Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |

Я - маргинал шесть... прием! - Деркач Сергей

Раннее утро. А возможно, уже и день, кто его тут разберет. Да и в конце концов, сейчас не это главное...

С невероятными усилиями розтуливши закислені, слепленные воедино мутные глаза. Хозяин взглянул на нависавше над его ложем грязное, засиджене мухами окно. Сквозь засаленные, неопределенного цвета занавески пыталось пробиться такое же бледное, смутное солнечный свет. Поэтому первый, и однозначный вывод, который спал еще, замакітрені, заторможенные мозги, - на дворе уже точно не ночь! Однако подобное, абсолютное знание почему-то совсем не порадовало эту заурядную личность, которая пыталась сейчас вернуться в сознание. Собственно, в черту разница - день, ночь, но еще какая-то ерунда, разве сейчас это главное. Сейчас вопрос стоял даже и не с похмелья, это уже потом, после того..

Бред №1:

“Вся страна замерла, застыла в интригующе - нетерпеливом ожидании, что же на самом деле случилось с их улюбленецею? Как же так? Где же справедливость...”

Медленно поднимались мысли из глубины мозга гламурно-интригующей волной, будто тот мур с потурбованого дна кристально-прозрачной, врожденной лужи.

И так, глаза открыты, пересохшие и одновременно распухшие губы розтулені. Язык же в сухом, зашкрубленому ротовом отверстии, поворушившись, заторохкотів небом так, будто был вовсе и не мягким отростком, частью организма, таким себе сырым куском мяса, а минимум языком церковного колокола. По крайней мере подобная ассоциация возникнув на мгновение, так же неожиданно и исчезла где-то в бездонном провале пустой головы. Оставляя по себе, что-то вроде неудачной попытки заматюкатися ввод того, что даже плюнуть было нечем, до такого состояния все там пересохло...

К тому же и сброшен на пол, безнадежно мертвый радиоприемник с выжатыми из него, выбившимися наружу кишками...и кто это его цбив?

Не успела голова врубиться куда и к чему, вдруг...о ужас! С подоконника, где из-за накопившихся там бутылок-банок и всякого другого хлама, мощно-натужно поднялась какая-то черная, безформенна пятно. А впрочем, этой самой пятне подобная неопределенность совсем не мешала заслонить собой такое же зыбкое солнечный свет.

Выполнив несколько хаотично-медленных движений-виражей, пятно наконец вышла, так сказать на стартовую позицию, завидев интересующий ее объект наживы. На мгновение замерев, завишаючи на месте, как будто прикидывая-определяя оптимальный маршрут, чудовище наконец двинулась вперед.

Правда жертва всего этого не видела, точнее может и видела, но не осознавала то это точно. Собственно, знал он один, - черная точка, стремительно увеличиваясь в размерах, неслась в его сторону... И вот настал тот миг, когда черная туча заслонив собой практически весь оконный проем на полной крейсерской скорости столкнулась с чумной, зкуйовдженою головой хозяина. То же, парализованный ужасом, заціпенілий так и замер на месте с отвисшей челюстью, с выпученными глазами и моментально ставший сторчака грязным, давно нечесаным волосам.

-Из-же-ууу-чмок! - и морда лица обреченного хозяина уже белая охвачена хрупкими, многочисленными, ножками, густо покрытыми такой бархатно-мягкой растительностью... Вот если бы еще острые, жесткие крылышки остановились прекращая зловещее трещать, то...

Невтримавши равновесие, от такого бешеного-стремительного нападения, жертва с приглушенным воем так и сковернулась из своего логова. Еще мгновение и поверженный Властитель жизни начался полом, поднимая облако пыли и натыкаясь на разбросанные вокруг самые разнообразные вещи. Одни, такие, как например пустые бутылки, дзенькнувши шарахнулись врассыпную, как будто ожившие кегли, другие, более монументальные, а следовательно и неподвижные предметы, стойко выдерживали накатывая на них волны ударов от борсаючогося на полу тела.

И вот, на очередном вираже, жертва наконец підкотилася под свое невысокое логово, ударившись головой о підтримувавшу ложе подпорки и одновременно прижимая к ней прилежну к морде впросак. А дальше, ценой невероятных усилий, ему в конце концов удалось и вообще оторвать от себя врага. Крепко сжимая его в зімкнувшихся мертво-стальным захватом руках, освободил шийся Хозяин тут же и сам бросился в атаку. Лязгаючи ошкіреними зубами он пытался ухватить агрессора за голову. Но, вот беда, голова не влезала в рот...

Приходилось хитрить..., хотя и не долго. Умудрившись, извернувшись как-то боком, он все-таки всунул в рот голову врага. Гілльйотина со зловещее-металлическим шумом щолкнула, прекращая борьбу очередной существа геройски возложив на жертвенник свою никчемную жизнь ради банального питания.

Откусив часть чудовища победитель тут же выплюнул ее, а так как собственно ему еще не было чем плюнуть,то председатель будто и пустая кастрюля подпрыгивая покатился полом,издавая при этом такой же сомо характерный звук. Тяжело дыша, какую-то минуту Хозяин лежал неподвижно, тщетно пытаясь собрать в кучу и без того немногочисленные мысли, а теперь и вообще повилітавши неизвестно куда...

Неуклюже шелохнувшись ему все же как-то удалось выровняться. Чтобы еще хотя бы руки были свободны...

Медленно переведя взгляд на свои ладони, он с удивлением обнаружил, что они все так и продолжали зтискувати мертвое тело повершеного врага. Увиденное открытия несомненно понравилось.

-Уууу..., с-сука..., - изобразив на морде что-то вроде довольной гримасы, Обладатель жизни изо всех сил метнул свой трофей в ту сторону, где за минуту до этого исчезла и его председатель.

Теперь наконец можно было перевести и дух. Підповзши еще немного, Хозяин прислонился спиной об опору своей кровати. Собственно именно кровать выглядело довольно-таки странно, скорее напоминая собой нары, а еще более славные рускіє палаты с не менее славных, едва не легендарных изб. То, что те рубленые чумы топились по-черному, то это обстоятельство лишь добавляла экстрима, во всяком случае подобным наследием их потомки гордились. И что там гордиться! Они и сейчас, в XXI веке так же жили, как и их билінниє богатыри...

Правда современные полати несколько отличались от своих исторических предшественников, прежде всего частью материала, из которого они были изготовлены. Конечно, не хай-тек технология, но тем не менее, - опоры сборки с монолитно-надежных шлакоблоков. Они были настолько прочными, что даже выдержав мощный таран хозяйским роговым отсеком, не сдвинулись с места ни на йоту. Собственно, на этом вся современность и заканчивалась, ведь дальше сам настил состоял из обычных досок, сверху заваленным кучей грязного, вонючего тряпья...

- Сука... - еще раз повторила существо, одновременно медленно оглядываясь вокруг.

На этот раз интонация, которой произносилось многозначное слово-определение свидетельствовало о том, что говоривший был явно чем-то недоволен. Наверное тем, что видимость в помещении после ожесточенной борьбы прочь ухудшилась. Освещенный косыми солнечными лучами пыль, поднявшись с пола теперь стоял в затхлом воздухе такими себе сплошными полосами. Создавая достаточно фантасмагорическую картину. А так как тєло находилось чуть ли не в эпицентре освещенного пространства, то оно не в состоянии было увидеть, что происходит за его пределами, где-то там, в глубине помещения, Сейчас оттуда, из недосягненої далека до него долетали лишь какие-то приглушенные, чавкаючі звуки, иногда исторически-доволен, едва слышный смех. Но в целом ничего, чего-то такого понятно-человеческого.

А в том, очевидно все то мало его интересовало...

Відліпившись от такой удобной подпорки Хозяин жизни четвереньках направился в одном ему знакомому, нужно-понятном направлении. Откинув резким, решительным движением со своей дороги трапившогося ему перекинутого, с отсутствующим одной ножкой стула, путник наконец остановился, удовлетворенно зригнувши. Теперь он находился уже за гранью освещенного ненавистными бдительными полосами пространства. Итак, теперь он мог видеть, во всяком случае видеть то, к чему так настойчиво пытался добраться. Понятно, что здесь, всего лишь за каких-то несколько метров от полатів, пыли было отнюдь не меньше, но солнце сюда не достигал, а следовательно, и пыли не висвічувало.

Только путешественник добравшись до цели остановился, как подлый смешок усилился, более того, казалось,что он уже был готов в любой момент разразиться истерическим хохотом. Но на подобное обстоятельство тєло не обращало внимания. Стоя на четвереньках на четырех конечностях существо сосредоточенно и внимательно всматривалась в стоял шей на полу, прислоненный к стене грязный, засиджений мухами и щедро забрызганный какими-то мутными пятнами немалый кусок зеркала. А так как видимость все же очевидно была недостаточной, то подобие хомо сапиенс начала то приближать голову к зеркалу, а то отдалять от него, одновременно наклоняя ее поочередно из стороны в сторону. Наверное пытаясь сфокусировать свой взгляд на том размытом, похмельный изображении.

- Еееее.., - промукала существо, с невероятными усилиями заворушивши губами, как будто пытаясь прочитать нарисованное наискосок, через все зеркало кривыми рисование какое-то слово.

Промукавши еще несколько тщетных попыток, Обладатель жизнь наконец відліпивши от пола правую руку поднес указательный палец к стрибавших в різнобіч непослушно-посвященных букв. Упершись заскорублим перстом под первый знак, он вроде как зафиксировал, решительно останавливая хаотическую свистопляске и, как это не удивительно, очевидно ему все-таки удалось их приструнить, во всяком случае упражнения по грамматике пошли теперь намного быстрее и качественнее.

- Еееее.., сука, - четко слышалось доминирующее над всем остальным все то же знакомое и емкое определение. - Ееее..., но.., еле-н.., - безнадежно застопорился чтец, прочитав всего лишь одну третью довольно-таки длинного слова.

Дальше дело отказывалась двигаться. Мычание и топтания на месте результата не имели. Не помогало даже и скребки по стеклу загнутого ногтя, с достаточно широкой, черной полосой на самом его краю, контрастно виділявшоїся даже на фоне в целом серо-грязного пальца.

- Элен.., во сука! - злобно заревела существо.

Следствием такого нетерпеливого порыва стало размазывание по поверхности зеркала сделанного красной помадой надписи.

- Ууууууу!!! - громоподобно протрубил Хомо - Хазяїно - Сапиенс, и что было силы, протаранил лбом проклятый зеркало вместе с еще более ненавистным, посвященным очерком на нем.

Хрупкое стекло тріснувши, мгновенно рассыпалось на бесчисленные кусочки. Однако далеко не звон разбитого стекла доминировал над неожиданно выбросив звуковым наполнением окружающего пространства. Почти одновременно с этим от мощного удара головой в стену, казалось что застукотів весь дом. А впрочем, так возможно лишь только казалось, и загудела вовсе не здание, а непосредственно пустая башка атакувавшого Хозяина. Буцнувши стену еще раз пять, тот, наконец, тут же грохнулся на пол. Возможно даже на какую-то секунду-другую и вирубившись.

- Хи-хи-хи-хи-хи! - хохотать из дальнего угла, к этому времени еще не освидетельствованного территории помещение. - Хи-хи, Янєк, с доблим утлом.

Тєло пойорзавши рылом по потрощеним зеркальным осколкам, освежая их своей собственной кровью, что неожиданно начала вытекать из разбитой, порезанной головы, медленно встал. Росівшись на полу оно тупо витріщилось на разбросанные перед ним результаты своей работы.

- С доблим утлом, Янек.., далай палесу...

- А-а.., - медленно повернув голову на звук, промычал Хозяин.

- За.., за.., за.., - заклинило беднягу.

- Кала, нада лалы плалить...

- Сука-а-а.., - переменилась пластинка в хомо сапиенса,и он соглашаясь, закивал головой.

Между тем таинственным весельчак и добровольный помощник уже приближался к потерпевшего лица, переставая шкірити в идиотском оскале остатки гнилых зубов и одновременно не покидая интенсивных попыток поднять вялого, напівстоячого своего члена. Вообще-то эта личность, еще один житель и непосредственный подчиненный Хозяина, выделялся среди других не самое колоритное, во всяком случае бросался в глаза постороннему, неискушенному посетителю первым: в этот утренний час, а возможно и не совсем утренний, неопределенного возраста, а в некоторых случаях и пола субъект выглядел чистым, невинным немовляв, из одежды на нем был лишь головной убор и засаленные, с повідриваними пальчиками перчатки. Если конечно не брать во внимание сплошь пестрит голое тело, покрытое синими татуировками, - чего там только не было! Начиная с наколотых на плечах погон какого-то неизвестного звания; поддерживаемого крылатыми ангелами мощному цепи звисаючого до пуза огромного креста; огромной, на всю спину православной церкви и заканчивая особенно выразительными , наколотым на жирной жопе чертом-кочегаром, упорно кидаючого лопатой уголь в ненасытное жерло топки, которой служило дупло обладателя пестрых картинок. Относительно множества других мелких тату, то их вообще невозможно посчитать. Одной же из недавно приобретенных новых творений, заполненных в отличие от предыдущих в цвете, красовалась наколота на пузе с одной стороны добела, а с другой неизменная барсєтка. Как говорится, положение обязывало...

- В мелет с утла паланьсє всьолавно не стоит.., а Сосо падолзе.., куда она нахлен ділесь.., - начав говорить теперь у него ни на минуту не закрывался рот, извергая наружу совершенно непонятен словесный поток.

Правда виголошувана речь, ему отнюдь не мешала выполнять намеченную дело по спасению пострадавшего. Получив согласие Янека, голая тварь перестав дергать туда-сюда своего члена теперь срывала с него прямо на голову, на порезанное лицо мощный, шипящий струю. От розбивавшогося об спасательный объект струи мочи, во все стороны веером летели брызги приобретая красный цвет, омывая дизенфікуючою жидкостью полученные повреждения.

- Ооооо.., халасо.., да, Янек?

- Сука.., целься поточнєє! - загарчавши, неожиданно воскликнул Хозяин приказ.

- Ага-ага! Сталаюсь-сталаюсь! - мгновенно отреагировал пожарный-врач, подступая еще ближе наклоняясь над своим клиентом, едва не касаясь членом-шлангом и впрочем подобное мероприятие было нелишним ведь струя недолго оставался мощно-упругим, сейчас интенсивность его заметно упала, а через секунду-вторую и вообще непрерывный поток остановился. Теперь уже моча чвіркала с члена рывками и спасатель-целитель, наверное, чтобы больше выжать из себя живой влаги начал делать различные, маятникообразные движения тазом вперед-назад. Естественно, что подобные упражнения не в состоянии были возобновить струю. Зато сам член от таких интенсивных, поступательно-скользящих движений неожиданно начал оживать буквально на глазах, приведя своего обладателя в большой возбужденно-радостное состояние. Почувствовав под руками все нарастающую упругость и размеры своего амурного мышцы, спаситель мгновенно забылся только за выполняемую спасательную миссию. Выдав радостно-захватывающее хрюканье, он с еще большей настойчивостью начал мастурбировать.

- Карпуха, сука.., пашол на х... вот сюда! Иди вон на Сосану дрочи! - взревел Хозяин жизни отодвигая от себя своего благодетеля.

- Ага-ага! - заверещавши по-поросячому, Карпуха опрометью бросился в угол помещения, в котором он, собственно, и находился до того времени, когда понадобилась его помощь.

Прямо с ходу он грохнулся на лежавшу на полу кучу тряпья. Продолжая довольно хрюкать Карпуха захився поспешно попирсатися в этой куче хлама, раздраженно відшвирюючи попадал шей в руки хлам во все стороны. Проведению раскопок осложняло еще и то обстоятельство, что приходилось работать лишь одной свободной рукой...

Наконец, среди, в общем серо-грязной массы, блеснуло еще одно голое тело, сначала ноги, а дальше уже и сама большая туша. Докопавшись с такими невероятными усилиями к новому вожделенного объекта, Карпуха теперь был вынужден пустить в работу и вторую руку, которая все это время была занята истерически интенсивной мастурбацией, так сказать поддерживая неожиданно оживший струмент в рабочем состоянии. Правда пустился он своего члена не надолго, всего лишь на минимально-необходимый время нужно, чтобы віддягти в сторону одну из ног спящей пассии. Ноги же у Сосанни были в объеме одна, как у Карпухи две собственных. Поэтому, чтобы сдвинуть такое мясо другу руки явно не хватало.

Однако и эта операция длилась недолго. Поэтому в следующее мгновение, едва образовалась приемлемых размеров ущелье, как Карпуха сразу же и бросился туда, вонзая.., да куда там вонзая! Посаджуючи своего столбняка в заросшее густой, непролазно-черной растительностью пропасть в том месте, где два соседних горных хребта сходились до кучи.

Истерично-удовлетворенное хрюканье усилилось, дополняясь теперь уже и другими чавкаюче-хлюпаюче-булькаючими звуками, каким-то сопением, воем-стоном т.д. Потом что-то еще и репнуло, заливая и без того затхлый, вонючее помещение, таким бздом!!!

А впрочем, на подобные мелочи никто не обращал внимания. Тем более, неутомимый трудяга, голая задница которого сейчас двигалась туда-сюда особенно интенсивно. Именно в такие вот кульмінаційно-динамические моменты, наколотый черт-кочегар оживал. И чем быстрее двигалась жопа, то тем живее он работал лопатой, швиряючи в топку уголь...



Два

Тем временем, на другом краю их зажатого вселенной Хозяин, отряхнув с себя, что собака, остатки питательной влаги, решительно двинулся на поиски одному ему известной цели: глазурь.., сенсация... интрига...

- сука.., не то..

Гугнявив себе под нос Хозяин, рачки обходя свою вотчину и одновременно заглядывая в разбросаны полом разорванные газеты, и плотно исписаны, такие же лоскуты школьной тетради:

“Перед экзаменами рекомендуется заниматься сексом!” - бросился в глаза яркий заголовок.

Дальше больше:

“Мужчины, имеющие детей, живут дольше...”.

- Пєрдович, что пишут? - Ян остановился возле очередного логова розташувавшогося пол столом.

На полу, на брошенном между ножек их кухонно-письменно-пиршественного стола, замызганном матрасе жил ли не самый образованный коммунар. Удобно расположившись на своем, в лижаку, подняв под голову вместо подушки фуфайку. Пєрдовіч усиленно поглощал прошлогодней свежести случайно попавшую ему под руку газету.

Собственно Янек, на правах хозяина, старшего их тесного, сплоченного коллектива, только он один имеет в своей собственности и в соответствии распоряжении настоянный кровать, время от времени позволяя спать рядом с ним и кому-то из подчиненных за особые заслуги. Все же остальные стали прямо на полу. Правда и среди этой, на первый взгляд, вроде как равенства выделяли и свои элиты. Например, как тот же Пєрдовіч, как-никак, а в недалеком прошлом демобилизован шахтер имел некоторые льготы, в отличие от других у него был хотя бы крышу над головой. И неважно, что в виде крышки стола.., многие поглядывал в его сторону завистливо - кровожадными взглядами...

Неспешно передвинув на лоб очки, привязанные к председателю вытянутого с резинкой трусов, знаток наконец произнес.

- Тимошенкін рейтинг апять стаїть...

- Да-а.., - задумчиво-протяжно вытаращил глаза Хозяин. - Вот так всегда!

- и в НАТО нас нєбєрут.., - спокойно, будто ничего и не случилось вел тот дальше, - здесь єщьо пра светскую львицу пишут...

- А.., пра нашу Сосану?

- Нет,-и Лада Литовский...

- Лада? Эта машина такая называется, - зморщивши лоб, решительно возразил Хомо Хазяїніус. - Я знаю, кино видел совсем несмотря на какие-то возражения, - у вас наступаєт успєшний пєріад жизни.., каторий прінєсьот над знанам размишлєній.. суеты и Юпитера... Паетому сматрітє философские на сітуацию...

Пододвинув к себе ногой лежавшу неподалеку поржню бутылку из-под водки, Янек понюхал ее, а потом опрокинув попытался вытряхнуть из нее хотя бы каплю жидкости себе в рот. Недобившись желаемого результата, с озверевшим оскалом зубов он бросил ненужную тару в дальний угол комнаты. Бутылка, дзенькнувши об лежавше там переброшенная ведро разбилась. Новый, разный звук полоснул по мозгам яркой вспышкой, словно молнией прошивая насквозь вирувавшу там муть.



Бред №1:

“Вся страна, вся передовая, сознательная общественность который день подряд находится в интригующем оцепенении... Одна из наших, из ярчайших представительниц гламурно-элитного бомонда... Звезда! Звезда! Звєздєнь! Куда там.., ЗВЄЗДІЩЕ!!! Попала в ДТП...”.

- Во сука! - воскликнул Обладатель жизни и одновременно ударяя себя ладонью по лбу. А дальше уже и самой затылком о мощно-надежную ножку стола возле которой он сидел, опираясь на нее спиной, от чего на самом столе сполошившись поднялся целый рой мух. - Ну конешно.., авария! Прідурак конченный, забыл... Слышь, а что там за аварию пишут?

- Аварию? - деловито переспросил чтец, снова опуская на должное место очки.

Пердовіч, нж тами душу! - умоляюще-очікуюче взмолилося тєло.

- Есть за аварию... В Индии, автобус с паломнікамі-альпинистами упал нахрєн в пропасть..., есть патєрпєвші...

- А кто же виноват? - вполне серьезно последовало справедливо-логичный вопрос.

- Ну-у.., - раздался жуя губами образованный бывший шахтер, - пока сложна сказать, идет попєрєднє расслєдованіє... Я здесь сдєлаю намєтку. Вазьму ета дела на кантроль...

- Сука! - неожиданно взорвался Хозяин вскакивая вновь на четыре конечности, становясь раком. - Пєрдовін, ты чо тупіш мне?! Какая нахрєн Индия??? Я тебя спрашиваю за аварию в акторую папала наша звезда... Ты чо, не панємаєш?! Ведь дажилі уже да ручкі.., из-за этих уродов-тупарилих, этих пжшеходав.., из-за штага быдла нашей елітє уже нєгдє и приєхать! Ты панімаєш пра што я тебе говорю?

Наклонив вперед голову и одновременно закатывая глаза под лоб, таким образом пытаясь смотреть на своего буйствую чего собеседника поверх очков, демобилизован шахтер зосередженно молчал.

- Карпуха! Куда же ты падаль суниш?! - неожиданно загремело в недалеком углу, тем же рубя под корень только что рожденный много-оценивающий конфликт.

Все головы мгновенно повернулись на звук, приковывая к нему свои взоры. Сразу же по этому, ритмично мельнувши Капрухина жопа вместе с кочегаром замерла, а в следующее мгновение оживше под ним тело втиснувшись задрал вверх ноги. Ловко и ловко подцепив незваного любовника ногами, и катапульта, с легкостью отбросила от себя беднягу. А он же так старался...

Поднявшись в воздух и пролетев несколько метров вольным птицей, сопровождая свой полет душероздираючим воплем, Капруха на полной скорости ударился спиной в стену, задевая боком прибитую полку со стоявшими на ней несколькими пустыми кастрюлями-мисками и другим хозяйственно-кухонным хламом и т.д. Посуда загремів-зазвенел и все это вместе с голым телом рухнуло вниз.

Еще мгновение и все затихло. Незадачливый любовник лежал бесформенной, безжизненной массой в перемижку с кухонной утварью. Свидетели тоже молчали. Одна лишь швицкая львица негромко матерясь пыталась подняться на ноги. Наконец ей это удалось. Представши на обозрение публики, во всей своей ужасно-прекрасной красоте, Сосанна заглядывала себе между ног, пытаясь поймать волосатым, злипшимся от слизи центром композиции солнечный луч. Лапнувши себя между ногами растопыренной ладонью, а потом понюхав ее швицкая львица поморщившись выдала, бросая укоризненно-оскорбительный взгляд на Хозяина.

- Янек, ну шо за дела?! Я же вчера всем официально заявила.., у меня начались критические дни! Паетому нахрєн сюда идут все, что папала.., - эмоционально-истерическую речь образцовая девица заканчивала уже не так громко, вновь переключив свое внимание на турбуавший ее объект.

Теперь она уже шурувала там уже двумя руками и нахождением на полу какой-то пристальным, грязной тряпкой. Началось интенсивное наведения порядка, в рамках такого себе утреннего туалета.

- Слышь, Сосана, - спохватился Хомо Чєловєкуус, - ты вчера рисовала на зєркалє имею новую должность...

- Ну?! - перестав приводить себя в порядок остановилась львица, выпучив глаза на говорившого.

- Что, ну? - переспросил Хозяин.

- Ну? - промукала и снова.

- Ты чо, дура, буксуєш?!

Сосанна же не долго думая пожбурила міжногі Янеку свою тряпку, которой только что підтералася.

- На капо хвост пушиш, начальник?! - зайшлася неистовым хохотом-ржанием гола бабега.

- Ну ты.., то.., - запутавшись в наброшенной на голову паранжі, недовольно бубнил себе под нос Обладатель ЖИЗНИ.

Между тем поднявшись вокруг весело-радостный гвалт, очевидно доложився и так неудачно приземлившогося парашютиста. Во всяком случае последний медленно приходя в себя, начал шевелиться в своем углу.

-Господи - Боже-святой-мой праведный! - сплеснувши мокрыми, липкими ладонями так, что аж в ушах залящало, львица опрометью бросилась спасать своего любовника. - Как же это я за тебя забыла.., - жаловалась заботливая женщина, наклоняясь над потерпевшим и злобно-енегійно расширяя во все стороны потраплявші под руки и заважавші ей горшки.

- Рип-ппп-пррр.., - вырвалось мощной, конкретно-чєловєчаскій звук с огромной задницы нахилившоїся над Капрухою Сосанни. Здавлося, что от неожиданного напряжение жопа репнувши пополам, сделалась еще большей, розсунувшись в обе стороны до неохопних границ.

- Ой ты же мой Капрушка-АУшка.., как это так получилось?! - квоктала, словно наседка, дородная женщина, совсем не учитывая пролунавший позади нее взрыв. - Иди сюда, мой хороший...

Только заботливые руки подхватили с пола человеко-подобный объект, как спасенный и себе ухватился мертвой хваткой за нависавші над ним огромно-безграничны цицькі-ведра. Высунув язык и пуская слюну, перемешанную с соплями, Капруха одновременно пытался еще и поймать губами непослушных соска, все время вислизавшого с его ограниченного сектора действий. Собственно, у бедняги не получалось еще и потому, что он просто растерялся, за какую именно сиську хвататься, шарахаясь то одной к другой. Хотелось же наверное все и сразу, а так не всегда получалось. “Неужели это все мое?!!!”, - наверное кружилась в голове подобная мысль, во всяком случае имела бы кружить, чтобы она в этот самый момент способна была думать...

- Мой маленький..,пошли ко мне, щас все тебе сделаем хорошо.., - между тем ласкала заботливая швицкая львица учтенного парашютиста возвращая его на свое ложе.

- Береги Мозг, Сосана! - прозвучал откуда-то дельный совет.

- Да, да.., канеш.., мазгов у нас мала, нада их бєрєчь.., - очень любвеобильно-осторожно гладила она своим немалым ладонью голову любовника, плотно-надежно защищенную, зажатую мотоциклетным шлемом.

От удара о стену шлем несколько зсунувшись на сторону пере кособочився, что в свою очередь исказило и саму голову Капрухи-АУ. Хотя, наверное благодаря тому же шлема парашютист-экстремал-виртуоз состоялся минимум легким испугом, для предотвращения подобных передряг и носился этот необычный головной убор.

Хотя, если быть точным до мелочей, то шлем не просто одевался, он собственно и никогда не снимался с головы, во всяком случае ни один из жителей их коммуны не смог бы с уверенностью утверждать о том, что ему когда-нибудь приходилось видеть своего коллегу, соседа без такого удивительно-неизменного атрибута жизни. Поговаривали, что под шлемом располагался уже непосредственно и сам мозг, то есть именно этот пластмассовый панцирь и был теперь непосредственно черепной коробкой.

В прошлом Капрухи, как и большинству из обитателей убежища никто не знал, но, опять же, поговаривали, что он, в относительно недалекой истории когда-то работал в милиции, а точнее в ГАИ. Поэтому на той нелегкой службе бедняге где и надло в голову. Собственно, многочисленные мифо-легенды ограничены вокруг засекреченной личности Капрухи - Автоматічєского Удовлєтворітєля, как прозвали его за непрерывную неутомимую мастурбацию своего члена и постоянную готовность всунуть его в любой более-менее живой отверстие, хотя, как правило чаще вставляли ему самому, так вот, скорее всего подобные слухи имели под собой реальную почву, хотя сам он никогда не распространялся по этому поводу. А впрочем, зачем говорить, когда все и так было викладане что на ладони, то бишь голове: белого цвета пластмассовый шлем представлял собой вроде как розтятий пополам арбуз, дальше, нижнюю часть дополняла кожаная составляющая, плотно облегая, закрывая уши и шею. То есть вся эта конструкция на сегодняшний день была уже наверняка стойкой, конкретной бутылкой, где так родом из 60-70-х годов. О том, как крепко-надежно крепился шлем с головы свидетельствовал затянут под подбородком, врізавшийся в жировые складки ремешок. Нечего было и пробовать снять эту оболочку, разве что вместе с башкою. А так как, к тому же еще и козырек был отломан, то пластмассовая полусфера плавно, незаметно переходила в густые, лохматые брови своего хозяина, надежно пряча под собой и лба. Зато на самом шлеме, над тем местом, где должен был бы теоретически находиться лоб, красовались большие, синие буквы складавші всіім известный надпись и соответственно давая ответ относительно исторического прошлого засекреченной лица. Правда, на аббревиатуре “ГАИ“ вся понятность и заканчивалась - поперек шлема, от уха до уха и через макушку такими же огромными, ярко-красными цифрами значился 5-ти, 6-ти значный номер. Поэтому именно этот номер и загонял всех в тупик. “Ето спєциальний код для идентификации бойца-гаїшніка с вертолета!“ - авторитетно объяснял всезнающий демобилизован шахтер Пердовіч. «Или со спутника, типа GPS...» - дополнял кто-то из толпы...

А впрочем, интрига сохранялась. Зато с тыльно-затылочной частью гаїшно-мотоциклетного шлема-головы, все выглядело четко и конкретно-однозначно. К Капрухиної затылке надежно-пожизненно был прикручен двумя болтами самый обычный, такой, как правило цепляют на бризговинах грузовиков свет отражающий треугольник.





Три



- Ага, значит вот такая благодарность за всю мою доброту душевную, уважаемый Януарий Варфоломєіч, - неожиданно появилась в дверях фигура, бросая местном Обладателю жизни убийственные упреки.

Все моментально замерла, в ужасном оцепенении пялится на глас хозяек.

В помещении наступила гробовая тишина, даже мухи перестали тяжесть этого бремени, и лишь один Капруха не обращал внимания на минувше откровение, - наконец поймав слюнявыми губами сосок, он теперь плямкаючи осатанело сосал его, втягивая в себя с такой силой, что аж адский кочегар зашевелившись снова заработал лопатой...

Между тем все взгляды в'ялися в мессию, что стоял в проеме двери. Окруженный ярким ореолом, созданный світившим ему в жару солнцем, пришедший представлял собой на данный момент по меньшей мере истину в последней инстанции.

А впрочем интригуя-сенсационное таинство длилось не так уж долго. Сделав шаг вперед, как будто ступив из райских за горизонтов на грешную землю, вся торжественность момента тут же и исчезла, растворившись в окружающей реальности. Да и одета истина была соответствующим образом: растопленные, кирзовые сапоги щедро измазанные, залепленные уже сухой грязью, сверху которой поналипала еще и свежая, сегодняшняя; милицейские брюки-галифе; украинская замизкана вышиванка подпоясанная солдатским ремнем с вплоть позеленілою жестью. С вычеканенной на ней серпа то-молотастою пятипроменевою советской звездой, такой типаж аля-шароварнина, в шаблонно-плоском представлении пост-коммунистическо-тупорылого, мелкого начальника-чиновника; довершая венчал композицию лихо загнутый на затылок лысого черепа фуражку, изготовленный из непонятного материала и такого же неопределенного цвета. Все это выше обозначенное наряд, было натянутое на уродливо-безформову массу заплившого жиром свино-подобного тела. Несмотря на то, что на улице было еще относительно прохладно, однако мессия уже страдал от жары, - тяжело дыша и истекая потом, и, соответственно, распространяя вокруг себя сірно-міачний вонь.

- Януарий Варфоломєіч.., - таким же спокойно-наставницьким тоном год далее разоблачитель, словно китайский болванчик хилитаючи головой, - Януарий Варфоломєіч, тебе от Самого Нашего Святєйшо-Свєтлєйшого Президента было пожаловано социальное жилье.., а ты.., тебя же назначили самым ЭЛЕКТОРАТОМ! - запала торжественно-возвышенная пауза. - А ты.., неблагодарний! Чо здєся устроіл?! - грозно прикрикнул правосудия, быстро сбрасывая с себя маску профессионального украинца, взамен приобретая уже привыкло-понятной формы и вида.

Со зло вещим свистом, рассекая затхло-вонючую смесь якобы воздуха, в випростаній руке наказывая справедливости появилась нагайка. Еще мгновение и сплетенная веревка с сиром'якої кожи полоснула по спине стоявшего на четвереньках Хозяина.

- Ты пачему быдло сабачьє не вывал сваїх уродав на работу?! - гремел уже нормальный, понятно-приемлемый голос.

- Я.., да.., ооооо! В святєйший, радной атєц-ізбіратєль!!! - в радостно-безумном экстазе воскликнул Обладатель ограничено-дареного жизни молнией бросаясь на кирзовые сапоги ізбіратєля. - Конешно! Как я мог запам'ятовать?! Элек, элек, элек.., - снова заклинило Хозяина.

- Электорат Варфоломєіч! - не менее радостно-торжественно захрюкала из своего нутра кормлящая младєнца Мадонна. - Электорат!!!

- Да-да..точно.., Электорат! - стремительно увеличиваясь в размерах от осознания значимости своей незаурядной личные, наконец озвучил свою новую должность, когда уже нарисованную на зеркале и сам непосредственный ее носитель.

- Вы чо тута.., савсем таво? Чиму ты прідурак радуєшся?! - пнул сапогом прямо в морду повзавшого в его ногах Электорату Начальник, тупо-удивленно пялится на того поросячьими глазками.

А через минуту-другую, так ничего и не успев даже закричать мессия принялся крестить ногаем всех подряд кого-попало. Правда, повторно рубануть по спине, колисавшу на руках младенца, швіцьку львицу в буйствувавшої справедливости не получилось. Стараясь не нарушить интимно-торжественного момента, то есть чтобы Капруха случайно не выпустил изо рта ее соска, женщина зхитрувавши, перехватила розсікавшого воздуха нагая. Ловко закручивая вокруг руки веревку, Сосанна легко, без видимых усилий дернула ее к себе. Начальственная, свиноподібна туша невтримавшись на ногах, потеряв опору так и свалился на пол, вздымая вокруг себя целую тучу пыли.

По комнатному помещении социального жилья пронеслась волна победно-удовлетворенного истерического воплю. Толпа радостно взвыл. Сам же Электорат, так же на четвереньках подойдя торжественно-триумфальным шествием к розплестаного на полу неожиданного мессии-ізбіратєля, не менее торжественно вистявся на него. Правда, запаса мочи в Электорату хватило всего лишь на одну ногу Начальника и еще на довольно объемную, вивершену немалым холмом жопу обтянутую казенным галифе.

Неизвестно чем бы закончилось шоу, которое только началось, поскольку желающих опорожнитися не хватало, если бы заранее не подоспел водитель начальствуючої лица. Решительно-строго растолкав лунаюче стадо он подскочил к своему шефу.

- Пісюарій Муфлонич! - загугнявив господский кучер в ухо босса. - Пісюарій Муфлонич, нас срочно вызывают на объект! Говорю вызывают, нада ехать! - неистово тряс за плечо патрона водитель.

Так же тупо вытаращив испуганные баньки только надувал щеки, важно и жадно втягивая в себя густую смесь пыли с воздухом и мелким мусором вкривавшим пол. Не добившись от начальника хотя бы каких-то проявлений осознанной сознания, шнирь долго не раздумывая, а тем более не размышляя, схватил того за первую попав в руки ногу и поволок безпорядне тело на улицу. Клацая зубами по полу тот лишь издавал глухие стоны, не делая никаких попыток хотя бы как-то изменить ситуацию. Смахивало на то, что подобное путешествие, такой себе оригинально-экстримальная средство передвижения для него было привычным делом, во всяком случае для водителя это точно. Имея массивно-мощное, крепкое тело строение парень двигался уверенно и легко. Не сбавил скорости он даже и тогда, когда во время прохождения сквозь двери, одна из свободных ног шефа, несколько отклонившись в сторону, зацепился за косяки.

Первым не выдержал начальник. Заверещавши во все горло писклявым фальцетом, заглушая все другие окружающие звуки. Тягач, зато кое-одернул ходу, но поднатужившись, дернул с еще большей силой, - потеряв свой драгоценный груз, парень с сапогом в руках, то пробка из бутылки шампанского - вылетел наружу. Отправившись в свободный полет-падение, бедняга больше не имел возможности хотя бы за что-нибудь зацепиться, вот разве что, кроме зажатого в руках кирзового сапога. Так что с этим остатком воплощенного, реінкарнованого божества, верно-надежный слуга и грохнулся в лужу из грязи и помоев, сразу за порогом дарованного населению социального жилья.

От всплеску достаточно монументально-могучего тела во все стороны из лужи полетели брызги, как будто еще более ускоренные вихлюпнувши из дверей здания безумно - радостным воем біснувавшогося толпы. А за минуту по этому под торжественное улю-люкання благодарной публики с растворенной настежь пасть двери показался и сам, главный распорядитель-затейник праздника. Неуклюже хромая, в одном сапоге начальник поспешил к очікувшого его железного коня.

- Давай всєм на работу! - выглядывая из открытого окна напоследок виголосило приказ воплощение, демонстрируя своим піддантм однозначно-красноречивого кулака.

Еще мгновение и “УАЗ-Патриот” гарцьонувши на месте, выбрасывая из-под буксувавшх колес сначала грязь, а потом уже более сухішу землю, со всех ног понесся к посвященного объекта, на который вызвали начальника, бригадира...





Четыре



“Затмения укажут на приход мессии!” - кричал душераздирающим криком шокируя-интригующий заголовок: “Дату прихода мессии когут указать затмения. В этом уверен настоятель монастыря “Эш-шадай” на берегу озера Вошь...”

- Слышь, Янєк, а ты уверен, что мы правильно идем? - глянул исподлобья на предводителя демобилизован шахтер, останавливая на мгновение озвучивания очередной порции откровений.

Тот ничего не ответил, только еще крепче сжал в руках древко хоругви - транспаранта и еще крутіш задирая кверху свое мужественно-волевой подбородок. Поэтому ничего другого, как продолжить читать умную газету знацю и не оставалось.

Неопределенно пожав плечами, тот вел дальше: “Свои расчеты аббат строит на основании Священного писания и сайта НАСА...”

- М-да.., - многозначительно почесал затылок Пєрдовіч, сделав небольшую паузу.

“...Появление 4-х “кровавых” лун за столетие произошло 6-ть раз, однако единственный раз, корда затмения совпадут с началом года Рош-ха-Шана и началом седьмого месяца по еврейскому календарю, -2014-2015 года. ...Подобное совпдение может указывать на приход мессии!”

- Так, а какой же у нас сегодня час?

Сказанное очередной вопрос снова остался без ответа, бесследно растворяясь в эфире. Все были заняты вланими мыслями-хлопотами...

“Ученые планирую обнатужить инопланетян к 2025 году!”



Бред № 386:

“Американский психолог Катрин Перт получила патент на специальный “лифчик”, который, по ее утверждению, восстанавливает упругость отвисщого задается..”

Отстраненно размышляла швицкая львица, одновременно хватаясь время от времени за свой собственный тыл, и каждый раз утаивается-удовлетворенно улыбаясь.



Бред № 18:

“Большинство немок обожают плачущих мужчин”.

Тоже не менее довольно оскалил зубы Карпуха, бодро крокувавший в общей колонии.

На это время, так сказать н момент выхода в люди Автоматічєскій Удовлєтворітєль несколько приоделся, приобретая уже достаточно приличного вида. Правда и здесь он тоже выделялся на фоне, в общем серо-мрачной серьезности. Любя вызывающе-яркие цвета, практически при каких обстоятельствах остаться незамеченным ему не удалось: неизменный головной убор теперь дополнял коротенький топик неестественного ярко-оранжевого цвета оставляя на виду надутый пузо со свежо наколотыми цветными тату; ниже разместились свободного покроя, просторные ядовито-желтого цвета шорты с расшитыми отверстиями передних карманов, чтобы там свободно чувствовали себя неутомимые руки хозяина, все время гоняя слои карманного бильярда, - любимой его дела. Имея достаточно надежно-низкую посадку талии, шорты давали возможность выглядывать поверх пояса черного цвета мережаним мотузочкам стрингов. Собственно благодаря своему черному цвету, стринги оставались фактически единственным элементом наряда, на котором не видно было грязи. Все же остальное было засмальцьоване до такой степени, что кроме непонимания и удивления от того, как это еще удается ярким цветом выглядывала из-под такого, едва не сплошного слоя грязи, - нормальным окружающим больше ничего и не оставалось. Хотя нет, разорванные кеды, поприкручувані до босых ног надежно-крепким проволокой и с визиравшими наружу сквозь бедолага грязными пальцами с пообламуваними ногтями, все же не выдержали жестокой конкуренции, давно и навсегда потеряв свой первозданный цвет...



Бред №93

“Умные дети чаще вырастают алкоголиками»;

“Гибель пешеходов на дорогах зависают вот фазы луны. В новолуние гибнет на 25% больше людей, чем при полной луне...».

- Пєрдовін, Луна сейчас в котором фазє? - неожиданно спросил Хозяин-Электорат, при этом решительно выбрасывая свое знамя-транспарант.

По криво витягнувшійся неустойчивой процессии волной прокатился непонимающе-осуждающий ропот.

- Ты панімаєш, если новая фаза, то значит ана ваще здесь непрєдєлах!

- Кто?

- Наташка...

- Какая такая Наташка?

- Ну эта.., - на миг остановился Обладатель жизни, наталкиваясь на глухую стену непонимания.



Бред №1

“Вся страна, вся прогрессивно-трезвая сообщество.., все замерли в интригуя-сенсационно-гламурном ожидании... Элита, лучшие из лучших представителей нашей нации попадают в такие банальные абсурдности, что даже и слов не хватает.., - принялся яростно декларировать объяснения Янек, таким себе восторженно-плоским тоном замореного на искусственных, совершенно оторванных от реальности ценностях-образах комментатора. - Сейчас мы выдадим прямую трансляцию из непосредственного места происшествия. Мы найдем, установим свидетелей чтобы воспроизвести до мелочей этот шокирующий случай! Благодарить бога нашего-хранителя и всех сущих начальников церкви его, что наша любимица,наша звездочка ясная осталась жива! Но какие последствия? Повреждения, как морального, так и телесного х-характер-ру-у...»

Разволновавшись диктор начал заикаться, тем же теряя способность более-менее понятно выражаться.

Хлюпаючи носом бедняга апеллировал к окружающей толпы, очевидно ища у него поддержки. Но понимание откуда не спешило поступать. Возможно он делал что-то не так, вытаращив глаза, безвучно, что и выброшенная на берег рыба, только хватая ртом воздух, а возможно и еще что-то другое, кто его тут разберет. Пока что несомненным оставалось лишь одно - ситуация у Обладателя жизнь находилась давно уже вне доступа, не говоря уже вне доступа, не говоря уже за влияние. Відпустивша на какое-то время проблема снова накатила с еще большей мощностью, накрывая его с головой настолько плотно, что он теперь уже вообще перестал воспринимать окружающую действительность.

А впрочем, сейчас от Янека чего-то особенно-чрезвычайного и не требовалось. Приведя своих подданных на работу, зато неожиданно выяснилось, что как такой работы сегодня не будет. По крайней мере в ближайшей перспективе до вечера. Но пока тот еще вечер наступит! Так вот незапланированное праздник гепнуло на спаргло-чумные головы все равно что снег посреди лета. И куда там снега?! Ошарашенные мозги едва не закіпали, а сами главы казалось еще немного да и вообще полопаются.

Где же это, в которые такие века-годы, и в каком свете такое бачини, что сразу по прибытии на остогидну, бесплатно-принудительную работу, этом самом работяге, этой бесправно-безвольнійній скоту, вместо того чтобы с проходняка дать по спине плетьми и загнать в гноячу, - этой биомассе наливали водку! И не просто наливали по сто грамм, так сказать наркомовських, для сугрева, а наливали неограниченно, - пей сколько хочешь! А тем более, что вся эта благодать абсолютно на шару!!!

К пойла пришлось еще и, о чудо! - закуска. Сам не является , а мясо. Жареные куры и, о, еще большее чудо, - сосиски. И неважно, что куры в своей массе в целом выглядели, мягко говоря несколько подозрительными, и через одну уже довольно-таки ощутимо воняли. Зато сосиски были свеже-бодрыми. Собственно они постоянно так выглядели, поскольку то из чего их делали в принципе не могло испортиться, одним словом, - идентичное натуральному со вкусом...

- Давай, падхаді-налєтай! - пискляво-кастрированным фальцетом заклинал начальник-бригадир, вскарабкавшись на кабину газона, из кузова которого и раздавалась благодать.

Воплощенное местное божество еще что-то говорило, но за піднявшимся шумом біснуюючогося толпы его почти и не слышалось. И наконец, кому они были нужны те все высокопарные проповеди, когда главная суть уже была услышана и теперь больше не теряя ни одного лишнего мгновения, все лезли по головам друг другу до розвершихся райских врат из которых выливалась манна небесная. И хотя, манную выдавали из кузова грузовика одновременно на три стороны, тем не менее на панически-ажиотажную давкотню это не имело никакого влияния. Рабочий скот сліпма лезла к машине. А значит, в такой веселой, многолюдной компании не плошай,да еще и сама сила умноженная на наглость здесь имели первое и решающее значение. У кого подобных качеств не хватало, то те уже валялись затоптаними в грязь.

Карпуха принадлежал далеко не к первой категории страждущих, однако обманув все-таки успел выхватить пластмассового стаканчика с водкою и немалый кусок полугниющей, вонючей курицы. Более того, - одного стаканчика он сразу же и вылил себе в глотку, и тут же протянул его, чтобы туда снова налили жгучего пойла. Понятно, что прорваться сквозь толпу обратно к свободного места, не угодив при этом драгоценной добычи никакой возможности не существовало. Повторно же, вдогонку выливать в желудок порцию тоже не хотелось, да и сам организм не принял бы в себя такой интенсивной атаки. Поэтому долго не размышляя бывший гаишник-парашютист присев полез, под грузовик. Зажав в зубах кусок закуски, обнаруживая совершенно непостижимо-виртуозные над возможности, ему удалось не только сохранить шарову водку, а даже и добраться с ней до безопасного места. Удобно перестроившись, зкручуючись в три погибели за задним колесом, теперь уже можно было и перевести дух, чтобы через минуту-другую не спеша выпить вторую порцию...

Право,какой там! Не успел бедняга и глазом моргнуть, как какая-то загребущее-наглая рука ухватилась за визиравше изо рта кусок мяса. Здесь, на нижнем уровне царила видимость минимальная, а потому он не видел котором захватчику принадлежала посягнув на частную собственность лапища. А впрочем, то наверняка было и не важно, пусть даже она и существовала само по-себе, разве от этого делалось легче?

Одна Карпухина рука неподвижно удерживала пока полного стаканчика, на другую же он сопротивлялся, чтобы не упасть. Поэтому, кроме того, чтобы еще сильнее зажать в зубах кусок добычи и оголтело зарычать собственно ничего больше ему и не оставалось. Зато и рука тоже, так просто, без боя не собиралась сдавать захваченной позиции, - увеличивая силу вырывание настолько, что повлекло за собой и Карпуху. Неизвестно, к какому результату привело бы противостояния, такое себе перетягивание каната, чтобы кусок курицы прервался бы пополам раньше. На этот момент Карпуха сопротивлялся так крепко и отчаянно, что когда получил неожиданное увольнение, то полетел кувырком в обратную сторону с невероятно стремительным ускорением. А так как пространство под грузовиком каких шансов для успешного маневра не оставлял, то победитель соревнований соответствующим образом и саданул головой об задний мост. Не спас беднягу и мотоциклетно-гаїшний шлем. На мгновение длилась, ачи нет, то история умалчивала. Но несомненно достаточно, чтобы когда тот прочухавшись уже не обнаружил, ни отвоеванного куска мяса, ни о ужас! - такой вожделенной порции водки. Жидкость исчезла вместе со стаканчиком.

Заревівши-загарчавши чисто по-людячому, Автоматічєскій Удовлєтворітєль ошалело стал шарахаться из стороны в сторону под грузовиком. Зажатый, ограниченное пространство неожиданно накатил на него такой мощно-неудержимой лавиной, что от безысходности тот взвыл еще сильнее и отчетливее. Но это не помогало. Окружающий мир был безразличен чьих-то мелких проблем, - выхода не было.., вокруг гарцевали только бревна ног.

«Выхода нет!»

«Проход излучину!»; «Хода нет!»; «Не влезай, убъет!»

«Берегись потягааааа!»

- Аааааааа!!! - неистово завопил Карпуха. Вкладывая в этот сатанинский ойк все свое отчаяние и страх.

Злобно загарчавши, тем же вроде как произнося боевой призыв, существо в отчаянные порыве ринулась вперед, хватая, вгрызаясь остатками гнилых, достаточно прореженных зубов в ненавистный лес ног. С безумным остервенінням, как бешеная собака бросаясь на врага и тут же отскакивая назад, чтобы с еще большей яростью и упорством повторить свой выпад, совершенно не осознавая своей беспомощности перед лицом стихии. А впрочем... одна нога.., вторая уже искусана, но третья смогла дать сдачи, поцеловав дебелым ботинком прямо среди глаза нападающему, выбивая у того из головы целый вспышка искр. От такого мощно-яркого выпада энергии, такой себе мини-протуберанця, бедняге на мгновение показалось, что под брюхом грузовика посветлело.

Так ли было в действительности никто не знал, а вот то, что после хорошего пинка в башне Карпуха, прояснилось настолько, что он почти сразу же и увидел выход, то этот факт действительно сомнения не подгонял. В конце вантжівки,-то да, в ее начале, впереди капота зияла света пробел, ненавистного леса ног там не наблюдалось. Одновременно с блимнувши мы прояснениями бесследно исчезла и проклятая клаустрофобия, которая чуть не лишила и тех скудных остатков разума, которые еще каким-то чудом удерживались под мотоциклетным шлемом. Но, как бы там не было, а полученный сотрясение явно пошел ему на пользу, во всяком случае, именно благодаря этому Карпуха и смог увидеть свет в конце тоннеля. Больше не медля ни одной лишней секунды просветленный стремглав бросился на четырех конечностях до спасительного огонька. Дорогой под брюхом стального монстра шлем несколько раз звонко цеплял виступавшо-нависавші металлические части, но то лишь подвергало рвение.

Быстро преодолев тоннель счастливец наконец уже входил бодрой походкой в ожидал шей на него с распростертыми объятиями большой, яркий свет. Однако, едва новоприбывший успел выдвинуть более чем наполовину свое тело за пределы крайней точки, которой сейчас является газоновський бампер, как в эту же самую минуту, где-то с недосягаемой для пресмыкающегося вершины власти на его спину что-то опустилось. От не надежду, а еще больше под тяжестью непосильной ноши бедняга так и заорал рылом. Підпиравші его конечности не выдержали, підігнувшись-расползлись во все стороны, а сам недавний победитель упав на землю, распластался на ней что тот кизяк. Поэтому радость от спасения-возврат была недолгой. Снова накатила темнота, а где-то в горе, где-то там, в райских за облаках гремел-хохотал довольно-приподнятое поросячий фальцет.

- Вот ета я панімаю, уважение начальства! - орал начальник-бригадир шагая по лестнице со своего пьедестала на землю. - Об'явіть Автоматічєскому Удовлєтворітєлю благодарность с занєсєнієм в скрижали памяти на вєчние вечности! - сыпались щедроты на голову осчастливленного подданного от его начальника.

Правда сам этот одаренный всевишньою лаской уже едва не выпуска дух, ведь начальник-оратор спускаясь из кабины грузовика, ступив на так вовремя и удачно подставленную ему Карпухину спину, совсем не спешил ее оставлять. Несомненно, местному светилу понравилось съехать с бампера до уровня земли языков на підоті. И теперь, стоя на небольшом возвышении руководящему лицу было удобно осматривать прилегающую территорию.

- Пісуарій Муфлонич.., - підлещенно подкатился помощник-адъютант, теребя в руках шляпу и кланяясь чуть ли не в колени своему боссу, - кажется уже єдут-с.., - показал он куда-то в сторону.

- Аааа.., - прозвучал удовлетворенно воплощен, а потом уже к розплестаного на земле тела, на котором все так и продолжал стоять. - Ну-ка Карпуха, давай падимай меня обратно.., меня надо сверху падивиця...

А впрочем кусок мяса под ногами так и продолжал лежать неподвижной кучей.

- Ну ты быдла, тебе гаварять! - мгновенно змінббчи свой підлабузницько-ласковый тон на кровожадно-суровый воскликнул секретарь-попихач. - Давай, випалняй каманду!!!

Конечно, на уровне земли никаких изменений-сдвигов не произошло, да и вообще, там наверное и не слышали лунавших приказов-угроз. И лишь когда Карпуху начали бить ногами под бока со всех сторон. Только тогда он начал шевелиться, откликаясь на избиение глухим мычанием. На свою беду, при падении он еще и набил полный рот земли, а потому ничего другого, кроме мычания у бывшего гаишника-парашютиста не получалось. Но никаких речей от него и не добивались. Хорошо, что уши оставались свободными и способными слышать, через них к замакітрених мозгов наконец дошло то, что от него ожидали. Поэтому бедняге ничего другого, как выполнять оглашен приказ и не оставалось, тем более, когда желание начальства подкреплялось такими убедительными аргументами. С невероятными усилиями-усилиями Карпуха начал подтягивать поближе к себе конечности, которые при падении расползлись в разные стороны.

Одновременно с мутной глубины мозгов поднялись, накатывая волной, воспоминания из далекого прошлого. Собственно, у него уже был подобный опыт, - служа в армии парашютистом он постоянно выступал в роли боевого коня, таская на своей спине дивизионы-эскадроны дедов. Естественно, что во время боевых действий лошади часто падали под своими всадниками, те же в свою очередь, таких павших скакунов пытались чем быстрее вернуть в строй. Карпуха, как никто другой, быстрее и найвправніше умел подниматься вместе со своим наездником с нулевого уровня. Не скрывая своих непревзойденных способностей, он откровенно тішався ними. Более того, когда пришло время и он уже сам стал дедом, а следовательно, теоретически должен был бы сменить специальность с коня на всадника, то будущий гаишник не спешил этого делать. Ему больше нравилась роль коня. Нсправді, откровенно говоря, Карпуха однажды попробовал было заикнуться о необходимости изменения в таком себе неофициальном табели о рангам. Но быстро получив ногой под зад, от своего же призыва, больше подобных глупостей не произносил. Да и вообще, всем рассказывал, убеждал, что именно роль коня сейчас самая главная, а значит, ему и нравится. Из таких соображений он даже отказался и от парашютных прыжков,несмотря на то, что его и так никто до них не допускал...

Поэтому мозг, вспомнив дешо подзабытой любимое дело своего хозяина, направил соответствующий приказ телу, которое в свою очередь уже больше не рассуждая, принялось яростно его выполнять. И где только силы взялись?!

Однако, кого-то интересовало, - все окружающие удивленно таращили глаза на невиданное зрелище, как их местный мессия-начальник медленно, но неотвратимо-уверенно, буквально вырастает на глазах, поднимаясь с заземлено-примитивного уровня до необъятных вершин. Сам же Карпуха так яростно вошел в любимый образ, что сумел высадить воплощенного не только на бампер, а аж на самый капот газона. Таким образом перевернув самые смелые предположения-ожидание.

- Ууууууу!!! - истерически-восторженно заревло стадо, но после интенсивно-щедрых вливаний алкоголя быстро приобретало привычно-естественного состояния. Такой себе довольно-ейфорійної заторможенности.

Сам же мессия-начальник купаясь, куда там, - утопая в лучах славы раздулся, от осознания своей непревзойденной величества, до невероятных размеров. А глядя влюбленно-эротическими взглядами на своего счастливо-радіючого начальника, старались не отступать от него и сами ближайшие прихлєбатєлі-шныри. Конечно, о недавнем досадное недоразумение с их светилом, в одном из отстойников социального жилья, пока речь не шла.

Только оказавшись на пакостному подиуме, бригадир-начальник зтягнувши с головы фуражку и зажав его в своей мощно-справедливой одесную властным жестом показал на кавалькаду грузовиков, в сопровождении милицейского авто медленно приближалась к скупчившогося населения.

- Вот! - завизжала мессия. - Сейчас все загружаются в камфартабельниє автобусы, а потом все мы паєдєм празновать праздник в район!

- Ууууууу!!! - радостно-удовлетворенно заявила биомасса.

- А там єщьо юольше водки..!

Пылкий оратор пытался произнести еще что-то, но благодарен толпа не желал его слушать, - плотно обтинивши газона подчиненные пытались поднять вверх авто вместе со своим любимцем, чтобы хотя бы немного покачать его, отдавая должное за оказанную им благодать...





Пять

И лишь один Янек находился как будто в стороне от этого бесконечного праздника жизни. Конечно, он тоже успел хорошо приложиться к слойной водки, более того, ему, как мелкому руководителю полагалася отдельная и большая пайка. Правда то лишнее сейчас пошло наверное и не на пользу. Ведь получив дополнительное питание-допинг, компьютер, спрятанный где-то там в черепе вступил в таких безумных оборотов, что казалось еще немного и крыша окончательно снесет нахрен...

И чего там сейчас только невіднаходилось:

Бред № 71:

“Нечто неизвестное притягивает нашу Вселенную...”

“Длительный сон ведет к инсульту”.

“Недосыпание может вызвать психическое расстройство”.

“Ежедневная чистка зубов может вызвать серьйозную болезнь сердца!” - бешено щелкал файлами бортовой компьютер, аж дым шел из ушей его обладателя.

Но то все было не то, главное же просачиваясь сквозь пальцы языков песок, где бесследно исчезало, розчинялось, исчезало...

Янек еле дождался когда зупинеться милицейское авто. Он точно знал, что именно там есть то, что ему нужно, без чего он сейчас просто умрет. Собственно выбора у него все равно не оставалось.

Подскочив к последней надежде он воскликнул, замирая в нетерплячім ожидании.

- Слышь, друг.., таварищ-гаспадина...

- Ну.., - беззаботно-нехотя хрюкнув милиционер, не поспешно вылезая из-за руля служебного “Жигуля” и так же медленно потягиваясь, расправляя свои члены-конечности.

- Я это.., у тебя радіво есть?

- Чо-о? - тупо вытаращил глаза страж порядка, от чего его довольная морда, nespotvorena отпечатком интеллекта сделалась еще более отчетливой.

- Кашу...

- Чо?! - еще больше набичився служитель, одновременно опуская правую руку на ручку тиліпавшогося на пояса резиновую дубинку. - Ты кто?

- Я?! - смущенно переспросил поисковик радиоустройства, почему-то боязно оглядываясь вокруг.

- Ну?! - еще более строже громыхнуло мусолило, при этом не двусмысленно хлопая себя по ладони выхваченным из-за пояса дубинкой, готовым в любой момент применить его по прямому назначению

- Я... Я Электорат! - неожиданно для самого себя торжественно произнес откровение Янек,одновременно надменно задирая кверху подбородок и расправляя плечи. Тем же мгновенно превращаясь снова на обладателя жизни.

Зато в его оппонента, тоже, наверное от неожиданности, аж челюсть отвисла, а из левой ноздри немалого, в синих прожилках красного носа выскочила зеленая, сочно-яркая пузырь. Повиснув на относительно тоненькой веревочке сопелька, такая себе капля-пузырь, захилиталася вверх-вниз, рискуя в любой момент оторваться и навсегда оставить свой надежно-уютное убежище. Правда бравый милиционер хоть и растерялся на мгновение, но тут же взяв себя в руки быстро исправил ситуацию, вислизнувшу было из-под его контроля.

Все-таки опыт и профессионализм всегда пригодятся в таких вот экстремально-критических ситуациях. Мощно сербнув носом воздушно-сопельну суміж, за мгновение зелено-вкусная пузырь исчез в бездонном провале головы, этой неотъемлемо-составляющей принадлежности государственных внутренних органов. Выполнив еще для верности контрольный движение под носом рукавом кителя, милиционер вытянулся перед ошарашенным просителем смирно. А через мгновение, спохватившись, что все еще так и сжимает в руках опрометчиво вытянутого палки, принялся спешно запихувати его обратно в кожаное кольцо, прикрепленное к ремня брюк. От волнения и поспешных, нервно-путаных движений, вот так, сразу спрятать спецсредство ему не удалось.

- Я.., я же нєпадумавши.., виноват! - бубнил себе под нос гроза преступности, одновременно выкрикивая фразы раскаяния. - Ісправшивмось!

- Еееее.., - мычал в ответ не менее ошарашенный, подобным развитием сюжета, зачинщик виникнувшого недоразумение.

- Извиняюсь.., а я-то думаю-думаю.., кто такой этот самый Электорат? - между тем не угавав прозрівший, хаотично метался из стороны в сторону, чтобы хотя бы как-то помочь, компенсировать свою вину. - Так это значит тебя.., то есть вас, ізвєняюсь, мы должны ах ранят и саправаждать, да?

- Ну-у.., - многозначительно-неопределенно прогудел Янек. А потом снова неожиданно, и в первую очередь для самого себя, как рявкнет. - Так ахраняй же!!!

- Слушаюсь! Так точна! - мгновенно раздался в ответ не менее мощный отклик, складавшийся из набора известных служивому люду слоганов. - Служу Советскому Союзу!!!

Теперь уже вытянулся в струнку и охраняемый объект, тупо хлопая ничего непонимающими глазами. Но страж правопорядка всеравно превзошел своего визави в выправке и знании строевого устава: милиционер лихо выполняя инструкцию так напряг своего живота, выпячивая его колесом, от застебнутого кителя один за одним начали отрываться пуговицы. Дзигаючи, словно те пуле, металлические кружочки роем пролетели мимо VIP-персону, к счастью не причинив тому никакого вреда. И лишь после того, как ничем более не сдерживаемые полы кителя предательски поползли в разные стороны, неприлично обнажая мєнтовське брюхо, только тогда наступила разрядка напряженной обстановки.

- Ізвінітє.., - снова промямлив себе под нос милиционер, неуклюже хватаясь за края кителя и тщетно пытаясь свести их воедино.

- Да ладна сука, разслабся! - весело заржал в ответ Электорат, которого забавный случай с пуговицами очевидно не абы как порадовал, таким образом отпуская от напряжения. - Ты того.., слыш...

- Да-Да...

- Ето самоє.., радіво давай! - пододвинулся ближе к своего нового подчиненного-охранника Обладатель жизни.

- Ага-ага, - сначала было відпрянув сторону милиционер, а потом спохватившись, бросился к дверце машины мгновенно растворяя их, но так стремительно и сильно, что едва не вырвал из них ограничитель-предохранитель, - сюда-с. пожалуйте-с, сюда.., радіво у нас именно здесь, - любезно пригласил он достопочтенного гостя до машины, складываясь перед ним чуть ли не пополам.

Однако Обладатель жизнь уже и сам, без приглашения отодвинул в середину,деловито усаживаясь за руль. На самом же деле его деловитость на этом и закончилась, уступая место растерянности. Облапавши закостенелыми, непослушными пальцами все имеющиеся на панели приборов кнопочки-ручки-тумблеры и т.д., Янек наконец повернул голову к подчиненному стража.

- Где?

- А.., так вот же.., мєж сідєній.., - прогугнявив мент с готовностью показывая необходимый прибор.

- А, сука! - удовлетворенно ригнув Электорат, делая на своей морде радостный оскал.

Отбросив в сторону, почему-то лежавшу здесь трубку, похожую на телефонную, но вроде как и не совсем телефонную... А впрочем, сейчас некогда было размышлять относительно уместности ее места пребывания... Итак, отбросив трубку клиент принялся яростно давить многочисленные кнопки, очевидно, таким образом пытаясь найти ту вожделенную и пока что для него недосягаемой радио-волну, ачи станцию, кто его знает...

Зато салон авто заполонило неприятное, різонувши по слуховых органах шипение, - такие себе шумы открытого космоса...

Бред №1:

“Вся страна, все нормально-гламурные люди, народ.., замерли в нетерпеливом оцепенении, в ожидаемых результатов экспертизы... Пока достоверно известно лишь одно, что звезда находилась во время столкновения на переднем сидении. Хотя, в то же время неизвестно, на каком именно... Итак, столкновение произошло.., по инерции звезда подалась вперед и соответственно чем-то ударилась! Казалось бы, на этом дело имела бы и иссякнуть. Но нет, интрига заключалась именно в этом самом вопросе, - чем, какой частью тела ударилась наша звезда? Мнения экспертов разделились пополам.., по крайней мере, существует две рабочих, реальных, взаимоисключающих версии.. ”

Щелк! Компьютер выполнив перегазовку, выбросив в озоновую дыру небольшое облачко дыма, перешел на другой уровень...

Бред № 58:

“СПИДа НЕТ? - правда о СПИДе невыгодна тем, кто обслуживает эту тему, - производителям препаратов, тестов, презервативов и общественным организациям... ”

Щелк!

“61% амереканцев верят в непорочное зачатие, а 37% утверждают, что вера в пришельцев и призраков составляет основу их миропонимания ”;

“Среди долгожителей распространена депрессия...”;

“У шимпанзе отсуствует менопауза!!!”

От накотившої волны, піднявшої из потаенных глубин сознания мутные, самые разнообразные, но пока совершенно ненужные сведения, беднягу аж передьорнуло. Осатанело замотилявши головой, так, что аж губы застучали от ускоренных колебаний, Электорат наконец выдал целую тираду человеко-звериного рычания.

- Сука-а.., взглянул он ни своего подчиненного.

- Щас-щас.., все щас направим.., - испуганно поднялся милиционер.

Он давно уже находился на заднем сидении, растерянно наблюдая за всю дорогу-непонятными движениями государственной лица, которую ему поручили охранять. Когда же наконец до него дошло, что в обязанности охранника, наверное, должна входить и помощь, то от подобного осознания служивому прочь стало скверно. Ведь с VIP-персоной, чем дальше тем больше происходили какие-то странные изменения, и судя по всему, явно не в лучшую сторону. Это было видно, как говорится даже невооруженным глазом. Во всяком случае милиционер, надо отдать ему должное, сумел довольно быстро понять такую простую, очевидную истину своими заторможено-замореними мозгами. Правда разрушать устоявшиеся кононы, относительно святой непогрешимости, абсолютной истины в последней инстанции произнесенной начальством, пусть даже какой бы бредово-сумасшедшей она не казалась, типичный служака не спешил. Втовкмачена, отчеканенная в мозг аксиома-понятие: “Я начальник, ты - ДУРАК!”, работала безотказно-надежно.

Поэтому клон больше не медля ни одной лишней секунды спохватившись, поспешно бросился на помощь, приходя в ужас от одной только мысли, что его могут заподозрить, обвинить в недопустимо длинном промедлении.

- Вот сюда.., нада сюда говорит, а одновременно нажымать пальчиком вот эту кнопочку.., - ухватив ранее отброшенную начальством трубку, милиционер попытался было вернуть ее обратно, одновременно пытаясь объяснить високоповажній начальствующій лицу, как правильно пользоваться этим хитроумным устройством.

- Га?! - строго-гневно зыркнул Электорат на неизвестно откуда взявшогося помощника, поочередно переводя удивленно-отупілий взгляд из трубки на мусолила и наоборот.

- Говорю.., - повторно, еще более придирчиво-подробно принялся повторять объяснения инструктор-охранник.

- А-а.., сука! - наконец-то промелькнуло на святом образе что-то вроде довольно-радостного оскала-улыбки. - Дай сюда!

Жадно-поспешно схватив трубку тєло начало готовить ее к своей морды. А так как эти несложные движения выполнялись путано-неуклюже, то специалист-милиционер успел еще и настроить радиостанцию на нужный канал, поскольку после Янекових манипуляций там все смешалось.

- ...стой, прійом! Я слушаю, гаварітє! - неожиданно. Откуда-то из-под сиденья раздался с металлическими интонациями голос неизвестного, заменяя собой монотонное космическое пены.

Удивлен такой неприятностью Обладатель жизни аж подскочил на месте, при этом глухо хлопнув башкою в потолок салона автомобиля.

- Че эта?! - воскликнул Хозяин. - Кто это?

- Я Маргинал шесть! Маргинал шесть! Прием! Кто меня визивал? Кто визивал? - между тем не переставал звучать металлический голос.

- Это дежурный, - поспешно пояснил мент, - нажимай, ізвєнітє.., нажимайте ацю кнопочку пальчиком и гаварітє объема шо вы хатіли...

- А.., ну да.., - обретя серьезно-сосредоточенного вида закивал головой Януарий Варфаламєіч, тем же подтверждая, что все понял.

- Слышь, дежурный.., ты меня слышишь? Атвєчай!

Но все молчало, металлический голос больше не звучал из-под переднего пассажирского сиденья.

- Пальчік.., пальчик нада убрать с кнопочкі.. - едва не шептал милиционер, осторожно, с опаской показывая, что именно необходимо было сделать, чтобы снова ожил посвящен голос.

- Ты че придурок там маячіш?! - сердито прикрикнул начальник на своего притихшого подчиненного робившого какие-то непонятно-таинственные пассы. - Где етат хер собачий, етат самый.., дєжурний, где он сука прапав?

Набравшись смелости, страж протянул свою руку к трубке відліплюючи притиснувшого кнопку пальца. Сразу же по этому появился и металлический голос наполняя эфир взорвавшись возмущением и попыткой выяснить допитатись кто это там хулігане на каналах служебной связи.

С минуту-другую послушав монолог металлического голоса Обладатель жизни нахмурившись, решительно бросился в бой. Теперь он уже знал. Как необходимо вести себя с этим хитроумным устройством, а потому, утопив сначала проклятую кнопку в ручку трубку так, что едва не раздавил ее в своей лапищі, принялся дальше произносить в эфир все, что ему приходило на язык и, что он вообще лично дума относительно неизвестного дежурного. Собственно, сами мысли у Хозяина особым разнообразием и широтой взглядов не отличались, а следовательно вся немногословна тирада-речь свелась к сплошного матючиння. Правда лійна, в произнесении такой незаурядной личности, выглядела особенно выразительной и торжественно-возвышенной.

- ...с табой сука сам Электорат базарить! - легализовав свою личность удовлетворенно закончил оратор, бросая торжествующий взгляд на своего замершего, с отвисшей челюстью подчиненного обожателя. В красноречивом взгляде однозначно читалось: “Ну как?! Как я его сдєлав?!!”

Однако не успел триумфатор пожать лавры, насладиться своей бесспорной победой, как металлический голос снова ожив, мгновенно свел на нет все достижения славного бойца.

- Вы чо здесь.., шо эта за урод да рации дарвався?! - неожиданно раздался истерически-писклявый крик в тылу, совсем с неожиданной стороны, тем же еще дополняя виголошувані возмущение металлического голоса.

“ Измена!!!” - молнией прошило мозг Электората, электрическим разрядом пронеслось туда-сюда по всему телу.

- А ты чо, прідурак прахлаждаєшся?! Где ты должен быть? - между тем продолжало раздаваться уже непосредственно на адрес ошарашенного милиционера.

- Так.., ето же.., - пытался тот хотя бы что-то хрюкнути в ответ своему, так не вовремя нагодившомуся начальнику.

- Калона уже пачти гатова.., сейчас виєзжаєм!

В этот же момент чьи-то руки, ухватив за голову царствуючу лицо, бесцеремонно-грубо потащили его из-за руля машины наружу. Еще мгновение и сброшен с пьедестала бывший Обладатель жизни валялся на земле, выкручиваясь, что тот уж на сковороде под сипавшимися на него со всех сторон ударами. Пинали тєло хоть и не долго, но довольно таки азартно-интенсивно, что называется - отводя душу по полной...

- Товарищ майор.., эээ.., майор Нікалаєвіч.., - парализован зрелищем відбувавшоїся экзекуции милиционер совсем растерялся, сперва едва сумев выдавить из себя что-то вроде меры предупреждения, - эта самає... вєдб это же сам Электорат! - наконец выдал он на одном дыхании бентежившу его ужасную информацию.

- Ты чо, прідурак?! На солнце перегрівсь? - искренне заржал действительный начальник, который еще за минуту до этого будучи серьезно-злым так упорно распекал своего непутевого подчиненного, - Какой нахрєн в жопу Электорат?! Электорат она, - брезгливо морщась, показал он в сторону толпы, что именно толпился круг автобусов, медленно заполняя их, - вон то бидлячєє стада.., вот где электорат. Ты шо нєпрасєкаєш?

- Ну-у.., - смущенно-неопределенно промукало мусолило, ошарашенный и, очевидно, окончательно сбитый с толку этим новым откровением. - Да, а как же...

- Каком к верху! Прідурак.., - еще более загиготав милицейский чиновник, а уже вслед за ним и другие несколько мусорил, что так лихо клепали свергнутого с пьедестала самозваного авторитета. - Запомни, дибил, что электорат па сваєй сути эта тупорило-безмозглая биомасса, быдло адгім словом. Само же это, такое таінствєнна-інтригующіє апрєдєлєніє как ЭЛЕКТОРАТ, прідумалі палітікі, чтобы называть им. эта самає быдла. С адной старани звучіт заманчіва-красивая, а с другой-толком и не панятна што ета за херня такая. Січьош?

- Ну-у.., - смущенно переступая с ноги на ногу промычал, пожимая плечами милиционер.

- Ну-у.., баранні гну! И где вас тако вилавлюють?! - безнадежно махнул рукой майор, собравшись уже было отправляться в формувавшоїся колонны, а в последний момент заметил.

- Кстати, замєть, что эти самые элиты - палітіки, сєбя этым самым электоратом и нєсчитают, хотя все ани тоже шумят.

Или докумекали рядовые мусора, что им так настойчиво пытался втолковать их босс-шеф, оставалось неизвестным, во всяком случае даны были откровения на их действиях никоим образом не отразилось. Ведь поглузувавши с минуту-другую со своего получившего нагоняй коллеги, бравые служаки снова ухватились за неожиданную жертву - развлечение, которая харкая кровью все еще так и валялась в пыли под ногами. Однако Янека-электорату больше уже не били, его просто погнали до общего стада, ускоряя движение веселыми пинками. На месте погрузки не давая тому опомниться, в таком же быстром темпе и забросили до транспортного средства, названного таким громко-комфортно, как автобус.



Шесть.

На самом же деле то, куда так весело и задорно загружался электорат, на привычное определение “автобус” не совсем и происходило. Во всяком случае необходимо было приложить немало усилий, чтобы все это как-то ассоциировать, свести к чему-то такому приемлемо-понятного. А впрочем, громко гомонівше, реготавше стадо подобными определениями-размышлениями занималось меньше всего, если вообще оно способно было думать. Ведь главное то, что в каждом салоне уже находилось определенное количество водки-закуски, выступая такой заманухой, неким стимулом допингом позвать обеспечить комфорт и всевозможные веселые развлечения уважаемым пассажирам, надменно іменувавшихся - ЭЛЕКТОРАТ! Не больше и не меньше.

Автобусы представляли собой самые обычные фуры-скотовозы. Хотя нет, не совсем обычные, ведь стены, потолок, вообще весь этот немалый вагон, прицепленный к мощных тягачей, представлял собой одну сплошную огромную клетку сваренную из толстой, надежно-прочной арматуры. Собственно для невзыскательной публики ничего лучшего в этот жаркий, солнечный день нечего было и придумать...

Стальные ворота-играть с шумом захлопнулась, заперлись, как и полагалось на навесные, коморні замки и местный мессия-распорядитель дал відмахну для отправки. Взревівши мощными дизелями, выбрасывая в окружающее пространство облака черного, тягуче-тяжелого дыма пять “Супер-Мазов” отправились в дорогу. Возглавлял же колонну мигал шей маяками патрульный автомобиль ГАИ, далее, собственно следовали автобусы-скотовозы, ну а за ними еще несколько мелких автомобилей с местным начальством, их прихвостнями-помощниками и т.д. Но, то все было второстепенно, главные же VIP-персоны ехали в комфортных, зарешеченных отрядах...

А впрочем, как раз в тех же отрядах никаких проблем не наблюдалось. Веселый гомон и смех не умолкали ни на мгновение, наоборот чем дальше, тем интенсивнее увеличивая свою мощь и упорство. На этот раз количество водки была несравненно большей, ни в том маленьком отряде, а поэтому обделенных практически не оставалось, вот разве еще не придя в себя поверженный хозяин жизни. Брошенный на стальную, свежо захаркану пол Янек валялся никому ненужной, всем равнодушной кучей имущества. Поэтому приходить в себя приходилось без посторонней помощи, если не считать того, что на очередной ковдобині разбитой дороги кто-то из соседей не удержавшись грохнулся на беднягу, при этом ощутимо-больно становясь каблуком кирзового сапога на руку потерпевшего-больного. Получив толчок, в виде прошивного все тело болевого шока, тєло вскинулось.

- Сука-а.., - разъяренно-неопределенно прорычал бывший единоличный электорат.

Подтянув к себе колени он наконец немного приподнялся над нулевым уровнем, усаживаясь на належавшому ему небольшой площадке-пятачке. Медленно поведя вокруг себя злобно-агрессивным взглядом он наконец остановился, сосредотачиваясь на нужном объекте. В затормозившихся мозгах принято решение не долго формулировалось, а тем более зважувалось относительно его целесообразности-нецелесообразности т.д.

- Сука-а-а! - взревел Янек, згову осознав себя Хозяином, если и не самой жизни, то настоящего момента точно. - Сука, - повторил он чуть спокойнее-сдержаннее, зато, вкладывая всю свою злобу и отчаяние в мощный удар.

Бил же Янек не кулаком, а ладонью легко, словно ту еластичку-податливую, такую себе нежно-бархатную вещь, легко забивая в горло своему нагло-удачливому соседу плящку с водкой. Сидівший рядом с ним ничего не учікувавший парень, в этот самый момент как раз вставил себе в рот пол-литровую бутылку, заливая в себя ее содержимое. Позакочувавши от удовольствия под самого лба глаза, бедняга наверняка ими ничего и не видел, а тем более и не осознавал, что же это собственно такое с ним случилось!

В результате сокрушительного удара бутылка сначала вошла, вскочила чуть ли не вся в глотку, а уже потом, когда двигаться дальше очевидно было некуда, стекло не выдержав напряжения разбилось. Острые осколки легко и глубоко вошли в мягкие податливые ткани, рассекая, режа на своем пути все, что им там случалось. Поэтому естественно, что буквально сразу после того, как в бездонном провале председателя ошарашенного парня исчезла бутылка, как на смену ей оттуда начала вытекать кровь. И что там вытекать, - кровь цабеніла едва не фонтанами заливая, увлекая за собой все и всех, кто случился рядом в этот момент.

Одновременно с раскалыванием-забиванием бутылки в горло несчастной жертвы мощный Янековий пощечину сбил, бросил на пол и самого потерпевшего. Поэтому тот конаючий, корчился в предсмертных судорогах укопившись руками за то место которое только принимало подавая через себя в организм питательную влагу. Парадокс же заключался в том, что эта самая огненно-живая вода фактически и убила его, став причиной неожиданной смерти.

Едва начала розготаючись разыгрываться яркая картина трагедии, освещенная палящими лучами солнца, и окрашивая все вокруг в зловещее-кровавое сияние, как захвачено врасплох стадо в ужасе отпрянул врассыпную. На мгновение одном из пяти автобусов-скотовозів наступила относительная тишина, хотя за такой длительный промежуток времени оставаясь совершенно незамеченной и на общем фоне веселого шума. А тем более во время движения колонны и истерично-пронизнивого свою мєнтовської силени сопровождения. Да и сама обречена умирающая жертва практически ни одного громкого звука не издавала, лишь глухо хрепіла и булькала кривыми брызгами. А от так и неожиданное оцепенение в толпе жадавшого водки и развлечений длилось тоже не долго.

Сам же автор творения, в отличие от своего окружения никуда не дергался, тупо пялится-спокойным взглядом на успешный результат своей работы. А возможно и вовсе не успешный, кто его знает... Во всяком случае, никакие эмоции на морде-лица Хозяина не отображались. Зато окружающая биомасса эту застывшую спокойствие потрактувала совсем по-другому, - безапелляционного и однозначно воспринимая, признавая за сильнішо-хладнокровным право первенства. Коллективное бессознательное, будто тот единый, монолитный живой организм, предварительно уже достаточно объединенный с помощью водки, сразу признало за победителем своего лидера. И чем кривавішо-ужасней была одержана победа, тем больше и не похитніший имел авторитет, а точнее наделялся им их вождь.

- Уууууу.., - пробежала толпой волна неопределенного мычания.

- Так это же наш Янєк!!! - раздался чей-то неожиданный, довольно-восхищенный возглас.

- Уууууу!!! - облегченно видихнуло стадо, сразу же по этому меняя интонацию на радостное гудение.

Тут же нашлись и прислужники-шныри, любезно подсовывая только что назначенному герою-вождю еще не начатую бутылку водки и лучшие куски закуски. В целом же стадо довольно загомоніло, підступаючись поближе к своего нового лидера-начальника. Делая облик, что-то вроде умного оскала-гримасы на своих тупых, пьяных рожицах, биомасса теперь разглядывала его с любопытством и одновременно с какой-то потаенной величностю, даже благоговением. Кто-то, протянув руку и пытался прикоснуться к только что состоявшегося прямо перед их взором живого воплощения нового мессии, при этом топча ногами уже сконавши, но пока теплое тело несчастной жертвы. А в том кому было дело до валявшоїся на полу массы отработанного материала, которая вскоре превратится в кучу отработанного навоза...

- Урааааа!!! Да здравствует наш Янєк - пабєдітель! - забурлила жизнь еще больше и відривнішим праздником.

- Урааааа...!

Получив с появлением нового вождя мощный толчок биомасса крайне обезумела окончательно слетев с катушек. Исторически--убойные возгласы-лозунги логично, и вроде как незаметно перешли в зомбуюче-веселое исполнение песни:

“... ао Массивы к самым да акраін,

с южных гор да сєвєрних марей,

чєлавек праходіт как хозяин

нєаб'ятнай родінай сваєй...

... и я другой такой страны не знаю,

Где так вольна дишит человек!!!” - остервенило-отупіло вилы биомасса.

Обвішавши, как те обезьяны, зарешеченные стены своего комфортабельного отряда-автобуса, счастливый электорат выглядывал наружу, в большой мир подставляя встречному потіку ветра свои крайне замакітрені головы. Находясь в эйфории от радостного предчувствия еще более интенсивных развлечений, очікувавших их впереди, счастливцы ничего другого не замечали вокруг себя. И лишь когда кавалькада машин остановилась на подъезде к райцентру VIP-персоны, завидев, наконец сжалились на стоявші вдоль дороги празднично одетые, такие же не менее счастливые толпы зустрічавших их людей, украшенных на сияющих, радостных лицах широкими, искренними, едва не американскими улыбками-оскалами.

Счастливо-ликующая толпа интенсивно-отчаянно размахивал им бесчисленными цветами, флагами-транспарантами расписанными известными салоганами-призывами обіцявшими манну небесную в сочетании со сказочно-счастливой жизнью и т.д. Вот только общем ярко-пеструю картину несколько одноманітило домінувавше партийную окраску.

- Угу-угу! Угу-угу! - скакал по зарешеченных стенах безгранично-радостный электорат.

- Родьнєнькіє маи! - неожиданно вихопилась, відліплюючись от зустрічавшого толпы невзрачная женщина, ловко бросаясь к зупинившогося рядом скотовозы. - Вазьмітє имею чєлабітнаю... Памагітє нам! Только на вас задних адна надежда!

А следующим движением она выхватила откуда-то из-за пазухи зкручений в трубочку и перевязанный алой лентой свиток бумаги, тут же передавая его в клетку. На первый взгляд невинный свиток, вызвал в салоне автобуса-скотовозы настоящий взрыв. Счастливца, которому в руки неожиданно попало чєлобітноє прошение, сразу же сбив с ног начали топтать, пытаясь вырвать у того ярко-необычную вещь. Еще мгновение и свиток пошел гулять по всему немалой отряда, дорогой постепенно уменьшаясь в объеме, оставляя в руках, в которых он побывал часть своего тела. Естественно, что каждому хотелось получить в свою собственность кусочек чєлобітной, а затем вызвал невероятный шум и толкотня, быстро перерастая в хаотично-сплошную драку. Одурівший, чумной электорат дрался каждый против всех одновременно, уже совершенно не понимая собственно чего и за что. Собственно на этот момент от злосчастного сувію не осталось даже и упоминания, не говоря уже за какую-то материальную составляющую, - чєлобітная растворившись, буквально исчезла в розгулявшомуся оптовом бессознательном...

Все было бы ничего, чтобы достаточно немалое количество буйствовавшого в прочной клетке-салоне не начала розшатывать самую фуру. Собственно разломать, разгрызть стально-зарешеченного каркаса пассажиры скорее всего были не в состоянии, а вот перебросить фуру то это так, опасность именно в этом и состояла. Так взволнованно-потурбоване начальство и забегал туда-сюда под зупинившоюся колонной. Необходимо было срочно предпринимать какие-то меры, ведь опасное пламя виникнувшої пожара стремительно начинало перекатываться и на другие, соседние автобусы-скотовозы, рискуя окончательно вывести ситуацию из-под контроля. Тем более, что авто стояли гуськом друг за другом, таким образом перекрывая видимость из клеток вперед-назад, поэтому электорат мог только слышать, что там творится у соседей. Это же в свою очередь еще больше напрягая обостряло ситуацию. Неизвестная неопределенность лишь подвергала рвение.

- Назад, Назад! Атставить! - репетуючи бегал какой-то местный менеджер-распорядитель, выкрикивая приказы организованном толпы встречающих. - Это не те, назад! Атайдіть назад!

- Как не те?! - растерянно кліпала глазами зачинщица до массовых беспорядков. - Разве это не депутаты?!

- Ты че, старая, ваще рєхнулась?! - весело заіржала девица, одна из многочисленного толпы ряженых в украинские вышиванки и с понакручуваними на головах огромными бантами. - Иди сюда да нас...

- Хавайся, а то сейчас атхватішь піздюліну! - воскликнула другая, такая же ряжена в профессиональную украинку телка, поддерживая свою подругу, и за одно приходя на помощь этой странно-странной тетке.

Ухватив застывшую на месте, ошелешену просительницу под руки девушки потащили ее с обочины дороги, прячась в тень рісших под забором человеческих жилищ умных, больших каштанов. Отбежав на незначительную, но между тем достаточно безопасное расстояние, веселые подруги остановились не переставая хохотать.

- Ну ты тетка и даешь! - давясь смехом наконец воскликнула одна из девушек. - Ты чо туда папьорла?

- Так, депутаты же.., - очевидно до сих пор еще не успев даже закричать, что же собственно произошло, пыталась как-то объяснить свои действия женщина.

- Какіє нахрєн депутати! Ты чо, савсем таво? - красноречиво покрутила указательным пальцем у своего виска одна из спасительниц.

- Так, а что, разве не они?

- Ну ясное дело! Эта же быдла, разве не видишь?!

- Аткрєпкиє!

- Чего-чего? - переспросила женщина, очевидно, чем дальше то тем более ничего уже не понимая.

- Аткрєпкиє гаварю.

- А как ето?

- Ну-у.., бидлота, ето их сейчас пака трєнірують, - принялась объяснять одна из девушек, одновременно задирая на себе юбку и пытаясь что-то из-под нее достать. - А на выборы их будут вазить по ізбіратєльних участках.., типа как туристов, чтобы по аткрєпних справках галасувать. Січьош?

- А зачем, разве они дома не могут прогаласавать?

- Ну ты тупая! - вполне искренне расхохоталась хука, наконец, достав из-под юбки пачку “LM”. - На, луче закури, мазги нємнога правєтри.

- Да нет, я не курю, - отрицательно захилитала головой женщина.

- Да нєстєсняйся, угощайсь! - ободряюще моргнул глазом и вторая телка, принимая у подруги сигарету. - Пакури, ето же спєциальна для нас, для кабил, придумали.., льогкий міньєт називаїця!

- Да нет, девушки, я уже стара для этих делов, - категорически отказывалась и, одновременно со все большим интересом наблюдая за событиями, происходившими на дороге. - Я вот все не магу павєріть, что так магла па костыль...

- Она как! Ты так базариш, что теребил натуре видела живова депутата, - не переставали потешаться девицы, повсідавшись под деревом на траве и попыхивая сигаретами.

- А чего же нібачила?!

- Ну летка, ты прокольна! Кто ты такая, чтоб табе сам депутат живым паказивався?!

- Ну да, а чо?! Па талавізару видела.., енту самую ихню.., - на мгновение она остановилась, очевидно пытаясь вспомнить, как называется это сборище, когда собираются все до кучи слуги народа. - Короче, очень похожи, что в талавізорі, что енті сами.., в клетках...

- Слышь, а ты кстати за каво галасуєш? За каку партєю?

- Ну ты чо, дура?! - вместо тети отозвалась другая телка, шутливо толкая подругу локтем в бок. - Ясное же за каку, здесь все за адну, да?

- Ну да, наверное.., - неуверенно пожала плечами неудачная просительница, - я с этих самых, с електоратов...

- Ну вот виш, я чо гаварила, ана с наших! - радостно воскликнула телка номер 2, довольная полученным подтверждением своей правоты. - Я сразу тебя прасєкла, что ты наша, електаратавека. А вот воко, сказочно хера ты папьорла к етой бидлотє в клетках?





Семь



А между тем события на самой дороге, разрывалась чрезвычайно стремительно и динамично. Для усмирения разбушевавшегося стада сначала задействовали милицию. Немногочисленные стражи порядка, которые здесь находились, осатанело бросились усмирять электоральное быдло. Применены методы были незатейливо-простыми, но в то же время и максимально эффективными, - первым задачей стояло позкидати бидлоту с агратованих стен клетки-салона. Поэтому собаки Луценко и принялись изо всех сил бить дубинками по ногам и пальцах рук, которыми с середины держались-стояли на решетке VIP-пассажиры. Вирувавший шум сразу же усилился, правда несколько меняя интонацию, от радостно-возбужденного в истерически-жалостливого ной с частыми, душа роздираючими поплями боли от полученных травм. Но то, кого здесь интересовали чьи-то поломанные, искалеченные пальцы и т.д., главное, что стены-играть быстро стали увольняться. Висившы на этого на них тела посыпались вниз, шо те перезрелые груши, соответственно и перестав раскачивать фуру.

- Давай, закрой их к чортовой матери! Дєлай тьомную, хватит им балдєть! - прозвучал следующий приказ от одного из многочисленных начальников.

В эту же миг операция усмирение-укрощение электората перешла от активной до следующей, более пассивной и качественно отличной от предыдущей фазы. Милиционеры еще продолжали пугать немногочисленных, замешкавшихся вдоль решетки пассажиров. В то время, как к ним присоединились уже и водители самых фур. На каждом грузовике между кабиной и фурой находились брезентовые тенты-запинала, поскручувані вроде такими себе шинельними скатки. Итак освободив тенты от стягувавших их ремней, водители быстро и ловко принялись зачохлю ваты каркасы своих зарешеченных фур-скотовозів.

На электоральное поле стремительно накатывала кромешная тьма. Какая-то непостижимая, но однозначно хищно-злобное существо неотвратимо-уверенно забирала у них свет, создавая посреди белого дня тягуче-липкий, непроглядный мрак.

- Кто? Что? Откуда!

Отовсюду посыпались вопросы, мгновенно загоняя стадо в глухой, безвилазний угол. Соответственно этому и сама окружающая атмосфера по мере того, как надвигался чехол-тьма на долгие, вагоноподібні салоны их комфортно-непритязательного пристанища, уменьшался, притишувався и царившее до этого шумовой фон. Чехол, кроме того, что приносил с собой тьму, так еще и вроде как и подавлял попав под него стадо на морально-эмоциональном уровне. До этого времени так неистово веселившийся, реготавшо-іржавший толпа моментально притих. Теперь слышалось лишь растерянно-недовольно, глухое гудение. Стадо налякавшись притихло, так, будто всю эту массу неожиданно накрыли мокрым рядном, вдруг притушуючи их пыл.

А по-большому счету где-то на то и похоже, во всяком случае накотивша темнота имела помимо прочего еще и такой следствие - при исчезновении видимой картинки где-то исчезли и какие-то более-менее існувавші к этому, такие себе табели о рангам. Толпа в непрогляднім мраке, небачачи перед собой маячивших к этому времени вожаков, теперь их уже точно в упор не замечал в полном смысле слова. Поэтому недавний обладатель жизни слетел со своего надуманного, искусственно созданного пьедестала чрезвычайно быстро, как говорится, не успев и глазом моргнуть. А в том, ему пока было не к своей персоне, сейчас в стремительно мутнішій сознании ярко-цветными пламами плавала более актуально-поняла информация:

“БАБЛО ПОБЕДИТ ЗЛО!”

“ФРОНТ НАЦИОНАЛЬНОГО СПАСЕНИЯ!”

“ФРОНТ ПЕРЕМЕН - ПЕРЕМЕН!”

Отовсюду кричали, вероломно вломлюючи в запаморочену, шальную сознание из многочисленных, плотно облепив все окружающее пространство биг-бордов нагло-утвердительные призывы-слоганы. Выступая, по меньшей мере истиной в последней инстанции информационно-зомбуючий поток дерьма маневра для размышлений не оставлял. В итоге, биомасса по определению не должна была думать, ведь для этого есть вожди-руководители, вот кто думает-решает! Дело же быдла телячо-тупо тянуть лямку и выполнять все приказы-инструкции, все то, что придумывала священная власть, которая, как всем известно - от бога...

“БАБЛО ПОБЕДИТ ЗЛО!”

“СТРАНЕ НУЖЕН ЛИТВИН!” - истошно орало лозунг в электоральной голове Янека.

“ФРОНТ БОРЬБЫ ПРОТИВ БОРЬБЫ ЗА ВЛАСТЬ!”

“ФРОНТ ОСВОБОЖДЕНИЯ ПАЛЕСТИНЫ ИМЕНИ ФАРАБУНДО МАРТИ”

“ТИГРЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ТАЛИБАНА”

“ДАЕШЬ ФРОНТА УГЛЯ И ПАТИЛЕТКУ ЗА ЧЕТЫРЕ ГОДА!”

“А НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ СВЕРАВНО БЕЗ ПЕРЕМЕН!”

“ТЫ, ЗАПІСАЛСА ДАБРАВОЛЬЦЕМ?” - будто обухом по голове гепнуло Электорату, одновременно выхватывая из потайного файла запрещено-провокуючу музыку:

“... между землей и небом ВОЙНА!

... и где бы ты не был,

что бы ты не делал, - ВОЙНА!!!”

и мгновенный переход:

“Хатят ли рускіє вайни?”

- Хатят-хатят!!! - эхом отозвалось из бесчисленных уголков микро и макро космоса...

А дальше пошла полная ерунда!

“Холодное практическое воздуха охватит почти всю нашу страну. Атмосферный фронт перемен/не перемен, будет сохранять низкий, антикоррозийная давление, тогда как другой, противоположный фронт создаст, спровоцирует антициклон со всеми возможными вытекающими отсюда осадками-выпадами, генно-модифицированными оксидантами-стабилизаторами идентичны натуральным выделений-експерементних фекаліїв со вкусом курицы и запахом пластмассового мяса... Срок годности неограничен... Хранить в сухих вентилируемых мозгах, подальше визе вкусом курицы и запахом пластмассового мяса... Срок годности неограничен... Хранить в сухих вентилируемых мозгах, подальше от возможных, думающих субъективно-объективных реальностей...”

И следующий переход:

“ - Я это называю, эффектом лошадиной задницы

- Объясните, пожалуйста, что вы имеете в виду?

- А все очень просто.., если все время, по всем телевизионным каналам показывать только одну лошадиную задницу, рассказывая при этом, какая она исключительно-уникальная, и что у нее рейтинги просто зашкаливают, и при этом никакой другой альтернативы нет! То в конце концов, народ выберет президентом ЛОШАДИНУЮ ЗАДНИЦУ!...”

- Сукааааааа!!! - взревел Обладатель жизнь со всей своей глупой силы рубя кулаком окружающее пространство-мрак.

А впрочем мрак, хоть и по определению не предполагал увидеть что-либо, а затем, когда чего-то не видно, то значит его и не существует? Или не так? Конечно, не так.

Не успел кулак и как следует разогнаться, как тут же и врезался в нечто такое драглисто-тупое, но тем не менее способно выдавить звук...

Под кулаком Хозяина что-то хлюпнул заверещало, а в следующее мгновение кто-то хорошо попал в ухо уже и самому зачинщику. Итак неистовое свадьбы, как будто взяв небольшую паузу-передышка, рвануло вперед с новыми силами и в несколько других окружающих реалиях.

На это время автобусы-скотовозы снова находились в покачиваясь по не первой молодости и свежести дороге. В общем, колонна минуя запланированную ранее конечную цель, в виде райцентра, взяла курс на область. Где-то там, что-то в руководящих головах изменилось, а потому ничего не подозревая VIP-счастливцы теперь путешествовали в своих изолированно-закрытых салонах в такую дальнюю даль, о которой никто из них у самих смело-фантастических снах не мог даже и мечтать...

С течением же еще некоторого времени, пока глаза не привыкли к темноте, а при помощи пинков-кулаков стало известным и ближайшее окружение то выяснилось, что можно чувствовать себя достаточно уверенно и комфортно и без того солнца-света, тем более, что небольшие его части все-таки сюда проникали. Через дыры и порезы в брезентовые окружающую темноту прошивали, такими себе пильовими полосами солнечные лучи, создавая довольно фантасмагорическую картину. А сама оболочка чехла сейчас казалась больше похожей на утаивается-непостижимое звездное небо, чем собственно на конечно-банальный брезент.

Итак, постепенно все становилось на свои места.

Правда не все чувствовали себя так же уверенно и беззаботно в темноте, как и световые, а тем более в зажатому, ограниченном пространстве. Зачохлення-затмение зарешеченного салона добило Карпуху окончательно. Бедняга и без таких дополнительных мер предосторожности уже почти ничего не видел, - от недавно получившего міжиочі удара под грузовиком, в настоящее время верхняя половина его рожи походила на один сплошной синяк, уже больше и больше розпухаючи. А тут еще и эта проклятая клаустрофобия ошелешуючи, в очередной раз неожиданно накрыла с головой.

От безысходности бывший парашютист-гаишник готов был кого-то убить. Зато его самого чуть не прибили, мощным толканием в спину сбивая на пол. Земля в очередной раз перевернувшись с ног на голову снова стала очень близкой. Хотя нет, сейчас это пока что была только металлическая пол их зарешеченного, зачохленого отряда. К самой же земли отсюда оставалось, ой как еще далеко. А впрочем, все относительно.

Только рыло бедняги проорало зубами по грязной, скользкой полу, а по ему самому потоптались ноги соседей, как... О чудо! Свет!

Карпуха разглядел четко и ясно. - из-под земли, то ли лак из-под полы вырывается достаточно немалая пятно света. Как такое может быть?! Может у него уже галюны? Однако сейчас не до размышлений. Получив, завидев такой мощно красноречивый стимул, он изо всех сил рванул вперед. Расстояние до спасительной пятна на первый взгляд как-будто была и недалеким, но, несмотря на топтался шей между ними лес ног, то пришлось приложить немало усилий, чтобы добраться до цели.

Сколько ушло времени на преодоление этих нескольких метров пространства осталось неизвестным, но когда он наконец добрался ее то несомненно получил должную награду за все перенесенные им страдания, как говорится, - тяготы и лішенія. Во-первых, и это главное, свет не оказалось миражом, оно было реальным! А во-вторых, через это отверстие в полу можно было дышать свежим воздухом, и к тому же еще и смотреть на пробегав под колесами автомобиля бесконечную ленту асфальтату. То есть на какое-то время по ту проклятую клаустрофобией можно забыться. Вот где спасение.

Припав к дыре в полу с неровными, рваными краями, Карпуха жадно хапа в рот свежий, ароматный воздух, такую душистую смесь дыма от отработанного дизельного топлива с дорожной пылью. Какой процент в этом коктейле принадлежал собственно самому воздуху, то конечно оставалось только догадываться, во всяком случае несомненно было одно, что воздух находилось далеко не в большинстве. Но подобные нюансы, конечно же, не интересовали счастливца, ведь относительно приемлемости того или иного явления решающее значение прежде всего имело отношение к нему самому объекту. Каждый сам для себя решает, так же, как и определяет те самые приемлемые рамки-рамки и приоритеты...

Рваные края дыры, которую очевидно вырезали в металлическом полу газо-електрозварною, больше всего вызывали неудобства, предоставляя ему полностью высунуть голову наружу. Он даже не обращал внимания на то, что эта спасительная дыра сплошь была буквально облеплена слизью, залита и воняла так определенно и однозначно-четко, что даже запах дизельного дыма не был в состоянии заглушить, перебить устойчивого сморіду самого заброшенного общественного туалета. Хотя, с другой стороны, их социальном жилье подобный запах был привычно-понятным фоном, особенно кто-то пьяный всирався-ибсцикався прямо там, где и нажирався к этому, так сказать не отходя от кассы. Так что все в порядке, жизнь продолжается. А в следующее мгновение кто-то, невероятно важный и сильный, стал Карпухі прямо на голову, легко проталкивая-продавливая ее в отверстие. Оставляя на порванных, обісраних краях металла куски кожи, обдирая о них мотоциклетного шлема., председатель наконец достигла едва ли не максимально возможной цели, которая, т.е. цель с лихвой компенсировала все те многочисленные проблемы, которые сопровождали его на этом нелегком, опасном пути...

- Какой эта урод парашу занял?

- Навєрнає плохо каму-и стала...

- Так а мне хо с ентава.., пасцать же нада кудата...

Между тем раздавалось где-то там далеко-далеко, в недосягаемых, да и с остальными не имея никакого значения верховьях.

А впрочем Карпуха всего собственно и не слышал, находясь сейчас на таком возвеличено-приподнятом райском пастбище, что ему теперь уже не было дела до чьих-то банально-приземленных хлопот. Наконец он достиг своей цели! Переместившись на высший уровень бытия, теперь он мог поглядывать отсюда на всех с безграничным презрением и высокомерием. Теперь уже никто не в состоянии столкнуть его обратно, здесь он надежно укоренился-конкретно. С этого момента он, Карпуха, он и только он лично будет решать кого подпустить, приблизить к себе, но пренебрежительно отпихнуть, відшвирнути ногой...

В подтверждение - довершение своей правоты, на райское пастбище предположил теплый, ласковый дождь. И так от этого сделалось расслабляюще-приятно.., Карпуха, в очередной раз подтверждая свое высоко-громкое звание Автоматічєского Удовлєтворитєля, вплоть кончив от удовольствия. Что правда состояла какая-то странно-парадоксальная ситуация, ведь он стал святым вроде как наполовину, - в то время, когда голова уже находилась в раю, зато все остальное тело продолжало оставаться на другой земле с для всех зідси вытекающими негативными последствиями. А тем более, когда оказалось, что глава из этого тела зафиксирована надежно-конкретно в дырке производной параши. Естественно, что никто из близлежащего окружения в стороне не оставался, чтобы хотя бы как-то развлечься за такой вот подходящего случая с абсолютно беспомощного состояния таварища. Царившее в салоне скотовозы мрак, лишь подвергал біснуючомуся толпы азарта, пряча под своим покровом всех действующих лиц, надежно стирая любую идентификацию...

На самом деле в зафиксированном незыблемости проявилось минимум две стороны медали. Сначала распластанное на полу тело просто топтали, пинали ногами, несколько раз обісцяли его, но так продолжалось в принципе недолго. Далее занялись Карпухою уже более конкретнее-придирчиво. Зато беда підкралась с другой, совершенно неожиданной стороны, - не успел бедняга как следует и понять, что же там собственно суют ему в задницу, как в этот же момент грузовик, попав в очередную яму на дороге, выбросила оттуда колесом камень, попадая Карпухі прямо в п'ятачелу!

Камень хоть и был якобы небольшим, но мощно брошенный колесом он с легкостью срезал, отбил звисавшу с парашного отверстия выпуклую неравенство. Относительно прочный милицейско-мотоциклетный шлем, не дал разбитой на куски голове развалиться во все стороны, удерживая ее в куче. И благодаря этому сжата шлемом голова покатилась, подпрыгивая, что тот футбольно-динамовский мяч, асфальтированной дорогой, в конце концов погибая под колесами встречного “Камаза”...

Потеряв жизнь, полным составом своего тела Парашютист Гаишник наконец попал таки на райские пастбища. Вот она, желанная, запрещена церковно-православными канонами нирвана. И теперь ему совершенно безразлично куда едет, в какое такое светлое будущее направляется их автобус-скотовоз...





Восемь



С перемещением на высший уровень одного из бойцов жизни конечно же не остановилось, оно длилось, и не смотря ни на что, все больше набирало обороты. Через некоторое время караван уже підсовувався центральной площади их областного центра, вливаясь будто тот ручей, в большую полноводную реку, которая состояла из таких же, предусмотрительно затентованих автобусов и с почти стандартной ярко-піскрявою раскраской тентов-фур. Чего здесь лтше не было!

От банально устаревших, вигорівши на солнце за долгие годы эксплуатации строго-конкретных надписей “Совтрансавто”, к беззаботно-веселым, пестрых картин призванных развлекать и веселить публику: “Луна-парк”;

“Только в нашем цирке можно все ЭТО увидеть!”

“Комната смеха и шпагоглотатель!”

“Эксклюзивная сенсация: Мистическая голова”

“Мобильный зверинец - самое экзотические, уникальные виды животных”

“Только сдесь, человеко-обезяна и говорящая жопа-чревовещатель! ”

“Спешите видеть!!!”

“И пристал Ноев ковчег вверх.., и начал Ной выпускать из него животных..! Всякой твари по паре..! И увидел Ной бєгущіх к нему людей, радостно кричащих и машущих руками.

- Слюшай, цирк преет хал, да?!”

- Первый пашол! Втарой! Третий пашол - отовсюду, от каждого скотовозы-вагончика звучали привычные окрики-приказы конвойных легавых.

VIP-пассажиры, хоть и чумные от неліченій количества слойного спиртого, а впрочем, хорошо понимали и осознавали суть виголошуваного. Подавляющее большинство публики побывала на зоне, а следовательно и знакома была с этапами-пересилками и соответствующими правилами и т.д. Поэтому услышав такие резко-привычные, милувавші слух оклики стадо почти организовано принялось разгружаться, не забывая при этом удивленно оглядываться вокруг. Однако организаторы-распорядители не теряя времени, быстренько направляли электорально-фекальные потоки на кишівшу такой же нетерпеливой публикой площадь.

На самом деле прибувше стадо вивантажуючись из зарешеченных, зачохлених салона-отрядов вроде как на волю, был не просто удивлен, - оно было вражно ошарашено, раздавленное, размазано по свежо полапаному асфальтированной покрытию. Такого ярко-насыщенного, с величественно-наполненного окружения несомненно, что абсолютное большинство чего-то подобного в своей жизни еще не видела. У режиссеров-распорядителей главного в области предвыборного митинга-шабаша фантазии, так же, как и глупых денег не хватало. Поэтому размах, масштабы поражали даже сытых, переборчивых городских жителей областного центра, не говоря уже за привезенную из глухой периферии бидлоту.

- А сейчас для вас, спєциально для вас будет петь золотой голос Расії Нікалій Баскаааааав!!! Встрєчайтєєєє! - орал какой-то сумасшедший на огромной сцене, увеличенный, усиленный многочисленными огромными экранами, обступившими по периметру площадь, чтобы из любого места было хорошо видно, что собственно происходит на главном подиуме.

Толпа хилитнувшись одной плотно-монолитной массой завил, захлопал в ладоши неистово-радостно приветствуя пожалувавши к ним в гости звезду. И неважно, что им начали крутить обычный видео-клип, а на самой сцене в это время вигоцувались несколько полуголых девиц. Для не искушенного стада достаточно было и телевизионной картинки...



Бредовые №1:

“А страна между тем так и продолжает находиться в неведении, интрига сохраняется... Так чем же все-таки ударилась наша звезда? ”



Бред №23:

“G-8 пришла к мысли, что потепление климата более чем на 2О С не допустим!

- Да, это понятно, - соглашаясь не отставал дотошный журналюга, - но, как можно на практике достичь подобных, желаемых результатов, то бишь, удержать температурную планку на необходимо-приемлемом уровне?

- Да очень просто. Теперь все исследования, все наблюдения в климатической отрасли по всей планете будут находиться под строгим контролем, никто не будет иметь права объявлять широкой общественности своих исследований без согласования с созданным специально с этой целью международным координационным центром.

-Другими словами, необходимы данные будут підтасовуватися?

- Я на вашем месте, уважаемый, воздержался бы от таких категоричных предположений, - недовольно скривился высокопоставленный государственный муж.

- Ладно, воздержусь...

- Ну вот и прекрасно! Видите, как мы быстро с вами порузумілися.

- А по-другому и быть не может, ведь все гениальное - просто! То теперь мы можем быть уверены, глобальное потепление больше не угрожает нашей планете?

- Да, конечно, G-8 за все и всех позаботится... ”

- Сука-а.., - что тот пес потрусил головой Янек, отгоняя роем нападавши на него самые разнообразные мысли, от перенасыщения которыми бедняга все никак не мог сосредоточиться на главном, собственно ради которого его сюда и привезли.

А между тем главное действо уже началось на сцене. Музыкальную фанеру перестали крутить, зато подиум заполонил толпа высоких, серьезных яйцо голевых чиновников. Переважавше среди начальствувашого истеблишмента строгое серо-черное одеяние заметно растворяли пістряво-яркие одеяния немалого стада тупцювавших тут же копов. Обычно ходивші в траурно-черных рясах церковники сегодня сияли парадно-праздничными мундирами. В расшитых золотом балахонах и с такими же золотыми хоругвали в руках, они призваны были наверняка олицетворять собой, подчеркивать, что все это действо является не просто богоугодное дело, более того шоу санкционировано им лично. Хотя, с другой стороны,куда там ему,когда чуть не каждый церковник выступая от его имени вергав тут такими делами... Не приведи господь узнать за это все их пастве!

- ...Я был там! - показал куда-то в сторону очевидно главный здесь вождь-оратор. - На горе.., етой самай.., да, - на мгновение он остановился, бросая ухо в сторону штыря, то ему підказувавшого. - Да.., карочє, алімпійскіє старци дальше мне зєлєную, то есть благаславілі на прєзідєнта!

- Урааааааа! Урааааааа! - не самото-радостно завопила биомасса на полностью заполненной площади.

Почикавши несколько минут, пока несколько утихнут безграничны чествования вождь продолжил.

- Ни дальше мне єщйо талисман.., кости антіканкурентнага святова! Да.., тьфу ты глядь мощи! - поправил он себя после очередной подсказки штыря-суфлера. - Мощи, да.., ни памогут нам пабєдіть этих казлов, что нам с вами жить мєшають!

- Ураааааааа..! - хилиталося, бурлила биомасс не море затопив собой все свободное пространство.

Мессия же тем временем поддев носком лакового туфля крышку стоявшего у его ног небольшого, похожего на детский гробика и отбросив ее в сторону, достал оттуда немалую костомаху со свисающими с нее какими-то лахміттями.

- Вот! - заорал что было силы вождь, потрясая над головой своим удивительно-ужасным талисманом. - Вот! Вот ага святога с каторай мы пабєдім сваїх врагов! Всех пабєдім!!! Всех!!!

Не мощные усилители усиливали лунавші откровения воплощенного бого-вождя, а впрочем перекричать крайне заведено биомасс не стадо, техника была не в состоянии. Биомасса зайшовшись в эйфории экстазом в данный момент представляла собой одно целое. Единый, сплоченный организм находился под властью навязанную-зомбуючої идеи, которая вивергаючись наружу была проста и понятна. Собственно над ее понятностью даже не нужно было и думать, если конечно у кого-то из присутствующих еще оставалась подобная способность.

- У-ра! У-ра! - в едином ритмическом порыве скандировало стадо, впоследствии сливаясь в один монотонный гул, где уже сложно было выделить отдельные слова, разделить их и т.д. Собственно истечении одного возгласа поглощало начало следующего, таким образом создавая непрерывный поток звука, в котором, при желании и некоторой фантазии можно было услышать что угодно. - У-ра! У-ра! А-ру! А-ру! У-ра! Ра-ул! У-ах! В-лаг! Гулаг! Гулаг! Гулаг! Да-йож! Гулаг! Да-йож-гул-лаг! Гулаг! Впє-рьод! У-а! У-а!



Бред №1:

“ На-та-ша! На-та-ша! - вся страна упорно скандирует в интригуя затяжной паузы... Что случилось? Чем же эта сука ударилась?!!”

Хомо-Чєловєкоус окончательно проснулся в перегретом компьютере Янека, и дальше уже ни на миг не отпуская его.

Просто бред:

“...мы ведем прямое включение с места происшествия...Сейчас здесь происходит нечто совершенно невиданное, величественное...Ваш покорный слуга все это может наблюдать воочию.., эту открыто-искреннюю, горячую любовь электората к своему кумиру, к будущему нашей страны...к Сожалению формат радиопередачи не в состоянии передать визуально картин.., но, поверьте мне на слово... ”

- Сука-а! - в очередной раз зарычал Электорат.

Однако на этот раз это был радостный возглас. Наконец! Наконец он вспомнил, что ему сейчас необходимо найти. Даже, чего бы это ему не стоило! Пусть там, а он должен.., должен.., обязан.., ведь без этого дальше нельзя... Без этого окружающую шоу со всеми фейерверками, зажигательной музыкой и бесконечно-отрывным свадьбой уже не в радость. Даже водка...

От упоминания водку в Янека аж морда посветлела, а мутные, хаотичные мысли сами собой шарахнулись врассыпную, на мгновение освобождая его мозг от навязчивых идей. А в том, просветление длилось совсем не долго, после чего шизоиды несколько большим остервенінням набросились на беднягу окончательно загоняя его в тупик.

Отхлебывая из горла бутылки водку, которая предусмотрительно была спрятана до внутреннего кармана пиджака, Хозяин жизни решительно двинулся на поиски своей цели. Куда именно идти, и собственно где ее искать от кого не знал. Точно было известно одно - нужно двигаться вперед, туда за пределы этого бесконечного, хилитавшогося моря. И он двинулся...

Щелк! Компьютер пошелестівши файлами, снова врубите тот, гламурно-интригующий, недававший покоя на протяжении всего дня сюжет.

Бред № 1:

“Что случилось? Чем же эта сука ударилась?!! неистово - истерически вопил придурковатый журналюга, тем самым переводя сенсацию на качественно высший уровень абсурдного маразма. - Чииииим?!! И не один хер чем-либо, что морда, что задница у нее ОДИНАКОВЫЕ! Другой вопрос, как же теперь танцы без звезды на канале 1+1? Но, об этом в нашем следующем включении... ”

- Сука.., так всегда.., на самом интересном!

Набичившись, энергично-живо работая локтями, а иногда и кулаками, Янек подвинул на край площади... А в том, безграничная территория не заканчивалась, он уперся в нависавшу над ним каменное здание. Куда дальше? Вправо-влево? Какая разница..главное выйти на более-менее свободное пространство.., выйти из этого воловшого, ненавистного толпы.

Здание наконец закончилась.., собственно, как и все в этом мире когда-нибудь да заканчивается. Переулок. Так, хорошо.., Но что же хорошего, когда вокруг мукора, будто те пастухи завертавші обратно скот, что хотела выделиться, отбиться от стада...





Девять



“...БЕЕД-БЕЕД БОЙЗ! КАМОНИ.., КАМОНИ...” - молотом била по голове гремівша из салона авто музыка.

На ом плавацей время зомби каким-то чудом все-таки удалось вырваться за пределы площади, и он теперь находился фактически в свободном плавании - слоняясь бесконечными, напівтемними переулками чужого, враждебного города. Он уже не знал куда идет, да и вообще где собственно находится. Ясно одно, нужно двигаться вперед.., цель где-то здесь, совсем рядом...

“...БЕЕД-БЕЕД БОЙЗ! ЕСТЬ.., АГА-АГА! БЭД БОЙЗ КАМОНИ.., КАМОНИ...”

Рішенняя пришло мгновенно. Вот он! Навороченный “Лексус” двусмысленного толкования предполагал. А затем, запустив левую, свободную руку в открытое окно в дверце, Янек схватил сидівшого за рулем молодого человека. Легко, словно ту ганчірну куклу пешеход поезд водителя наружу. Только что же председатель ошарашенного, вопящего парня высунулась за пределы салона, как тут же и получила сокрушительный удар пустой бутылкой из-под водки. Тело борсавшогося намагавшогося сопротивляться мажора мгновенно перестало дергаться, здуваючись языков пробита резиновая пуля. Но соискателю истины очевидно показалось недостаточно одного лишь удара, а поэтому для надежности он исполнил еще несколько контрольных ударов остатком рощбившоїся бутылки. Зажатое в руке мстителя горличко с острыми, щербато-порванными краями легко входило в мягкую, податливую шею потерявшего сознание тела. От каждого следующего такого удара из образовавшихся ран кровотечение лишь усиливалась.

- Уууу..,сука! - удовлетворенно воскликнул Хозяин жизни, наконец оставляя в покое свою жертву.

Открыв дверцу, на которых выехав из салона авто, так и осталось висеть изуродованное тело, Янек полез на его место.

“...БОЙЗ! БЕЕД-БЕЕД БОЙЗ! КАМОНИ..,” - исступленно орала музыка подавляя собой все другие окружающие звуки.

Именно через эту сатанинскую канафонію, и плюз собственный заторможенное состояние зомби больше ничего вокруг себя не замечал. Зрение его был прикован к танцювавших ярко-колорьох многочисленных столбцов, которые будто те морские волны, перекатывались туда-сюда на экране автомобильной стереосистемы в такт лунавших ритмов. Зачарованно Янек вылупился на до сих пор еще не виденное чудо, на миг забывая чего он вообще сюда придибав. Поэтому победитель и не видел и не видел, как из машины врассыпную лопонулися остатки компании, которая за какую-то минутку-другую до этого так весело и беззаботно проводила здесь время.

Не отрывая взгляда от танцювавших столбцов новый Хозяин восторженной, отбитой у врага собственности немного пошевелился, очевидно чтобы удобнее сесть и т.д., одновременно опираясь рукой где-то на край сиденья.

-Сукаааа!-не своим голосом неожиданно заревло тєло, відпрянівши назад.

Теперь он уже смотрел на другой интересный объект, на медицинский шприц, который пробив ладонь сейчас болтался на его руке. Долго не раздумывая Янек выдернул из своего тела наркоматську машину, сердито відшвирюючи ее куда-то в сторону. Правда полученный укол одновременно вывел его из зачудованого состояния оцепенения, теперь сяявша панель космического корабля больше не вставляла, да и гулко стуча музыка тоже как бы отошла на задний план, уступая в его сознании местом навязчиво-маниакальной идеи.

Однако, реализация идеи почему-то проявилась в проведении в роскошном авто топального шпона, который никакого конкретного содержания и не носил. В конце концов поисковик скорее всего и сам не знал, что ищите...

-Сука!-изо всех сил рубанул кулаком по ненавистных ярко-веселых пятнышках Хозяин, все так и продовжувавших беззаботно прыгать на экране крутой музыки.

Изысканная иностранная техника явно не была рассчитана на такое вот, уж слишком упрощенное обращение с собой, а потому последствия не заставили себя ждать. Вдруг все умерев затихло. Минутку-другую зомби еще сидел, тупо пялится на результаты своей реальности, и лишь потом попытался было что-то там починить. Манипуляции заскоробними, непослушными пальцами щодного положительного результата не дали, поэтому пришлось доставать из за голенище кирзового сапога немалого ножа.

- Сука.., давай.., радіво давай.., - посапывая бубнил себе под нос победитель, сосредоточенно ковиряючись своим орудием в мертвой панели машины.

Кроме собственного бормотания зломлювача, слышалось еще и шуршание, треск знищуваної панели. Под прочным стальным лезвием ножа, усиленным не міреною, дурной силой сумасшедшего, пластик ломался относительно легко. И вот после не продолжительной, но достаточно тяжелого труда Янек теперь мог уже задвинуть в сделанное отверстие пальцы обеих рук. Повириваши с внутрощів целые клочья проводов, поисковик наконец ухватился обеими руками за край, и одновременно упираясь ногой в панель пытался очевидно еще больше расширить отверстие. Зато відломився немалый кусок панели. Но радіва все так и не было...

- Сука! Сука! Сука! Сука! - зашелся в истерике бедняга, теперь пытаясь уже добить остатки ненавистной роскоши кирзовыми сапогами. - Сука! Будешь знать, сука! Я тебя.., - молол всякую ерунду он окончательно теряя смысл, которого и до этого находилось и черепной коробке не слишком много.

Понятно, что салон престижной машины отнюдь не был рассчитан на футбольно-боевые упражнения, а потому во время очередного разворота-поворота боец ударил по рулю, мгновенно возбудив дрімавший к этому мощный звуковой сигнал-сирену. Эта новая неожиданность так напугала беднягу, что он стрімголова лопонувся на улицу, по ходу сбрасывая на землю все так и висившы на дверце изуродованное, бесчувственное тело водителя “Лексуса”. Как только беглец выскочил на проїзжу часть дороги, как сразу же попал в ослепительные света нісшоїся переулком машины.

Еще мгновение и Янекове тело оказалось на капоте запищавшого тормозами, посунувшогося юзом збившого его авто. Однако он там оставался не долго. Ударившись о лобовое стекло, одновременно превращая его в сплошную сеть паутины, тєло Хозяина наконец перелетел через машину на другую сторну со всего маху гепаючись на асфальт. Не успело тело всей своей поверхностью максимально прилепиться к твердого покрытия, как ошалелый мозговой компьютер уже посыпал ему следующий приказ:

“Встать! Живо! Только в движении твое спасение! Вперед!”

Но куда? В какую сторону?

“Вперед!!!” - не угавав внутренний голос.

И Янек побежал... С каждой следующей секундой набирая скорость и увеличивая расстояние от переслідувавших врагов.

Возможно, ему и удалось убежать, чтобы он правильно выбрал направление движения - сбегай он вдоль дороги... Зато бедолага направил все свои усилия для спринтерского преодоления поперек улицы. Не широкая проїзжа часть.., еще более узкий тротуар.., и бегун на полной скорости столкнулся с огромным витринным стеклом. Столкновение пришлось как раз на розділявшу витрину пополам вертикальную стойку металлической рамы. Так вот эта самая устойчивая и остановила бешеный лет здоровенного мужика, не давая ему проскочить на территорию за стеклом. Зато огромная витрина мощной атаки не выдержала - лопнув, розколюючись часть стекла рухнула вниз, засыпая, погребая под своими острыми осколками непрошеного визитера. Зато другая, верхняя часть замерев зависла на месте...

Еще мгновение и огромный пласт стекла, толщиной в палец взрослого,здорового мужчины рухнул вниз. Стартовав с трехметровой высоты , со свистом рассекая воздух лезвие гильотины легко,словно тот огурец перерубало пополам тело неопределенной,электорально-разделенной существа трапившоїся на пути стихии...

-Я маргинал шесть! Я маргинал шесть! Прием! - раздавался в пустом эфире металлический голос, пытаясь докричаться хотя бы к одной из многочисленных мєнтовських групп, неспешно поспішавших к трапившоїся очередного приключения.

- Я маргинал шесть...



м. Винница 22 августа 2009 г.