Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |
Библиотека - полные произведения > Б > Иван Билык > Царь, которого вскормила собака - электронный текст

Царь, которого вскормила собака - Иван Билык

ИВАН БИЛЫК
ЦАРЬ, КОТОРОГО ВСКОРМИЛА СОБАКА
      
Звеня ключами от задней калитки, приворітний раб выпустил Мітрадата и снова взял калитку на замок, а Мітрадат отправился к северным воротам еще сильнее напуган. В руках он держал хорошо устлан холстиной корзину с младенцем, которое, вероятно, было пресытившееся и переповите, потому что крепко спал. Царский волопас из жалостных речах скосував на корзину и шепотом пожелал:
- Пусть бы оно больше не проснулось!
Если бы в этот миг кто-то увидел Мітрадата и услышал страшные слова, не поверил бы собственным ушам, потому Мітрадат был кроток на удачу и остерегался зобидити даже безмолвное теленок. Но ночная улица німувала, Мітрадата никто не видел и не слышал, кроме прибрамної страже, которой было приказано выпустить из города царского пастуха. Утонув в ночной прохладе, отойдя от города шагов на сто пятьдесят, откуда сторожа уже не могла его услышать, больше не сдерживая голоса, Мітрадат сказал:
- А вот если бы такое сделать твоему родному сыну?
Так, словно перед ним стоял Гарпаг, вельможа и ближайший родственник мидийского царя Астіага, ведь именно Гарпаг только что дал ему это дитя. Хотя все началось не с этого...
Утром царь Мидии Астиаг вызвал Гарпага и сказал ему:
- Ты мой самый первый вельміж и ближайший родственник. Возьми его и уничтожь ее!..
Гарпаг уже знал все о ребенке, он не надеялся услышать о ней именно теперь. А приключение началось еще перед несколькими годами...
Когда дочке Астіага Мандані проходило тринадцатый год, Астіагові появилось во сне странное видение: будто с Мандани вытекает огромная безбрежная река, воды которой быстро затопили всю Мидию и всю Азию. Царь спросонья вызвал своих магов и велел растолковать этот сон. Самый главный среди магов - маг-магішті - молвила: "Сон предвещает Мидии лихие дни". Дальше толковать сновидения не было нужды.
Отбросив всех возможных женихов, готовых жениться Манданою, Астиаг решил отдать ее за перса Камбиса, который казался ему менее родовитым по наименее родовитых персов. Ведь персы были рабами персов.
Через год после свадьбы Астіагові привидівсь другой сон: будто из Мандани выросла огромная виноградная лоза, которая быстро заполнила всю Азию и весь мир. Астиаг снова вызвал магов, и маг-магішті после долгих раздумий сказал: "Этот сон тоже предвещает плохие дни для Мидии. Сын твоей дочери станет вместо тебя царем..."
Астиаг был стар и не имел сына, которому мог бы передать свой царский стол, за то испугался и привез дочку из Персии. Мандана вот-вот должна родить дитя, Астиаг приставил к ней пристальное сторожу, вскоре стража схватила новорожденного ребенка и понесла к царю, а царь позвал своего царедвірця Гарпага и велел погубить ребенка. Но Гарпаг тоже имел жир в голове: ему не хотелось брать чужой грех на душу, не хотелось вдеть и кого-то из своего дома, за то поручил это грязное дело человеку из дома царя. Теперь и человек, царский волопас Мітрадат, горько сетовал на царского родственника Гарпага:
- А если бы твоему родному сыну вот такое?.. У тебя родился сын-первенец. - Недалеко от столичной ворот ждал его старый пес, и теперь Мітрадат хотя бы имел к кому обращаться, потому что дорога до дома была весьма неблизкий. - Царю и вельможам все позволено, - обратился к собаке волопас Мітрадат, - ибо кто их властно спросить? Царь себе возьмет на душу страшный грех, а потом принесет в жертву двадцать одну корову - и праведнішого за него не будет на целый мир... Вон твоя хозяйка, - сказал псу Мітрадат,- хочет породить мне дитинчатко. А что я ей за это подарю, когда у меня нет даже своего угла? Разве же будет ребенок здоровым без подарка? - Мітрадат почувствовал себя здесь в большой безопасности и поставил корзину с ребенком на траву. Взошел месяц, и стало все хорошо видно. Волопас увидел то, что и ждал увидеть, и кивнул в пса, призывая его в свидетели: - А своего они одели в золото даже на смерть. Богам их золото очень надо?.. Вот если бы меня не такой страхополох, то взял бы и сорвал три золотые бляшечки, а тогда подарил бы твоей хозяйке за дочь или за сынка, кого там она уже мне родит, - но ведь я обычный пугливый царский раб...
Мітрадат снова повесил корзину на локоть и повел дальше:
- Не крути хвостом, потому что немного погодя придется выть: ведь Гарпаг приказал покинуть ребенка у тех яруг, к которым и ты боишься заходить, потому что там царство шакалов и волков. Гарпаг думал меня обмануть, - мол, это ребенок какого-то раба его, - и приворітний раб рассказал мне всю правду... Ты хорошо сделал, что не захотел заходить в города, в городах очень мерзко пахнет, сам я тоже никогда не зашел бы туда по доброй воле, но я не свободен раб, что мне велят, то и должен выполнять, как вот и это...
Мітрадат во второй раз поставил корзину с младенцем на тропу. Среди темной ночной пустыне его вдруг охватил ужас. Откинув покрывало из корзины, он с надеждой притих, может, злые или добрые дайва сами забрали душу ребенка, может, теперь не придется гробить себя этим смертным грехом?.. Мітрадат прижался ухом к маленького личика. Ребенок едва слышно сопла, и от предчувствия неминуемого бедствия в него сжалось сердце. Даже месяц затуливсь тучкой и исчез.
Это неприятное ощущение не покидало Мітрадата всю оставшуюся часть дороги домой. Он жил с женой у самых озер, за которыми начинались самые высокие в Мидии горы. Здесь были выпасы царских рабочих буйволов и быков. Пес неожиданно остановился и стал встревоженно нюшити воздуха.
- Ну-ка вперед! - Беспокойство пса передался хозяину. - Ты чего?..
Пес начал зевать, а эти позіхи вскоре перешли в судомне подвывания и муторное вой. Подбежав к своей пастушьей избушки за хлевами, Мітрадат посмотрел и кахикнув в кулак, потому что в доме были женщины двух его подпаском. Женщины услышали покашливание и убежали, а Мітрадат с опаской вошел в избушку. Жена лежала на кровати в півтемному углу, а на скамье под блимавим светильником скоцюрбилось неподвижное тельце ребенка.
- Появилось на свет неживое, - слабым голосом прочитала жена, которую по-эллински звали Кино, а по-мидийского - Спако; Спако означало "собака", собаки были священными животными, и это имя принадлежало лучших. Кино-Спако родилась где-то на Эгейских островах.
Ребенок в корзине теперь проснулось и закричало. Кино сначала испуганно підвелась, но Мітрадат рассказал ей все про ту несчастную ребенка.
Так в печальных разговорах прошла ночь. А когда наконец взошло солнце, Мітрадат взял корзину с ребенком и поплентав к яруг, где водилось множество хищных зверей.
Несколько дней спустя прибыл Гарпаг со своими людьми.
- Ну, вволив мою волю? - спросил он у царя пастуха.
Мітрадат только низко склонил голову, а потом повел царского родственника до тех диких яруг. Где-то к обеду они нашли брошенные и окровавленное детское манаттячко. Оно лежало под кустом, змережане красочными вавилонскими нитками и обильно обшитое золотом. Люди Гарпага выкопали глубокую яму и похоронили находку с соответствующими песнями и по-царски щедрым возлиянием финикийском елеем и египетским вином, ибо так полагалось прятать дитя царского рода.
А когда они, выполнив свой долг перед царем Астіагом, пошли прочь, на могилку пришла жена Мітрадата Кино и начала причитать. Теперь Мітрадат уже ей не запрещал...
- О нас еще никто ничего не может сказать, - смотрел на жену и тихо говорил Мітрадат,- а оно уже до сих пор в раю и летает вокруг головы бога Ахурамазды. Грехов у него никаких не было, потому что человек совершает грех, уже будучи в здравом уме, и тельце его не зогнило в земле, мы не нашли ни одной косточки. И какие там косточки - сами хрящики, и все пошло на потраву священным псам... Кто-то может мне возразить, что то были не псы, но я лучше знаю, я всю свою жизнь живу по лугам и по лесам, поэтому могу поклястись и присягнуть под страхом кары от руки злого бога Анкра-Майнью, что лис, волк и шакал ничем не отличаются от обычного пса, псы также бывают маленькие и большие, серые и рыжие, и лают они по-разному, а недоеденную добычу все равно заворачивают носом в песок, только что эти живут в поле и в лесу, а те - у людей, ну, и что с того, когда я сам живу среди этих-в пущ, а меня же никто не называет козлом или медведем, так и домашние и дикие псы. Если псы не дали зогнити человеческому телу, то слава тем псам, ибо чистое всегда пойдет к чистой, а то дитя уже давно в раю, хотя и женская слеза не бывает человеческой души на вред, так что ты поплачь, поплачь, тогда уже будем совершенно уверены, что оно полетело в парадиз, а не слоняется где-то по ночам по руинам и яругах, я и сам бы хотел, чтобы за мной, как умру, поплакала женщина или девушка, потому что женская слеза омывает из души человеческой земной грязь...
Кино то прислушивалась к успокоительных слов мужа, то снова ложилась персами на холмик сырой земле, и голос ее извивался высоко-высоко, вплоть до седьмых небес, где был рай-парадиз и жили Ахурамазда и его лучезарный сын Митра, а теперь поселился и их маленький сынок, хотя об этом не должен был знать никто в мире
Царский волопас Мітрадат исполнил волю царского родственника Гарпага, отнес и бросил на съедение хищным зверям ребенка в царском одеянии, но то не был дан ему Гарпагом мальчик, то был его, Мітрадата, собственный сын, который родился мертвый. Той ночью Мітрадат сидел рядом с убитой горем женой и пытался развлечь ее и себя.
- Здесь хоть мучайся, хоть не мучайся, - говорил он, - а ничего не поделаешь. Ахурамазда решил забрать нашего сыночка к себе в парадиз, и его тоже можно понять, потому что когда умирает взрослая женщина или взрослый человек, хоть пусть бы были семь раз по семь праведными, они запятнали себя хотя бы одним-однісіньким грехом, а царю богов и людей хочется иметь возле себя щонайчистішу душу. Где ты их наберешь? Такую душу можно найти разве что в младенца, она в него чище родниковой воды, особенно когда ребенок не успело и увидеть грешного мира, поэтому я и говорю, что нам за нашего сыночка надо только радоваться...
В этот момент заплакал это господское дитя. Кино опять испуганно підхопилась, но Мітрадат взял корзину и загойдав его в руке, потому что детский крик болезненно резал сердце, ведь на скамье лежало мертвое их родное дитя. Было больно и даже страшновато, потому что где-то здесь незримо витала незаспокоєна священным обрядом похорон человеческая душа...
Чужое дитя понемногу подутихло, и Мітрадат сказал:
- Это тоже безгрешную, но его родителям сердце не болит. Да мне и самому жалко. Жаль и его, и себя заодно, потому что должен же взять за него грех на свою душу, хотя меня и пострадала к этому греху...
Ребенок снова заплакал. Кино не выдержала и підвелась, медленно переповила его в чистое, а потом и сама не заметила, как прижала чужое дитя к груди и принялась кормить. Малышка жадно сосало и время плямкало ротеням, а под горло Кино подкатился давучкий клубок и не давал одітхнути.
Мітрадат смотрел на страдания жены и говорил:
- Каждая живая душа хочет есть, так уж устроено божеством, не знаю только, на добро или на зло человеку, видимо же, на добро, потому что голодному человеку и мир немилий. так вот и получается, что на добро, хотя, с другой стороны, как подумаешь, сколько приходится страдать за кришеник просяной лепешки, то начинаешь себе думать, что это все выдумка не светлых богов, а злого Анкра-Майнью и его духов - дайвів лукавых...- Мітрадат помолчал и сказал то, что уже давно вертелось у него на мысли:- А кто придумал толкать невинного на смертный грех? Нашего сыночка уже никто не сможет оживить, а чем же провинился вот это дитя, что должен бросать его живого на растерзание шакалам? Или чем провинился я?..- Жена не отвечала, тогда он взял корзину в руки и тяжело вздохнул, но это тоже не расшевелило женщину. - Мітрадат поставил корзины возле нее и добавил:- Ничего не поделаешь, видно, так решили небеса...
Он потянулся руками к ребенку, но женщина вдруг відтрутила его руки и не дала. Мітрадат не стал настаивать. По какому времени Кино взяла со скамьи мертвое дитя, дальше взяла живет и перебрала в его дорогую одежду мертвого, обряджаючи в последний путь. Именно на это Мітрадат все время и намекал жене.
Так внук мидийского царя Астіага остался жив.
И прошло добрых тринадцать лет, прежде чем царь узнал об этом, - он и изрядно перепугался.
Кино и Мітрадат назвали своего приемного сына Курушем, то есть "пастухом", потому что он должен был всю жизнь пасти скот царя Астіага, а по Астіаговій смерти - вообще неизвестно чью, так же Астиаг не имел сына, единственного же дочь выдал замуж одном из подвластных персидских князьков.
Царь Астиаг узнал о внука совсем случайно.
Куруш вырос сильным и ловким хлоп'яком, он верховодил ватагой сверстников, среди которых был и Гарпагів сынок. Однажды вечером, играя в войну, дети вновь избрали царем Куруша, а Гарпагового сына - царским гонцом. Надменный княжич не захотел подчиняться сыну раба-волопаса, за что Куруш попросту побил его. Княжич пожаловался папе Гарпагу, но Гарпаг не имел власти наказывать сына царя пастуха, за то решил пожаловаться самому царю.
Астиаг помнил Гарпагову услугу, поэтому велел привести Мітрадатового сына и отхлестать его кнутом. И только к нему подвели парня, как царь сразу же узнал его:
Куруш был ужасно похож на царя дочь Мандану!.. Царь все понял, позвал магов и поделился с ними своими подозрениями. Как же тринадцать лет назад маги так истолковали эти его два сны?!
- Иногда сновидения сводятся к мелочи, - успокоил царя маг-магішті - главный маг.- Пусть и в детской забавці, твой внук уже побывал царем, поэтому больше его не следует бояться.
Царь Астиаг поверил в новое толкование своих давних снов, да и волопас Мітрадат все признал под плетьми. Долго не признавал ничего только царский любимец и родственник Гарпаг, но царь улыбнулся и успокоил Гарпага:
- Всеблагий Ахурамазда удержал мою и твою руки от смертного греха, я теперь тебе даже удячний, а за твои заслуги передо мной хочу сегодня вечером устроить пир в твою честь. Пришли своего сына ко мне, пусть побалуется с моим внуком, а позже приходи и ты сам: я решил показать тебе и всей нашей столицы, как должны благодарить своим слугам цари...
Гарпаг чувствовал себя на седьмом небе от счастья. На пиру того вечера всем гостям подавали постное, только Гарпагові одну за другой подносили мясные блюда, а когда он аж вспотел от счастья и сытной еды, постаревший царь Астиаг приказал поставить у самого уважаемого среди гостей прикрытый холстиной корзину.
- А это можешь забрать с собой домой! - молвил царь.
В корзине были голова и конечности Гарпагового сына - все, что осталось от тех страшных блюд.
Так по-зверски отомстил царь Астиаг своему ближайшему родственнику помощнику, который решился переступить через царский приказ.
Такими ужасными происшествиями обозначено детство Куруша, который, выросши и возмужав, победил своего деда и стал первым персидским царем. Куруша греки уважительно прозвали Киром, что на их языке означало "власть", "право", "сила", если одним словом, то просто "господин". К тому же все они искренне думали, будто Кира вскормила собака, потому Мітрадатову жену звали Кино-Спако, а мы уже знаем, что это означает.