца, как он будет гнить на кладбище». В Хельмера очень утонченные чувства, говорит доктор Ранк, ему нечего делать рядом с умирающим. Поэтому, как только Ранк убедится, что умирает, он пришлет Хельмеру визитную карточку с черным крестом и закроет для него дверь в свой дом. Нора в смущении, ей так хотелось, чтобы Ранк был в хорошем настроении сегодня. Тот отвечает, что трудно чувствовать себя хорошо со смертью за плечами; это же несправедливо, что он должен расплачиваться за грехи своего отца, впрочем, говорит Ранк, в каждой семье есть что-то подобное. Нора закрывает уши: она не может слышать о расплате детей за грехи родителей. Ранк соглашается, что лучше смеяться над этим, если есть силы. Нора кладет ему руки на плечи и просит не оставлять их. Ранк уверен, что с этой потерей они легко примирятся, фру Линне заменит его в доме Хельмерів. Нора просит его говорить потише, потому что фру Линне в соседней комнате помогает приготовить маскарадный костюм. Затем Нора, резвясь, показывает Утра некоторые детали маскарадного наряда. Ранк говорит, что возможность бывать в доме Хельмерів помогает ему забыть о своей болезни. Нора спрашивает Ранка, мог бы он выполнить ее просьбу, как доказательство дружеского отношения. Ранк не может поверить, что она «даст ему такое счастье». Нора долго не решается говорить откровенно, какой именно услуги она просит. Наконец она начинает так: доктор Ранк может помочь ей отвлечь немного, она уверена в любви своего мужа, уверенная, что тот не пожалеет жизни ради нее. Ранк прерывает Нору, говорит, что не только Хельмер способен отдать свою жизнь за нее. Он дал себе слово, что Нора узнает о его чувствах и теперь рад и не только сказать о них, но и доказать делом. Ранк просит Нору довериться ему и рассказать, что ее так смущает. Настроение Норы резко меняется, голос становится ровным, спокойным и холодным: ему не надо было говорить о тех чувствах, она догадывалась о них, и этого было достаточно. Теперь она не имеет права просить его о ту услугу. Нора садится в кресло-качалку, улыбается доктору, говорит, что ей, наверное, уже и не нужна помощь. Ранк спрашивает, имеет ли он право теперь бывать в их доме. Нора отвечает, что все останется, как раньше: мужчина не может обойтись без Ранка, и ей тоже весело, когда он приходит. Это и сбило Ранка с толку. Нора объясняет: некоторых людей любишь больше всего, а любишь общество других. В детстве она больше всех любила отца, но ей нравилось приходить в комнату к служанок, где ее никто не поучал, там было так весело. С Хельмером она чувствует себя, как с отцом. Нора не успела закончить: в комнату пришла служанка и подала ей візитну. карточку. Лицо Норы изменилось. Ранк заметил это, спросил, возможно, в Норы какие-то неприятности. Нет, ответила Нора, то просто сообщили, что принесли повой маскарадный костюм, она волнуется, чтобы Хельмер не узнал, то ему сюрприз. Ранк смеется: так вот какую тайну скрывала Нора! Ранк идет в кабинет Хельмера. Нора закрывает за ним дверь на щеколду. Входит Крогстад. Нора просит его говорить потише, но все равно: он принес письмо к Хельмера, в котором рассказывает о долговое обязательство Норы и фальшивый подпись. Впрочем он успокаивает Нору, что не намерен преследовать его судом и требовать денег тоже не будет. Крогстад хочет лишь оставить у себя ту расписку Норы, чтобы Хельмер был в его власти. Крогстад уверен, что Хельмер, чтобы избежать скандала, выполнит все его требования: не только вернет его на работу в банк, но и предложит более высокую должность. В планах Крогстада через несколько лет стать «правой рукой директора банка», а по сути управлять там. Нора говорит, что ее муж ни за что не согласится выполнить требования негодяя. Крогстад заявляет, что она плохо знает своего мужа. Нора уверяет, что решится на самоубийство, если Крогстад не откажется он своего намерения. Тот не верит, что «такая хрупкая дама» на это способна, кроме того, этот шаг будет бесполезен, потому Крогстад получит власть над памятью о ней. Нора онемела. Крогстад говорит, что он предупредил, поэтому просит не делать глупостей, а выполнить его требования. Хельмер же пусть затямить, что он сам заставил Крогстада пойти на такие решительные действия. Крогстад выходит в прихожую, слышать, как он опускает в ящик письмо. Нора понимает, что уже ничто его не спасет. Из детской комнаты выходит фру Линне, видит, что Нора сама не своя. Нора показывает ей письмо, которое видно сквозь стекло в ящике, говорит, от кого это письмо и кто одолжил ей деньги. Фру Линне убеждена, что Хельмеру лучше знать правду. Нора рассказывает подруге и о фальшивый подпись на расписке и просит быть свидетелем. На случай, если с ней что-то случится, или кто-то другой захочет взять его вину на себя, фру Линне должен засвидетельствовать, что Нора признает свою вину и никто ничего не знал о том долг. Фру Линне ничего не понимает из того, что говорит Нора. А и только твердит о страшное чудо, что готовится. Фру Линне собирается к Крогстада: когда-то он гораздо был способен ради нее. Нора уверяет, что из этого ничего не выйдет, ведь письмо уже в ящике. Слышать голос Хельмера, который просит впустить его в свою собственную гостиную». Фру Линне поспешно выходит. Нора открывает дверь. Хельмер и Ранк удивлены, они ожидали, что Нора переодевалась в маскарадный костюм и поэтому закрыла дверь. Нора просит мужа помочь ей вспомнить тарантеллу, уверяет, что без его помощи она не сможет завтра танцевать на балу. Волнение Норы, ее обеспокоенный вид Хельмер объясняет только «детским страхом». Он уверяет, что весь вечер «будет учить» свое «беспомощное существо». Только посмотрит, нет ли писем. Нора бросается к фортепиано и играет тарантеллу, просит оставить все дела и помочь ей. Хельмер садится за фортепиано. Нора бурый тамбурин и танцует. Она танцует так, «как будто это дело ее жизни». Это заметил даже Хельмер, замечает, что Нора забыла все, «почему он ее учил». Возвращается фру Линне. Хельмер останавливает Нору, говорит, что ей действительно надо многое наверстать, обещает посвятить все свое свободное время подготовке к выступлению Норы на маскараде. Нора приказание служанке подать шампанское к ужину и много миндального печенья. Приглашая всех к столу, она просит фру Линне задержаться, будто для того, чтобы помочь ей поправить прическу. Выходя из комнаты, Ранк замечает Хельмеру, что поведение Норы немного странная, спрашивает, не беременна. Хельмер уверяет, что ничего страшного нет: Нора просто боится выступления на маскараде, «детский страх», о котором он и говорил. Фру Лінне. рассказывает, что Крогстада дома не было, поехал за город, вернется только на следующий вечер, она оставила ему записку. Нора уверена, что ничего не исправить, если не чудо. Хельмер зовет своего «жаворонка». Нора бросается к нему, раскрыв объятия.



Действие третье



И сама комната. С верхнего этажа доносятся звуки музыки. За столом с развернутой книгой сидит фру Линне. Она пытается читать, но больше прислушивается, не идет ли кто. Заходит Крогстад. Он спрашивает, что означает записка, которую он получил от фру Линне. Она уверяет, что им есть о чем говорить. Крогстад недоумевает: почему в доме Хельмера. Фру Линне объясняет, что в нее невозможно, а здесь им никто не будет мешать: служанка спит, хозяева на балу. Крогстад поражается, как это после его письма. Хельмери могут еще и танцевать. Фру Линне хочет говорить не о Хельмерів, а о себе и Крогстада. Он не склонен вступать в беседу, потому что считает ее женщиной, которая способна ради денег предать всех. Оказывается, что когда фру Линне и Крогстад любили друг друга. Но он не имел постоянного дохода, только начинал службу. На руках фру Линне была больная мать и маленькие братья, а Крогстад не мог взять на себя такой груз, поэтому она вынуждена была согласиться на брак с другим мужчиной. Фру Линне написала письмо Крогстаду, чтобы тот вырвал из своего сердца чувства к ней. Прошло много лет, и теперь она спрашивает себя, верно тогда поступила и ради родных вышла замуж за мужчину, которого совсем не любила. Крогстад говорит, что потерял тогда не только любимую девушку, он потерял землю под ногами. Теперь он похож, на человека, всплывшей на обломках корабля. Фру Линне чувствует себя так же, возможно, им будет легче выжить на тех обломках вдвоем, замечает она. Крогстад не верит фру Линне: неужели она не знает его репутации. Она объясняет, что работала всю свою жизнь, потому что было ради кого. Теперь она не имеет для кого работать, в труде ради самой себя мало радости. Она поняла из его слов, что рядом с ней он мог бы стать совсем другим человеком. Ей надо кого-то любить и заботиться о ком-то, а его детям нужна мать, они нужны друг другу. Крогстад берет ее за руки, благодарит, хотя ему все еще не верится в такое счастливое стечение обстоятельств. Фру Линне прислушивается: слышно, как играют тарантеллу, когда танец закончится, Хельмери вернутся. Крогстад в отчаянии, потому что уверен: фру Лепное не знает, на какой шаг против Хельмера он решился, сожалеет, что не может ничего исправить. Фру Линне говорит, что хорошо все знает, даже теперь письмо Крогстада к Хельмера лежит в почтовом ящике, Крогстад предполагает, что фру Линне снова приносит себя в жертву, теперь ради Норы: Та отвечает, что «тот, кто раз продал себя ради кого-то, ей сделает этого во второй раз». Она не хочет, чтобы это письмо было уничтожено. Фру Линне считает, что хорошо поняла, какие отношения сложились между супругами Хельмерів, поэтому уверена: пора покончить со всеми тайнами, Хельмер должен знать правду. Фру Линне торопит Крогстада: тарантелла кончилась, сейчас вернутся хозяева. Крогстад получается. Фру Линне остается сама. Она взволнована таким поворотом событий». Теперь будет ей «для кого жить... куда нести свет и тепло». Возвращаются Хельмери. Из прихожей слышно, как Нора просит мужа не спешить домой, дать ей «еще немного повеселиться». Но тот неумолимый. Хельмер удивлен поздним визитом фру Линне, и объясняет, что очень хотела увидеть Нору в маскарадном костюме. Хельмер снимает с Норы шаль и предлагает полюбоваться его женой. Он говорит, что красоте Норы немного вредит только ее упрямство: почти силой ему пришлось вывести жену из маскарада, она чуть не испортила его замысел. Он знал, что от тарантеллы Норы все будут в восторге, хотя на этот раз она немного «нарушила правила искусства и танцевала слишком натурально». И пусть уже, Хельмер готов это простить. Самое же главное, считает Хельмер,- финал. Неужели после такого фурора он мог позволить Норе остаться, чтобы тем уменьшить впечатление от ее танца. Поэтому он и подхватил жену под руку и прошел с ней через зал, всем поклонился, и «чудесное видение исчезло». Это же «так эффектно», и разве Нора способна такое понять, добавляет Хельмер, снимая пальто и идя к своему кабинету. Фру Линне тихо говорит, что беседовала с Крогстадом, содержания разговора она не передает, говорит только: Нора должна рассказать; мужу правду, иначе тот узнает обо всем из письма. Нора не собирается ничего рассказывать мужу, благодарит подруге, говорит, что «теперь знает, что делать». Из кабинета выходит Хельмер. Фру Линне прощается, Хельмер подает ее плетение, не упуская случая и здесь высказать «свое мнение»: он советует фруЛінне оставить это занятие и взяться за вышивание, потому что «на вышивальщицу приятнее смотреть, движения ее более свободные, легкие...» Прощаясь, фру Линне советует Норе больше «не проявлять упрямство». Хельмер одобряет такой совет. Он провожает фру Линне к двери, говорит, что с удовольствием провел бы и дальше, и ей же недалеко. Нора Хельмер и остаются вдвоем. Он радуется, что наконец «отправил» «скучную особу». Нора говорит, что «очень устал» и «скоро уснет. Хельмер снова «убедился в своей правоте: он хорошо сделал, что забрал с маскарада жену. Нора замечает, что мужчина «все хорошо делает». Хельмер называет этот ответ «первыми человеческими словами жаворонка» за весь вечер. Он спрашивает, заметила Нора, что доктор Ранк был на балу в прекрасном настроении. Она жалеет, что не имела возможности поговорить с Утром. Хельмер любуется Норой, «сокровищем», который «принадлежит» только ему. Нора просит не говорить с ней так сегодня. Хельмер не замечает настроения жены, продолжает вести свое, признается, что на людях, глядя на нее, он воображает, будто Нора его тайная обранка и никто не догадывается об их любви. Когда он смотрел, как она танцует тарантеллу, ему кровь закипела, поэтому он так рано заставил Нору вернуться домой. Нора просит оставить это. Разве он ей не муж настаивает Хельмер. Слышать, как кто-то стучит во входную дверь. Нора пугается. Хельмер досадует, но идет открывать, потому что пришел доктор Ранк. Он действительно более оживленный, чем всегда. Говорит, что хорошо повеселился на балу, да и как отказать себе хотя бы раз в таком удовольствии, особенно после плодотворного дня. Нора спрашивает, наверное доктор провел какие-то «важные исследования». Хельмер немного насмехается с этих слов: «маленькая Нора» говорит о «исследования». Нора не обращает внимания на насмешки, расспрашивает дальше о результатах. Ранк уверяет, что большего он не ожидал, ибо результат его исследования - уверенность. Поэтому он и решил погулять сегодня. Нора понимает, на что намекает Ранк. Спрашивает, доктор любит маскарады, и как они оденутся в следующий раз. Ранк говорит, что Норе подобает маскарадный костюм «любимицы счастья», а он наденет шапку-невидимку. Потом Ранк просит у Хельмера сигару и благодарит «за огонек». Прощается. Хельмер скороговоркой говорит «прощай, прощай, друг», а Нора желает спокойного сна» и просит пожелать ей то же самое. Ранк удивляется, однако желает. Хельмер достает ключи и идет к почтовому ящику: он хочет забрать письма, потому что назавтра не будет места для утренних газет. Он замечает, что кто-то пытался открыть ящик. Нора уверяет, что это дети. Хельмер достает листы и замечает сверху две визитные карточки доктора, на каждой из них стоит черный крест. Нора объясняет, что это означает. Хельмер жалеет, что Ранка больше не будет с ними, потому что «он, его страдания, его одиночество» создавали определенный «фон» «яркой, как солнце счастью» Хельмерів. И даже на такие сожаления Хельмер долго не способен, он успокаивает себя, что «так лучше», теперь никто не будет мешать их «счастью». Как бы ему хотелось, чтобы Норе угрожала настоящая опасность, тогда он показал бы, на что способен, говорит Хельмер. Нора едва сдерживается, она твердо и решительно предлагает мужу прочитать письма. И Хельмер не намерен работать, он хочет побыть с Норой, «у нее». Даже зная, что друг умирает? (спрашивает Нора). Хельмер соглашается: в их прекрасные отношения вмешалось «что-то нехорошее», «мысль о смерти», «надо освободиться от этого», забыть. Хельмер идет в свой кабинет. Нора заворачивается в черную шаль и собирается уходить из дому: она решила броситься в воду. Этой же миг Хельмер с письмом в руке выходит из кабинета, спрашивает, знает Нора, что там написано. Знает, отвечает Нора и хочет идти. Хельмер, схватив ее, задерживает. Нора пытается вырваться, просит не спасать ее. Хельмер отшатнулся: не сразу он поверил, что в письме написано правду. Нора говорит, что любила его, поэтому и пошла на этот шаг. Пусть не откручивается, говорит Хельмер, а отвечает: осознает ли она, что наделала. Нора пристально смотрит на мужа: только теперь она начинает понимать, что Хельмер не слушает ее. Он растирает свое: какое страшное пробуждение, восемь лет он жил с лицемеркой, хуже с преступницей, не знал, над какой пропастью стоит; конечно, он мог бы такое ожидать, потому что Нора восприняла легкомысленные принципы своего отца. Так вот как она отблагодарила за то, что он ради нее посмотрел «сквозь пальцы» на «дело отца»! Нора не отрываясь смотрит на Хельмера. Но тот и не думает остановиться в своих обвинениях: она погубила его счастье, его будущее, он теперь не сможет «даже пикнуть» в руках Крогстада. Нора говорит, что когда ее не станет, он освободится. «Какой мне толк от того, что тебя не будет на свете... Еще. подумают, что за твоей спиной стоял я сам, что я тебя научил... Дело надо замолчать... Ты останешься в доме... но детей не имеешь права воспитывать... Надо спасать обломки, декорум». Эту пылкую речь прерывает звонок в дверь. Хельмер откровенно пугается, Нора не двинется . с места. Служанка приносит письмо от Крогстада до Норы. Хельмер забирает письма и читает сам. Нора ждет. Наконец Хельмер радостно восклицает, что он спасен. Нора спрашивает, а она? Конечно и она, говорит Хельмер: Крогстад вернул долговые обязательства. Хельмер разрывает документ на кусочки и бросает в печь: теперь не осталось и следа. Почему же «маленькая Нора не радуется, что все кончилось». Он уже простил ее, ведь понимает, что она совершила то из-за большой любви к нему. Она не виновата, что не разобралась в средствах, когда спасала его, пусть не думает об слова, вырвавшиеся в первые минуты. Нора благодарит за то «прощения» и выходит из комнаты. Хельмер спрашивает, куда же она. Нора отвечает, что ей нужно снять маскарадный костюм. Хельмер остается под дверью ее комнаты и вновь излагает свой взгляд на события. «Попробуй успокоиться, бедная птичка... у меня широкие крылья, чтобы прикрыть тебя... все пойдет по-старому, мне не придется долго повторять тебе, что я простил... мужу сладко сознавать, что он простил жену... от этого она становится и женой и ребенком... я буду твоей волей и твоей совестью». Получается Нора. Она предлагает Хельмеру сесть, потому что имеет к нему долгий разговор. Тот не понимает ее: за восемь лет супружеской жизни они никогда не разговаривали серьезно. В том-то и дело, говорит Нора, что он никогда не понимал ее, а она никогда не понимала ни себя, ни его, только этого вечера она кое-что поняла. В своей жизни она любила больше всех двух людей - отца и мужа, но их никогда не интересовали ее взгляды. Она была дочерью-куклой, потом женой-куклой, ее «кормили, поили, одевали, а ее дело было развлекать. Она никогда не была счастлива, «только веселая». Дети, которых она родила, стали его «куклами». Она не готова воспитывать детей, потому что не воспитала даже себя. Теперь она поняла, что Хельмер не сможет ей помочь выполнить это задание. Ей нужно остаться одной, чтобы разобраться в себе и в мире, в котором она живет, потому что ее уже не удовлетворяет то, что говорит большинство, что пишут в книжках. Хельмер спрашивает, неужели религия не дает ему ответы на такие вопросы, не ясно указывает на ее место и назначение в семье. Нора отвечает, что и здесь ей нужно разобраться, потому что она не знает толком, что такое религия, только со слов пастора. Она хочет проверить, правду ли говорил пастор, то может быть ее правдой. Не знает Нора и что такое совесть; ибо ему совесть подсказывает, что женщина имеет право пощадить умирающего отца, спасти жизнь мужчине, а законы признают такие действия преступными. Поэтому она должна решить, кто же прав - общество или она. За то Нора хочет оставить дом Хельмера. Тот не верит, что она решилась на такое. Неужели Нора больше его не любит? Как не обидно это признать, но он потерял права на ее любовь, она увидела, что он совсем не тот, за кого она его много лет признавала. Восемь лет супружеской жизни она ждала чуда: она была уверена, что Хельмер, узнав о фальсифицированном подпись ее отца, возьмет всю вину на себя, чтобы этого не случилось, она хотела покончить жизнь самоубийством. А он испугался, не за нее, за себя. Когда страх прошел, он решил сделать вид, что ничего вообще не было. В тот момент она и поняла, что прожила восемь лет с чужим мужем и прижила от него троих детей. Хельмер понимает, что между ним и Норой легла бездна. Неужели ничто не сможет заполнить ее, у него хватит силы стать другим, уверяет он. Нора говорит, что «куклу» надо у него забрать, тогда, возможно, он и изменится. Нора отдает Хельмеру его обручальное кольцо, забирает свою. Оставляет ключи, все равно прислуга лучше, чем она, знает, что и как в доме. С детьми не прощается, она знает: сейчас они в лучших руках, чем ее. Нора уверена: будет вспоминать и этот дом, и детей, и Хельмера, но ничего не хочет принимать от него, потому что он стал ей чужим. Неужели навсегда, спрашивает Хельмер. Нора говорит, что нужно, чтобы случилось чудо: он и она должны измениться и стать настоящим супругами. Нора идет. Хельмер в отчаянии. Потом с надеждой говорит: «Чудо из чудес?!». Слышно, как хлопнули ворота.

Комментарии посетителей к произведению "Ибсен Генрик - Кукольный дом сокращенно":