Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |

Одиночество - Облако Константин

Какая белая и пушистая эта перина! Насколько она нежная и насколько чиста! Господи, как было неуютно там, на земле! Но я поднялся над землей - над ее суетой и бренностью, печалями и страхами. И там внизу осталось все, что когда-то держало. Листья, стебли, ветки, корни. Я стал свободным и крылья развернулись, подобно цветку, что распустилась.

Я взлетел над землей, погрузился над пределами, наполнился свободой, как значением. И значением, как свободой. Все мои мысли объятые когда нежным, но цепким стеблем, который возрастал с самой макушки земли, нашли теперь свободу. Я взлетел как птица и нашел эту сладкую негу, это величественное ложе среди потрясающей чистоты голубого неба - облако, ласкает даже мое сердце своими ажурными пушинками.

И теперь, глядя на словно сонную, застывшую в суете и нелюбви землю, я даже почти не вспоминаю ту обжигающую, соленую как море, слезу, которая разорвала мое сердце, вырвав из него крылья, что еще только зарождались. И как я холодными, синіючими от ветра окровавленными руками закрывал, заживлял рану, зияющую в моей груди и убаюкивал, холил и лелеял эти нежные крылья. Белые с тонкими розовыми прожилками незабытых снов, еще не развернуты они напоминали бутон яблоневой цветка. Я ласково согревал их своим дыханием и трепетно гладил эту нежную плоть. И вот они ожили, я услышал их глухое сердцебиение. О, это была поистине сказочная мгновение! Нежный бутон развернулся подобно гигантской, непреодолимой в своем желании жить цветке. Затрепетали на ветру пушистые белоснежные перья, все сильнее запульсировала кровь в жилах. Я обрел свободу. И свобода приняла меня.

Будто подчиняясь неизвестному, заложенном в подсознание самой природой инстинкта или ритуала, я поднял руки к небу и одним рывком крылья рванулись вверх и прилипли к моей спины между лопаток. На мгновение я почувствовал боль, но лишь на мгновение. .. Вот. я свободен. Крылья подняли меня вверх, мне даже не пришлось прилагать каких-либо усилий. Я лечу!

Я достиг облаков! Сколько раз я поднимал глаза к небу и мечтал о том, как было бы хорошо окунуться в этот молочный пух, лечь на это священное ложе и забыться в покое и блаженстве! И теперь я здесь, среди этих небесных одуванчиков, а серая, бессмысленная земля - там внизу. И мне нет никакого дела до того, что происходит среди этой вечной толкотни и суеты.

Которое прекрасно это зефірове ложе! Какое величественное убранство неба! Огромная цветущая одуванчик Солнца и тысячи, миллионы уже отцветших одуванчиков - облака. А вдали - миллионы и миллиарды таких же ярко горящих, как Солнышко, одуванчиков, но все они кажутся такими маленькими, некоторые даже мельче маковое зернышко. И все это рядом, я могу дотянуться рукой до пропливаючої мимо облака, могу перепрыгнуть на нее и так весь день кататься небом, задыхаясь от восторга. Это просто сказка!

. ..Обессиленный от веселья, я, уставший, упал на понравившуюся мной тучу и погрузился в сон. А вверху надо мной все еще так же резвились, играя с ветром пушистые облака. В лучистой беззаботности, переливаясь на солнце, они плавали по небу туда-сюда, туда-сюда.

Я забылся в сладкой дреме. Но одна из облаков ненароком взглянула на серую землю с проходящими на ней вечно асуетными людьми. И от этого мимолетного, вскользь брошенного взгляда потускнело нежное сердце безмятежной облачка и пролилась слеза. Зкотившись пушистыми его краями она упала вниз. Время будто застыло от этого. Вдруг замер, замолчал ветер, замерло солнечный луч. И лишь одинокая слеза продолжала свое падение, медленно и неумолимо приближаясь к неподвижной земле.

И на этом слезному пути не было ничего, что могло бы стать препятствием для этих обломков взглядов неба, растворенных в безверии слезы. Ничего, кроме такой же, как и другие, облака. Моей любимой облака. Тучи, которая приняла меня в свои объятия и так бережно хранила мой покой. Облака, с которой я хочу начать свой старт в новую жизнь - жизнь без страданий и боли, без печали и отчаяния. Облака, с которой начнется мое путешествие по неизведанным еще закоулках прекрасного мира, о котором там внизу на земле даже не догадываешься. Только эта туча была препятствием на слезному пути.

. . . Я сразу почувствовал резкую боль в груди, как будто кто-то огромным кинжалом пронзил меня до самого позвонка - это вонзилась в меня одинокая слеза посірілої облака. Слеза от серости и суетности, до сих пор еще незнакомой небожителям. Я попытался подняться с мягкой перины моей облака, но не смог даже пошевелиться. Не смог даже вздохнуть полной грудью. Мое дыхание перехватило и я почувствовал себя неспроможніше ребенка. Это ужасное ощущение непреодолимой тоски, безграничной безысходности - ощущение беспомощности. Как глупо! Теперь я был прикован к тучи. Теперь я в небе, среди свободы. Но не свободный. Я прикован к тучи. К возлюбленной мной облака.

. . . Надо мной всегда облачно...