Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |
Библиотека зарубежной литературы > М (фамилия) > Мопассан Ги де > Кропильник - электронная версия книги

Кропильник - Мопассан Ги де

Ги де Мопассан
Кропильник

Переводчик: Орест Сухолотюк
Источник: Из книги: Мопассан, Ги де. Новеллы: Для ст.шк.віку: Пер.з франц.;К.:Школа, 2002.




Когда-то он жил в маленькой хижине при дороге, как въезжать в село. Взяв за женщину дочь тамошнего фермера, он візникував, а что они оба упорно работали, то собрали немного денег. И в них не было детей, и это причиняло им большого горя. Наконец родился сын; они назвали его Жаном и наперебой ласкали его, во всем потакая ему, и так его любили, что не могли без него выдержать и часа. Когда ему было пять лет, до того городка прибыли странствующие акробаты и распяли на майдане мэрии свой балаган.

Увидев их, Жан сбежал из дома, и отец, хорошо нашукавшись, нашел его среди дрессированных коз и собак, что делали всякие штуки. Мальчик заливался смехом на коленях у старого клоуна.

За три дня, садясь к обеду, возница и его жена заметили, что сына нет в доме. Они обыскали весь сад, но не нашли его, и отец вышел на дорогу, крича что было духу: "Жан!" Вечерело. Горизонт в мглой, и очертания предметов утопали в зловещей темной дали. Три большие ели, стоявшие неподалеку, казалось, стонали. Никто не отзывался, но в воздухе словно раздалось чье-то рыдание. Отец долго прислушивался, ему причувалось, будто кто-то откликается то вправо, то влево, и он растерянно метался в темноту, непрестанно взывая: "Жан, Жан!"

Он искал сына вплоть до рассвета, и его крики раздавались в полумраке, пугая бродячих собак. Он был поражен несчастьем, и порой ему казалось, что он сходит с ума. Его женщина ревностно проплакала всю ночь, сидя на камне под дверью.

Их сын так и не нашелся.

Придавленные тяжелым горем, они очень скучали и быстро старели.

В конце концов они продали свой дом и пустились на розыски ребенка.

Они расспрашивали пастухов на холмах, странствующих торговцев, крестьян по селам и городскую власть. И с тех пор, как исчез парень, прошло много времени, и никто ничего не знал о нем, да он и сам, наверное, уже забыл свое имя и откуда он родом; они плакали за сыном, потеряв малейшую надежду найти его.

Вскоре, прожив все деньги, они вынуждены были наниматься поденно то в кабаках, то на фермах, выполнять тяжелую работу, собирать объедки, спать на твердом, дрожать от холода. А как они ослабли от тяжелого труда, то их перестали нанимать и им пришлось ходить с сумками. Грустные и унылые, они смиренно просили милостыню у прохожих, умоляли кусника хлеба в жнецов, что обедали в полуденную пору где-то под деревом в поле, и молча жевали, усевшись на краю ручья.

Однажды трактирщик, в котором они рассказали о своей обездоленности, заметил:

- Я знал когда-то одного мужчину, у которого пропала дочь; он разыскал ее в Париже.

И они сразу отправились в Париж. Прибыв в большой город, они были поражены его величеством и многолюдностью. Им казалось, что парень должен быть в этой толпе людей, но они не знали, с чего начать поиски. Кроме того, они боялись, что его теперь не узнают; ведь прошло пятнадцать лет, как он исчез.

Они обходили все майданы, все улицы, замішувалися в потоки людей, сдаваясь на милость провидения, надеясь на случайную встречу, на милосердие судьбы.

Часто они брели наугад, держась за руки, такие грустные и несчастны, что им подавали милостыню, даже когда они не просили.

Каждое воскресенье они стояли на паперти, вглядываясь в богомольцев, которые входили и выходили, - не отыщут в лицах прохожих наименьшее сходство с собой.

Не раз им уже казалось, что видят сына, и ба, каждый раз они ошибались.

Особенно зачастили они к одной церкви. На входе, возле чаши со святой водой, сидел старый кропильник; они с ним заприязнились. Его жизнь была такая же безталанне, и сожаление, что они ему выказывали, сблизило их. Они даже поселились вместе в вбогій каморке на мансарде большого дома, что стоял на окраине города, где начинались поля. Извозчик время замещал в церкви своего приятеля, когда тот, было, заболел. Пришла очень холодная зима. Старый кропильник умер, и вместо него приходской священник взял извозчика, сжалившись на его несчастье.

С тех пор он каждое утро садился на одно и то же место, на тот самый стул. На старой каменной колонне, к которой он прихилявся, появился след от постоянного прикосновения его спины. Он пристально разглядывал всех, кто входил в церкви, и нетерпеливо, как школьник, ожидал воскресенье, потому что в эти дни в церкви было особенно людно.

Он очень постарився; сырость церковных стен подтачивала его здоровье, и его надежды угасали со дня на день.

Теперь он знал всех, кто приходил на службу Божью: знал их привычки, час, когда они приходили, различал их шаги.

Его жизнь было такое убогое впечатление, что появление в храме незнакомого лица была для него целым событием.

Как-то пришли две женщины: одна была уже старая, вторая - молодая, - очевидно, мать с дочерью. Сразу же за ними вошел человек. Он поклонился им, выходя из церкви, и когда они покропилися святой водой, взял старшую дамы под руку.

"Это, наверное, жених молоденькой", - подумал старик.

До самого вечера он силился вспомнить, где же это он мог уже видеть молодого человека, такого похожего на этого. Но тот, которого он вспоминал, теперь должен быть уже в летах, потому кропильникові казалось, что он знал его очень давно, еще в юности.

Парень начал зачастил в церковь в сопровождении обеих женщин, а что эта невнятная, непостижимое и в то же время несомненное сходство до кого-то не давала покоя старому кропильникові, то он позвал жену на помощь ослабевшей памяти.

Однажды вечером, когда уже смеркалось, все трое вошли в церковь.

- Ну что, ты его знаешь? - спросил старик.

Взволнованная жена и себе напрягла память. И вдруг она тихонько сказала:

- Так-так... только волосы у него темнее, он выше ростом, кремезніший и одет по-барски... И все-таки, знаешь, батюшка, он напоминает тебя в молодости.

Старик встрепенулся.

Это была правда: тот парень все-таки был подобный к нему, к его покойного брата и отца, которого он вспоминал еще молодым. Они так волновались, что не могли произнести ни слова. Тем временем мужчина и обе женщины показались снова, собираясь выйти.

Парень погрузил пальцы в чаши. И тогда кропильник, руки так дрожали, что освященная вода лилась дождем на пол, крикнул:

- Жан?!

Парень остановился и взглянул на него. Старик повторил уже тише:

- Жан?

Обе женщины смотрели на кропильника, ничего не понимая.

Тогда он повторил в третий раз, плача:

- Жан?

Молодой человек склонился к нему, его лицо словно осветили воспоминания детства, и он ответил:

- Папа Пьер, мамочка Жанна!

Он все забыл: и фамилия родителей, и где он родился, но все же помнил эти имена, которые когда столько раз повторял: "Папа Пьер, мамочка Жанна!" Он припал лицом к колен старого. Плача, он занимал то отца, то мать, задыхаясь от неописуемой радости.

Обе женщины тоже заплакали, поняв, что произошла такая счастливая событие.

Потом все они ушли к сыну, и он рассказал, что с ним произошло.

Его похитили акробаты. За три года он побывал во многих местах. Затем труппа распалась, и одна пожилая дама, владелица замка, дала акробатам денег, чтобы они оставили мальчика в нее, потому что он очень ей понравился. А что он был умен, то его послали в школу, потом - в коллеж; старая дама, не имея детей, отписала ему свое имение. Он тоже разыскивал родителей, но не мог найти, потому что помнил только их имена: "папа Пьер, мамочка Жанна". Теперь он собирался жениться и познакомил их со своей невестой, очень дорогой и красивой девицей.

Старенькие, обнимая сына, в свою очередь, рассказывали ему о своих невзгодах и страданиях. Они еще долго говорили в этот вечер, не смея ложиться, словно боялись проспать то счастье, которое от них так долго убегал.

Но они взяли верх над строптивым судьбой и были счастливы до самой смерти.