Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |
Зарубежная литература: Краткие пересказы - произведения сокращенно > Х > Хемингуэй Эрнест > Старик и море (подробный пересказ) (сокращенно) - электронный текст

Старик и море (подробный пересказ) (сокращенно) - Эрнест Хемингуэй

Краткий пересказ, краткое изложение содержания

Старик рыбачил сам-один на своей лодке в Гольфстриме. Вот уже восемьдесят четыре дня он возвращался без рыбы. Первые сорок дней вместе с ним ходил в море мальчик, но потом родители велели ему выходить в другой лодке рыбаки, потому Сантьяго (именно так звали старого рыбака) - уже полный неудачник. И мальчику было жаль старика, он приходил на берег и помогал ему нос багор, гарпун или парус. «Парус был полатане мешковиной и, свернутое, похоже на флаг вдребезги разбитого полка».

Сам старик был худой, изможденный, с темными пятнами от «безвредного накожного рака», который вызывается солнечными лучами. На руках виднелись шрамы от жилки, которая порезала ему кожу, когда он тащил крупных рыб. Но шрамы те были старые, «как щели в безводной пустыне». Все у него было старое, кроме глаз, которые имели цвет моря, «веселые глаза человека, который не сдается».

Когда они вдвоем шли от берега, мальчик сказал, что снова может ходить в море со старым, потому что уже заработал немного денег. Старик научил малого ловить рыбу, и парень любил старика. Он верил, что том еще повезет, а пока предложил угостить его пивом. Старик согласился. «Что же, - ответил он. - Если рыбак хочет угостить рыбалку...» Они сели в маленьком ресторанчике, которой посещали рыбаки. Кое-кто из молодых смеялся со старого, но тот не обижался. Пожилые рыбаки с грустью смотрели на него, однако не давали о себе знать этого и разговаривали с ним как обычно. Мальчик попросил разрешения помочь старому наловить сардин, но тот отказался: пусть малый лучше поиграем в бейсбол, а весла держать он еще и сам может. Они вспомнили, как парень впервые вышел в море со старым и как едва не погиб, когда большая рыба, которую поймал Сантьяго, чуть не разбила лодку. Мальчик все помнил.

Старик посмотрел на малого доверчиво и сказал, что если бы тот был его сыном, то он бы сейчас взял его в море, но у парня есть родители, к тому же Манолін (так звали мальчика), кажется, попал на счастливый лодку. Парень сказал, что знает, где можно взять четыре черенки. Старик спросил, малый не намерен украсть черенков. Если бы было надо, ответил парень, то украл бы, но этих купил. Вместе они пришли в хижину старого, сделанную из пальмовых листьев. В этой бедной доме были только стол и стул, а посреди хижины в полу сделано ямку для приготовления пищи. Стены некогда украшала фотография жены старого, но после ее смерти он спрятал фотографию, потому что смотреть на нее было очень тоскливо. Парень спросил, что у старика на ужин. Тот ответил, что есть миска желтого риса с рыбой. Парень предложил разжечь огонь, но старии отказался, уверяя, что поест холодным. Тогда парень попросил сетку для сардин, и старый позволил взять. И парень, и старик хорошо знали: сетку ту уже давно продали, однако каждый день они делали вид, что она есть. Не было и миски риса с рыбой, и парень это знал. Старик был уверен: восемьдесят пять - счастливое число и назавтра он может поймать рыбу на тысячу фунтов. Мальчик пообещал где-то одолжить сетку и наловить сардин, а старик тем временем пусть отдохнет на солнышке. Старик согласился, сел на стул читать газету, чтобы потом рассказать малышу, что там пишут о бейсболе. Парень не был уверен, есть и газета, то тоже только выдумки старого. Но старик достал газетный листок из-под кровати, объяснил, что это подарок приятеля. Старик хотел бы купить лотерейный билет с цифрой 85, ведь назавтра восемьдесят пятый день, как он не уловил ни одной рыбы. Только жаль, что денег на это нет. Малый предложил одолжить деньги. Но старик сказал, что старается не занимать: потому что сначала боргуєш, а тогда - старцюєш. Манолін пошел ловить сардины себе и старом. Когда он вернулся, тот спал, сидя на стуле. Парень завернул плечи старика одеялом, не разбудив, и ушел. Когда он вернулся во второй раз, старик спал. Парень коснулся его колена. Старик проснулся. Парень принес еду из ресторанчика. Старик уверял, что он не такой уж и голоден, но малый возразил: нельзя ловить рыбу, ничего не евши. И пока он, Манолін, жив, этого не произойдет, еду парню дал владелец ресторана «Терраса». Старик заметил, что поэтому надо отблагодарить, потому что он не первый раз выручает, и мальчик ответил, что уже поблагодарил, пусть старик не беспокоится. Старик пообещал отдать хозяину ресторана лучшую часть той рыбы, которую он поймает. Потом они говорили о спортивные новости, результаты бейсбольных матчей, о славных игроков, таких как Ди Маджио. Уставший старик лег спать, он видел Африку времен своей юности. «Ему теперь не снятся ни бури, ни женщины, ни выдающиеся события, ни крупные рыбы, ни драки, ни соревнования в силе, ни жена. Ему снились только далекие страны и львята, что выходили на берег. Словно котята, они резвились в сумерках, и он любил их так же, как любил мальчика. Но мальчик ему никогда не снился». На следующее утро, еще до рассвета, старик, как всегда, разбудил, парня. И уже идя рядом со старым, парень не мог проснуться. Старик обнял его за плечи к себе, попросил прощения. Тот ответил, что такова уж их мужская судьба.
Вместе они принесли парус, чтобы подготовить лодку. Потом пили кофе. Мальчик спросил, как спалось старику. Тот ответил, что хорошо, потому что он верил: на этот раз повезет. Малый принес сардины и черенков из холодильника. Они пожелали друг другу рыбацкого счастья.

Один по одному лодки выходили в море, «Старый заранее решил, что пойдет далеко от берега; он оставил позади благоухание земли и правил теперь в свежий утренний дыхание океана». Вел любил этот очаровательный морской мир, каждый его обитатель был хорошо известен старому рыбаку, каждый вызвал определенные чувства. «Старик думал о море, как о женщине, которая дарит или отказывает в милости, а если и позволяет себе недобрые или непродуманные поступки, - что же поделаешь, такое уже имеет натуру». Солнце еще не взошло, он насадил приманку на крючок и пустил лодку по течению. Старик, как всегда, четко знал, на какой глубине сейчас его приманка. Он никогда не позволял себе, чтобы крючок с наживой плыл по течению, его веревки почти прямо ныряли в пучину океана. Старик не чувствовал своей вины в том, что рыба не ловится. Ему просто не везло. Он наблюдал за морем, и оно было для него как открытая книга. Вон птица кружит над водой, наверное, там какая-то рыба. Старик направил лодку туда. Через несколько минут над водой поднялась летающая рыба. Старик знал, что вынырнуть рыбу заставила золотая макрель. В воздухе на летающую рыбу охотился птица. Но старик знал, что такая птица этой рыбе не страшен, а вот от макрели она вряд ли убежит. Понимал он и то, что ему макрели на этот раз не поймать, слишком быстро и плывет. Старик подумал, что, возможно, его большая рыба где-то рядом. Облачка и солнце предвещали хорошую погоду. Он заметил португальских фізалій, что своими ядовитыми щупальцами наносили большого хлопот рыбакам: яд их действовала мгновенно, руки покрывались язвами, когда этих созданий приходилось вынимать из рыболовных снастей. Старику нравилось смотреть, как морские черепахи охотно ели фізалій. Он любил зеленых черепах, не испытывал перед ними, как другие, суеверного страха за то, что сердце их живет долго после того, как черепаху будут разрублены на куски. Он думал, что имеет такое же сердце, а руки и ноги его похожие на черепашьи лапы. Старик вновь увидел птицу и вновь направил лодку туда, где кружил его помощник. На этот раз старику повезло поймать тунца. Старик сказал громко, что это будет хорошая наживка. Он не заметил, когда начал говорить сам к себе. Наверное, тогда, когда остался без парня. В море они мало говорили, потому что здесь не годится разговаривать без надобности. Старик всегда уважал этот обычай. Но теперь его высказанные вслух мысли никому не мешали. Старик подумал, что мог плыть по течению и немного поспать, но это восемьдесят пятый день и надо быть начеку. Именно в этот миг он почувствовал, как рыба наживку клюнула. Теперь все свое внимание он отдал рыбе, что вцепилась в крючок.

Так начался длительный и изнурительный поединок старого и огромной рыбы. Он хорошо знал, когда надо тянуть снасти, когда пустить. Сначала он дал рыбе наесться и хорошо уцепиться за крючки. Ему хотелось посмотреть на рыбу, чтобы знать, с кем имеет дело, ибо хорошо знал «характеры» всех обитателей моря. Но рыба не показывалась. Она потащила лодку в открытое море. Старик почувствовал, как ему теперь нужна помощь, и пожалел, что парня не было рядом. Рыба тянула его лодка все дальше, и он думал, что будет, как рыба вдруг попытается уйти в глубину. Со всей силы он удерживал веревку и следил за тем, как она наискосок уходит под воду. «Ну не может же и рыба водить его вечно, должен же когда-нибудь умереть. И прошло четыре часа, а рыба все так же неумолчно тащила его дальше в море и он все еще не видел ее.

Старик знал, что рыба далеко оттянула лодку в северо-западном направлении. И он надеялся на то, что так долго продолжаться не может: рыба устанет, умрет, тогда можно будет подтянуть ее до лодки. Чтобы только она не потащила на дно. Прошло еще несколько часов. Рыба упорно тянула лодку и ни разу не выпрыгнула из воды.

Миновала ночь. Рыба тянула лодку, не меняя направления. Старик устал, но крепко держал жилку, которую перебросил через плечо на спину. Еще днем он вытащил мешок, где была ловушка, и расстелил сушиться. Теперь ему удалось обвязать тот мешок вокруг шеи, чтобы согреться. Да и веревка теперь не так больно резала плечо. Он теперь был сам в океане и думал: «Я ничего не могу сделать с той рыбой, но и она ничего не может сделать со мной». Огни Гаваны погасли. Теперь они продвигались медленнее. И снова старик пожалел, что мальчик далеко, он бы сам это увидел, и помог бы.

Он знал, что в старости человек не должен быть одинок, и понимал, что это неизбежно произойдет с ним. Старый напомнил сам себе, что на рассвете ему надо съесть тунца, потому что силы оставят его, а этого нельзя допустить. Он думал о рыбе. Кто знает, сколько лет прожила она на свете. Старом иногда становилось ее жаль. Ему никогда не попадалась такая большая, такая умная и сильная рыба, он мысленно разговаривал с ней. «Я не покину тебя, пока не умру», - пообещал ей старик.

Взошло солнце, а лодка так же тянуло вперед. Старый, хотел, чтобы рыба пошла по течению: это было бы свидетельством того, что она устала. Но солнце уже поднялось высоко, а рыба и не думала уставать. С севера прилетела маленькая птичка. Старик видел, какая она усталая. Ему стало жаль этой маленькой птички, которая решилась лететь через океан. Он разговаривал с ней, как с человеком, спросил, сколько ей лет, пригласил сесть на жилку, которую натягивали они вдвоем с рыбой.

Неожиданно рыба сіпнулась, и старик упал. Рыба стянула бы его в море, если бы старик не отпустил леску. Он почувствовал, как по руке текла кровь: жила разрезала кожу.

Прошло еще время. Старик чувствовал, что рыба устала: она тянула лодки уже не так быстро. Но и старый вконец обессилел. Он уже не чувствовал левой руки, в которой держал леску всю ночь. Он приказал себе поесть сырого тунца. Неожиданно жила перестала врезаться в руку старика: рыба поднялась на поверхность, и он впервые увидел ее. Рыба горела на солнце, голова и спина были темно-фиолетовые, а вместо носа - меч, длинный, как бейсбольная бита. Она была значительно длиннее, чем его лодку. Выпрыгнув на мгновение, рыба снова нырнула в пучину океана. Она потянула за собой лодку, и старик едва удерживал жилку: он не имел права отпустить рыбу. «На своем веку он встречал много больших рыб. Он видел немало рыб, которые весили более тысячи фунтов, и сам поймал своего времени две такие рыбы, но никогда он не делал этого сам-один».

Не имея никакой другой поддержки, старый десять раз прочитал «Отче наш» и «Богородицу», хотя и признавал, что в Бога не верит. Он убеждал себя, что чувствует себя лучше, и боль в руке не втамовувався. Старик не знал, сколько сил осталось у рыбы, но понимал, что своих надо беречь. Он должен доказать рыбе, на что способен человек, что она может выдержать. «Хотя, возможно, это и несправедливо», - подумал старик. Но ведь он говорил мальчику, что он необычный старик. «И он доказывал это тысячу раз. И что же из того? Теперь надо доказывать снова. Каждый раз счет начинался сначала; поэтому когда он что-нибудь делал, то никогда не вспоминал прошлое». Старик говорил рыбы: «Рибо, я тебя очень люблю и уважаю. И я убью тебя, прежде чем наступит вечер». А сам еще и подумал: «Если повезет».

Солнце садилось. Старик чувствовал, что силы в нем почти не осталось. Он вспомнил, как когда-то мерился силой с могучим негром, самым сильным человеком в порту; как целые сутки они просидели за столом в таверне, не выпуская руки противника со своей руки, как в конце концов старый победил. Он много раз принимал участие в таких соревнованиях, но оставил это занятие, потому десница ему нужна для рыболовства. Несколько раз он попытался бороться левой рукой, но и его всегда изменяла, он не имел к ней доверия. Теперь правой рукой он держал леску, зная, что сил в ней еще достаточно, а когда не станет, ее заменит левая рука. Над головой старого пролетел самолет. Тень его напугала летающих рыб. Старику было интересно, как выглядит море сверху, наверное, оттуда можно разглядеть его рыбу, если лететь низенько. На маленькую удочку попалась макрель. Теперь у старика было достаточно еды на ночь и следующий день. Сошли первые звезды. Он встретил их, как далеких друзей. Рыба тоже была его другом, но он должен был ее убить. «Я много чего не понимаю, - подумал он, - но как хорошо, что нам не приходится убивать солнце, луна и звезды. Достаточно того, что мы требуем пищу у моря и убиваем своих братьев».

Старик знал, что ему надо поспать и поесть, хотя он и не испытывал потребности делать это. Голова была ясная, а есть сырую макрель без соли было не очень приятно, но это надо было сделать, потому что впереди ждала изнурительная борьба. Он отдыхал не меньше, чем два часа, но не спал, все время ощущая вес рыбы спиной. Он не мог привязать леску до лодки, потому что тогда, дернувшись, рыба могла бы ее прервать. Он всегда был готов отступить немного жилку, если рыба начнет дергаться. Потом осторожно, стараясь не потревожить рыбу, перешел на корму лодки. Випотрошив макрель. В ее желудке нашел две твердые и свежие летающие рыбы. Обрезал из макрели мясо, добавил к нему летающих рыб, снова перебрался на четвереньки нос. Он упрекал себя, что много чего не предусмотрел. Если бы он весь день поливал нос лодки водой из моря и давал ему высыхать, теперь бы имел соль. Он заставил себя съесть сырую макрель. Потом старик сжал жилку правой рукой и навалился на нее всем телом. Тогда перехватил ее за спину левой. Он решил, что так он сможет поспать: если правая рука розіжметься и выпустит жилку, его разбудит левая, когда почувствует, как жилка убегает в море. Он привалився к борту, перенес тяжесть на правую руку и уснул. Сначала ему снились морские свиньи, тогда его лачуга в поселке. И только потом ему приснилось, как он стоит у борта большого корабля и смотрит на африканское побережье, которым гордо идут львы. Во сне старик был счастлив.

Он проснулся от резкого рывка, рука ударила его в лицо, а жилка стремительно бежала в воду. Ладонь его пылала; левую руку возвели коряги, он не мог сразу нащупать ней жилку. Наконец ему повезло, и старый, перебросив жилку за спину, схватил ее левой рукой. Его привлекло вплоть до носа лодки, и лицом он Прижимался к куска макрели, но не мог даже пошевелиться. Рыба прыгала в воде. Он заранее знал, что так будет, хотя теперь не мог видеть тех прыжков. Леска резала руки, он пытался только подставлять мозолистые части. Если бы рядом был парень, он бы намочил жилку водой, подумал старик. Рыба перестала прыгать и вновь потянула лодки. Теперь старик мог удержать леску левой рукой. Правой он черпнул воды и отмыл лицо от остатков мяса макрели.

Солнце всходило уже в третий раз с того времени, как он вышел в море, и только теперь рыба начала ходить кругом. Старый давно уже этого ждал. Он крепко держал жилку и каждый раз подтягивал рыбу ближе к лодке. Наконец рыба, сделав несколько оборотов, вышла на поверхность. Она то приближалась к лодке, то снова уходила. От усталости мысли путались в голове старика. Он вновь обратился к рыбе и сказал: «Ты все равно умрешь, зачем тебе надо, чтобы я умер».

Он собрал всю свою волю, остатки сил и гордости и «бросил все это против мучений, которые испытывала рыба, и тогда она перевернулась на бок и тихо поплыла рядом, едва не касаясь мечом лодки». Старик взял гарпун и что было силы вонзил его рыбе в сторону. Он почувствовал, как металлическое лезвие вонзилось в живое тело рыбы и продвигалось дальше. От натуги старого тошнило, голова наморочилася, но он «выиграл этот бой, теперь оставалась черная работа». Он привязал рыбу в лодку и направил его к берегу. Он имел право гордиться собой: рыба весила не меньше полторы тысячи фунтов, каждый из них он продаст по тридцать центов за фунт. Он думал, что даже знаменитый игрок в бейсбол, Ди Маджио, его и Манолінів любимец, гордился бы старым. Он думал, на что способен человек. То безразлично, что рук не чувствовал боли, что был крайне истощен, но рыбу он победил. Привязав ее к лодке, старый правил к берегу, размышляя, кто же кого на самом деле везет. И впереди его ждали новые испытания.

За час появилась первая акула, которая, почуяв кровь, начала преследовать лодку. Она подошла совсем близко и кинулась на рыбу. Старик, собрав последние силы, ударил ее гарпуном. Акула оторвала огромный кусок рыбы и пошла на дно, затащив с собой гарпун. Старик решил не сдаваться, хотя понимал, что теперь от акул не будет покоя. «Но человек создан не для того, чтобы терпеть поражение. Человека можно уничтожить, но нельзя победить».

Он заставил себя думать о чем-то хорошем, например, о том, что неуклонно продвигается к берегу. Старый поел сырой рыбы, отрезав от той части, где кромсали рыбу акульи зубы. Вдруг он заметил двух акул, которые хищно и уверенно плыли в лодке. Расстояние между ними и лодкой неуклонно сокращалась. Старик взял весло, привязал к нему чем, ведь гарпуна он уже потерял, и приготовился встретить хищников. Одна из акул подплыла под лодку и принялась кромсать рыбу снизу, вторая вцепилась в ту же сторону, что и предыдущая. Старик бросился на нее с ножом, привязанным к веслу. Только когда он попал в акулье глаз, и отпустила рыбу и пошла на дно. Но вторая акула все еще жерла его рыбу, а он даже не видел ее. Старик поставил парус и развернул лодку, заставляя акулу показаться над водой. Увидев ее, он попытался вонзить нож ей в спину, но не пробил толстой кожи. Тогда он снова поднял весло и попал в глаз. Акула повисла на рыбе. Старик перевернул весло другим концом и вонзил его в акулью пасть, отрывая ее от своей рыбы. Он не мог думать, сколько акулы съели мяса, и знал, какой широкий кровавый след оставляет рыба в воде. Теперь акулы не дадут ему покоя. Следующая приплыла акула сама. Старик дождался, пока та вцепится в рыбу, и ударил ножом. Лезвие не выдержало и сломалось, хотя и эту акулу он убил. У старого остались лишь весла, багор и дубинка. Он знал, что не сможет убить акулу дубинкой: он был слишком стар. Он попросил прощения у рыбы за то, что вынужден был убить ее, и корил себя за то, что так далеко зашел в море.

На закате напали еще две акулы. Старик бил их дубинкой и хотя не убил, но отогнал. На свою рыбу он старался не смотреть, потому что там осталась лишь половина. Он не мог с ней теперь разговаривать; вспоминал людей, мальчика, который, видимо, волновался. Подумал, что и старые рыбаки, и молодые тоже беспокоятся: «живу я среди хороших людей». Старик рассуждал о том, что счастье приходит к человеку в любом виде, поэтому разве его всегда узнаешь? Ему сейчас нужно было совсем немного для счастья: он ждал, когда покажутся огни Гаваны. Около десяти он увидел те огни и понял, что скоро войдет в Гольфстрим. Старик совсем не хотел драться, и в полночь снова напали акулы.

Теперь старик знал, что борьба бесполезна. «Они напали целой сворой, а я видел только полосы на воде, которые чертили их плавники, и мерцание, когда они бросались рвать рыбу. Он бил их головы и слышал, как лящать их челюсти, лодка дергается, когда они хватают рыбу снизу. Он бил дубиной то невидимое, мог только слышать и чувствовать, и вдруг что-то ухопило дубинку, и дубины не стало». Тогда он вырвал румпель из стерна, схватил его обеими руками и снова бросился на акул. Но те возвращались и жрали рыбу до тех пор, пока не осталось ничего. Тогда они отстали. Старик с трудом переводил дух и чувствовал во рту привкус крови, он даже испугался. И скоро все прошло. Он харкнув в океан и сказал, обращаясь к акул: сожрите и это и представьте себе, будто вы сожрали человека. Старик вставил румпель и направил лодку к берегу. На веревке он тянул только скелет красавицы-рыбы. Ночью акулы набросились на тот костяк, но он не обратил на них внимания. Теперь он мечтал только добраться до постели, ведь постель для уставшего - то великое благо.

Когда старик вернулся, в поселке все уже спали. Помочь ему было некому.

Он сам снял и свернул парус, навалил на плечи и полез по крутому склону вверх До поселка. По дороге он упал, но встал и, несколько раз останавливаясь отдохнуть, дошел до своей лачуги. Поставил парус, напился воды и лег на свою кровать, застеленная лишь старыми газетами, накрылся одеялом и перевернул ладони кверху. Он спал, когда утром пришел мальчик. Дул сильный ветер, и ни одна лодка не вышел в море. Мальчик убедился, что старый дышит, потом увидел его руки и заплакал. Он вышел, чтобы принести старом кофе, и плакал всю дорогу до ресторана. Возле лодки старого собрались рыбаки, разглядывая то, что к нему было привязано. Мальчик не спустился туда, потому что уже видел тот костяк, а лодка старого один рыбак обещал следить. Увидев малого, кто-то спросил, как там старый. Он ответил, что тот спит, и попросил не беспокоить старика. Мальчику было безразлично, что рыбаки видят, как он плачет. В ресторане он попросил кофе с молоком и сахаром. Хозяин предложил ему взять еще что-то. Но парень отказался: надо же знать, что старом можно есть. Он вернулся к старому и ждал, пока тот проснется. Когда старик проснулся, то первое, что он сказал, было: «Они меня победили, Маноліне». Малый утешил: ведь он одержал победу над рыбой. Отныне, пообещал парень, они будут ходить в море вместе. Старик был уверен, что ему больше не повезет. И мальчику то безразлично: он сам принесет старом счастья: «...я еще многому должен научиться у тебя, а ты можешь научить меня всего на свете». Старик попросил принести газеты за те дни, когда он был в море, отдать его голову рыбы рыбакам на приманку. Когда мальчик спускался вниз по каменистой тропе, он снова заплакал.

В тот день на Террасу прибыла группа туристов. Увидев скелет, одна из них спросила, что это такое. Официант ответил: акулы, и хотел было объяснить, какая трагедия здесь произошла. Но туристка не слушала, а обратившись к своему спутнику, сказала: «Вот никогда не знала, что у акул такие красивые хвосты».

Старик в это время спал в своей лачуге. Сон его охранял мальчик, «старику снились львы».

Комментарии посетителей к произведению "Хемингуэй Эрнест - Старик и море (подробный перевод) сокращенно":