Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |

Жил как-то один дяденька - Облако Константин

Жил как-то один дяденька

Жил как-то один дядюшка. И этому дядюшка очень нравились молодые девушки. Точнее даже не молодые девушки, а молоденькие. И даже не молоденькие девушки, а маленькие девочки. Ему хотелось прикасаться к ним, гладить, а дальше даже сказать страшно. У него была жена и трое детей. Но все три - мальчики. И он захотел, чтобы родилась девочка. Но у него снова родился мальчик. А потом еще и еще. Так родилось у него аж двенадцать мальчиков. Это к уже имеющимся трех мальчиков. А это хлопоты, заботы, а потом сразу и стресс. А время шло.

От этого ему еще больше хотелось прикасаться и гладить маленькую девочку. Даже маленькую. И вот, наконец родилась у него дочь. И только-только родилась у этого дядюшки девочка, так сразу и стала ему нравиться. Ему хотелось прикасаться к ней, гладить ее, а дальше даже страшно сказать, чего хотелось этом дядюшка. Тетушка, жена этого дядюшки готовила еду, убирала, стирала, купала детей. А дядюшка, когда тетушка-его жена купала мальчиков сидел под телевизором. А только-нь тетушка-его жена начинала купать девочку, все время искал повод войти в ванную и посмотреть. То за кремом заходил, то за ножницами, то просто в зеркало посмотреть. А тетушка его жена каким-то образом вычислила, что дядюшка нравится, но как-то не так нравится, их маленькая дочь, поэтому она начала возмущаться. И тем более, когда дядюшка сам захотел купать кроху-дочку, - даже кричать начала и из ванны выгнала. Дядюшка тогда вышел, но злобу затаил. После того тетушка его жена три раза случайно чуть не отравилась, дважды ее откуда-то чуть не прибило кирпичом, и один раз сама едва не задушилась. Но когда она чуть не душилась, но не додушилась, а осталась жива, она какое-то время болела и дядюшка пришлось самому готовить еду, стирать и детей купать. Впрочем, до последнего дело не дошло, потому что ему надоело готовить еду и стирать и тогда он вызвал бабушку. А про маленькую девочку пока оставалось только мечтать. А время шло.

После этого дядюшка решил, что ему теперь должны нравиться только чужие маленькие девочки. И стали они с тетушкой его женой жить счастливо, и никто даже подумать не мог, какие у дядюшки нехорошие желания, и уж тем более какие ужасные у него планы. А планы у него уже появились. Каждый день он ходил к зданию школы на соседней улице и выжидал там, надеясь, что какая-то маленькая девочка выйдет за территорию двора. Тогда он возьмет ее за ручку и поведет к сквера рядом со школой. А потом поведет на аллею усквері, а затем - в заросли сирени на аллее. И только на следующее утро, а может через неделю, а если повезет ему, но очень не повезет девочке, то и через месяц, а может и больше, девочку найдут. А может, и не найдут девочку, точнее не всю сразу, а только эту самую ручку. Но для этого нужен очень острый инструмент, - нож или топорик, или хотя бы пила. А таких инструментов у дядюшки не было. Да и не планировал он так уж обязательно разрезать или распиливать девочку. Ему хотелось только прикасаться, гладить. Ему нравились маленькие доверчивые и наивные девочки. Когда он только начал думать об этом и мечтать, сразу было видно, что ему действительно нравятся его мысли и мечты. Но время уже вообще линяв не известно куда! ...

И вот однажды он возвращался с работы и, как всегда, остановился в сквере возле школы в надежде подстеречь какую-нибудь одинокую маленькую девочку. Но все маленькие девочки шли домой кто с мамой-папой, кто с бабушкой-дедушкой, кто с братом-сестрой, а Аллочка из соседнего подъезда даже с соседской тетей, которую мама Алки уговорила сегодня забрать свое дитя, поскольку сама была чем-то ужасно занята. Таким образом, встретить маленькую девочку, а при этом еще и одинокую оказалось ох как трудно. Но дядюшка решил все же подождать еще, нельзя же так просто сдаваться, если есть мечта, цель, надо достичь ее, чего бы это не стоило. «Если только захочу, то и вверх скочу», вспомнил дядюшка слова пословица. И сразу же вспомнил слова из песни - «Мы рождєни, чтоб сказку сделать биль'ю», - это предыдущая цитата, которая из сказки была, навеяла. А что, какой-то древнеримский или древнегреческий а может старорусский или кельтский или готский то политик, то оратор, а может философ или полководец волны перекричать или переговорить, а может быть и перешепотіти (допустим, упражнение такая) пытался для чего-то там и чего-то все-таки достиг. Наперекор всему. Значит и мне надо добиваться и достигну». Так подумал дядюшка и это его ободрило. И остался он и дальше выжидать и подстерегать безвинную жертву.

И вот, на его огромную радость, дядюшка увидел маленькую девочку, которая шла одиноко. Она была немножко будто чем-то расстроена. Дядюшка не знал, что девочка расстроена тем, что с ним никто не хочет дружить. Потому что она была злым, грубым іневрівноваженим девчонкой. И дружить с ней для других ребят было не только привлекательным, но даже не возможным. Родители у нее пили, братья, сестры - кто наркоманив, кто воровал, кто путанив (и братья, между прочим тоже, а не только сестры) а кто и сидел в местах не столь отдаленных. У родителей их было много. Но не потому что родители девочки хотели родить мальчика вместо девочек или наоборот (дядюшка), и не потому что хотели заселить весь город своими родственниками с коварной целью в будущем захватить землю. Нет, мама девочки рождения каждого ребенка аргументировала просто - «так получилось». Вот и получилась эта девочка, которая одна шла домой, злой, грубой и невоспитанной. Поэтому и шла одна.

Дядюшка, как увидел ее, сразу же за ней увязался. Девочка из школы пошла к скверу, со сквера - в парк, из парка на бульвар, с бульвара - на площадь посмотреть. Хотела даже увлекшись пойти в оперу, но передумала. Да и что там интересного? Пошла она опять к скверу, потом - снова в парке, и дальше снова по уже пройденному маршруту. Тут дядюшка даже не выдержал, уже темнеть начало, пора бы затащить девочку куда-нибудь в безлюдное место и совершить задуманное. Руки у дядюшки дрожали от нетерпения, а глаза горели, как у скаженного. Верная, кстати, признак всяких разных дядек с нехорошими желаниями.

Так вот, надоело дядюшка туда сюда по шмаркачкою какой-то как на веревочке бегать. Увидел он, что рядом никого нет, выбежал из своей засады, схватил ее за шиворот и потащил в кусты, бурча: «Хватит бродить, давай чеши домой, к папе с мамой». Девочка, конечно, не ожидала такого поворота событий и сразу вся даже остолбенела. Поэтому дядюшка удалось затащить ее в кусты подальше от людей. Но как только он затащил ее в глухие дебри, девочка вцепилась зубами в его нос, руками в волосы, а ногами начала бить по коленям и туда, куда в фильмах видела, как братья-сестры говорили в беседах отнюдь не задушевных. Дядюшка, конечно же это ужасно не понравилось, больше даже, чем блудіння девчонки городом. Он вспомнил, что у него в кармане ножик складной, выхватил его и здесь уже мог прийти девочке конец. Но девочка отпустила дядюшке нос и волосы, схватила свой портфель и вытащила из него. .. о ужас, серп. Острый, как бритва. Схватила и, загарчавши, начала махать им перед дядюшкиным носом. У дядюшки в глазах посерело. А девочка снова потянулась к портфелю и вытащила из него уже... молот. У дядюшки в глазах почернело. Не хватало еще так глупо сдохнуть. И за что, и за кого? Через какое-то девчонка ненормальное, которая неизвестно что до школы таскает. Навешать бы ее родителям хорошенько, чтобы следили за своим ребенком - где шляется и что с собой таскает. И что теперь делать? Прирежет-прибьет это чудо малолетнее, и глазом не моргнет. И найдут его только на следующее утро, а может через неделю, а то и через месяц, а может, вообще не найдут. А может и найдут не дядюшки, точнее не всего сразу, а только ручки-ножки отдельно. Очень острый инструмент в нее, к черту, есть - серп.

Понял дядюшка, что пора сваливать. Да разве убежишь от такой? Девочка оказывается, еще и бегала, как негры на дистанциях. Как не пытался убежать дядюшка, все никак не мог. Он до сквера - и она за ним, он - в парке, и она за ним. Тогда решил дядюшка бежать на вокзал. Может, пошастить, застрибне в какую-то электричку или товарняк (в кино же запрыгивают), и спасется как нибудь от этой девочки ужасной. А завтра утром другим поездом домой вернется. Но и девочка рванула за ним.

    

И здесь наша история могла бы закончиться. Причем грустно. Для дядюшки. Можно было бы тогда придумать очень поучительный эпилог. Что, мол, нельзя взрослым дядюшкам мечтать о маленьких девочек. Пусть лучше мечтают о тетенек или, хотя бы о дядечкок, ну, в общем, о себе подобных. Но не о девочках. Да и не о мальчиках. Только о себе подобных. Но... Впрочем выйдет и поучительный финал! Поучительный для родителей. Чтобы девочек воспитывали хорошо. Чтобы не позволяли гулять одним. И, в принципе, и чтобы думали, нужно столько детей рожать, а потом пить водку и злиться на этих самых детей, тем самым делая их злыми. В целом финал этой истории в любом случае печальный. Какая тут разница для кого он более печальный. Важно, что печальный в целом для общества. Но не відволікатимемося от дядюшки с девочкой. Чтобы не пропустить самого важного.

Так вот, дядюшка убегает, а девочка не отстает. Он петляет по рельсам, преодолевает шлагбаумы, покоряет вершины (мостов), и девочка не отстает, тоже петляет, преодолевает и покоряет. И вышла бы довольно таки трогательная картина ... спортивная даже. И вдруг откуда не возьмись и появился поезд. Раз и все! И прекратилась бессмысленная гонка по железнодорожным путям. И перестало биться сердце воинственной в своем гневе первоклашки. Осталась на железнодорожном полотне только ярко-красное пятно - как не крути, а абстракция и хватит! Нелепо как-то все закончилось.

Пошел дядюшка домой.

Но на платформе остался лежать портфель. А на нем - отпечатки пальчиков дядюшки, который девочек маленьких любил. Точнее не так любил, как хотел любить. И сколько граждан не вертели растерянно портфель в руках спрашивая «Чей же портфель, не нашего девчонка?», а все равно следы дядюшки на портфеле остались. Поэтому и задержали дядюшки до выяснения, а затем арестовали, а затем приговорили, а уже после и вовсе в тюрьму посадили.

А время шло.

Постепенно все жители города из города повиїзджали и стали жителями других городов. И отец убитой девочки тоже хотел уехать подальше из города, где была убита его дочь, но мама убитой девочки наоборот не хотела уезжать из города, где жила их дочь. Уже Не осталось в городе ни почты, ни телеграфа, ни магазинов, ни банков, ничего. Остались только дядюшка, которую мотал срок в тюрьме, охранник, который ему готовил, стирал и убирал, и девчачьи папа с мамой. Папа девочки устроился на три работы и две подделки в другом городе, рано утром выезжал, почти под утро возвращался. Чтобы утром снова выехать на работу. Мама девочки готовила, стирала и убирала. Но папа девочки убієнної столько работы нагреб вовсе не из жадности. И не от маниакальной трудолюбия какой-то. Преступника в тюрьме надо удерживать, хотя он и преступник, а все же право имеет. Кроме него и его жены - мамы девочки убієнної в городе никого не было. Ну разве что охранник, но сколько там у него денег? А папе девочки как раз после убийства дочери сон приснился. В нем дева Мария-заступница в костюме Джавахарлала Неру призвала его заботиться о всех чад Божиїх, и возддасться тогда на небесах. Поэтому и старался, горбатился папа девочки, работая на четырех. Чтобы возместилось.