Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |
Библиотека зарубежной литературы > М (фамилия) > Мопассан Ги де > Дуэль - электронная версия книги

Дуэль - Мопассан Ги де

Ги де Мопассан
Дуэль

Война закончилась. Франция была оккупирована немцами; страна содрогалась, словно побежденный борец, прижатый к земле коленом победителя.
Из обессиленного, голодающего Парижа, что потерял всякую надежду, медленно шли мимо поля и селения до новых границ первые поезда. Первые пассажиры смотрели из окон на разоренные, сожженные села. У дверей уцелевших домов прусские солдаты, в черных касках с медным шишаком, курили трубки, сидя верхом на стульях. А некоторые работали или разговаривали, словно свои люди в семье. В городах целые полки маршировали площадями, и, несмотря на стук колес, к пассажиров доносились гортанные слова команды.
Г-н Дюбюи, что был в национальной гвардии, пока длилась осада, теперь ехал с женой и дочерью в Швейцарию, куда отправил их для безопасности перед оккупацией. Голодное, полная трудностей жизнь не отразилось на солидной комплекции удачливого мирного коммерсанта. Страшные события встречал он смиренным отчаянием и ропотом на озверение людей. Теперь война закончилась, он ехал к границе и тут впервые увидел пруссаков, хоть во время осады честно выполнял свой долг и не раз холодными ночами отбывал караульную службу на укреплениях.
Со страхом и злобой смотрел он на этих вооруженных бородатых людей, расположившихся на французской земле, как у себя дома, и в душе его рос бессилен патриотический пыл вместе с новым могучим инстинктом осторожности, который отныне не оставлял французов.

В его купе двое англичан-туристов со спокойным любопытством разглядывали вокруг. Оба они также были гладкие, говорили между собой на своем языке, иногда перелистывали и читали вслух путеводитель, чтобы не пропустить ни одного заслуживающего внимания места.
Вдруг на остановке в каком-то маленьком городке вошел, побризкуючи саблей по ступенькам вагона, прусский офицер. Он был высок ростом и затянутый в мундир. Борода у него росла от самых глаз и была огненного цвета, а длинные усы, более светлого оттенка, торчали в обе стороны, пересекая лицо пополам.
Англичане начали с интересом рассматривать его, а г-н Дюбюи сделал вид, что читает газету. Он забился в угол купе, словно вор перед жандармом.
Поезд тронулся. Англичане продолжали переговариваться, отыскивать места боев, и вот, когда один из них указал рукой вдаль, на какое-то село, прусский офицер сказал, вытягивая длинные ноги и откидываясь на спинку дивана:
- Я убивал двенадцать французов в это село. Я принимал больше сто в плен.
Англичане, сразу заинтересовавшись, поспешили спросить:
- О-О! А как називайт это село?
- Фарсбур, - ответил пруссак и продолжал: - Я принимал эти шельми французы за воротник.
При этом он смотрел на г-на Дюбюи, чванливо улыбаясь в бороду.
А поезд все шел, минуя одно оккупирован поселок за другим. Немецкие солдаты виднелись на обочинах дорог, вдоль полей, возле шлагбаумов, за столиками кафе. Они покрывали землю, словно египетская саранча.
Офицер протянул руку:
- Если бы я имел командование, я брал бы Париж, я бы все сжигал и всех убивал. Франции капут!
Англичане из вежливости ответили коротко:
- О-О!
Он невгавав:
- Через двадцать лет вся Европа, да, весь, будет принадлежать нам. Пруссия сильнее всех.
Англичане насторожились и больше не отвечали. Лица их окаменели, словно восковые маски, окаймленные бакенбардами. Тогда прусский офицер захохотал. Раскинувшись на диване, он зубоскалив. Он издевался над раздавленной Франции, с побежденного врага, издевался из Австрии, побежденной ранее, с отчаянному и бесполезного сопротивления департаментов, из ополчения, с парализованной артиллерии. Он сообщил, что Бисмарк собирается построить железный город с захваченных пушек. Под конец он едва не уперся сапогами в сторону г-на Дюбюи; тот сидел красный до ушей и смотрел в сторону.
Англичане, казалось, потеряли интерес к окружающему, словно отгородились на своем острове от житейской суеты.
Офицер вынул трубку и, глядя прямо в глаза французу, спросил:
- Вы не имеете табак?
- Нет, господин, -ответил Дюбюи.
Немец вел дальше:
- Я вас прошу идти покупать мне табак, когда поезд сделает остановка. - И, зареготавши снова, добавил: - Я вам тогда давать на чай.
Паровоз засвистел, замедляя ход. Показались обгоревшие станционные здания. Поезд остановился.
Немец распахнул настежь двери и потянул г-на Дюбюи за рукав:
- Идите выполнять мое поручение, быстро, быстро!
Станция была занята немецким отрядом. Немецкие солдаты смотрели на поезд, товплячись за деревянной изгородью. Паровоз уже свистел, готовясь к уходу. Тогда г-н Дюбюи вдруг выпрыгнул на перрон и, несмотря на протестующие жесты начальника станции, сел в соседний вагон. Он был один! Он расстегнул жилет - так у него колотилось сердце, вытер лоб и с трудом перевел дух.
Поезд снова остановился на какой-то станции. Вдруг в дверь заглянул и вошел в купе офицер, а вслед за ним вскоре, движимые любопытством, появились оба англичане. Немец сел напротив француза и, посмеиваясь, сказал:
- Вы не хотели выполнить мое поручение.
- Да, сударь, - ответил г-н Дюбюи.
Поезд тем временем тронулся.
- Я буду резать вам усы, чтобы набить моя люлька, - заявил офицер и потянулся к физиономии соседа.
Англичане все так же безстрасно пристальным взглядом смотрели на эту сцену.
Немец уже успел зажать между пальцами несколько волосков, но тут г-н Дюбюи ударом кулака подверг его руку и, схватив его за воротник, швырнул на скамью. Он не помнил себя, вены на висках сдулась, глаза налились кровью и, продолжая одной рукой душить офицера, другой, сжатой в кулак, он неистово бил его по лицу. Пруссак отбивался, пытался вытащить саблю, обхватить врага. Но г-н Дюбюи навалился на него всей тяжестью своего брюха и бил, бил непрестанно, непрерывно, не глядя, куда бьет. По лицу пруссака текла кровь, возраст задыхался, хрипел, выплевывал зубы, тщетно пытаясь отбросить разъяренного толстяка, спасти свою жизнь.
Англичане приподнялись и подошли ближе, чтобы не упустить ничего. Они смотрели с любопытством и радовались; еще минута, и они побились бы об заклад - чья возьмет.
Но г-н Дюбюи вдруг выдохся от такого порыва, встал, не говоря ни слова, и сел на место.
Пруссак настолько был испуган, ошеломлен неожиданностью и болью, что даже не бросился на него. Отдышавшись, он произнес:
- Если вы не хотите давать мне сатисфакции на пистолет, я буду вас убивать.
- Я согласен. Когда угодно, - ответил г-н Дюбюи.
- Это есть город Страсбург, - продолжал немец. - Я буду взять два офицера, как свидетели, я имею время, пока поезд не выезжал.
Г-н Дюбюи пыхтел не хуже паровоза.
- Хотите быть моими секундантами? - спросил он англичан.
Оба ответили вместе:
- О-О!
Поезд остановился.
В одно мгновение пруссак отыскал двух приятелей, те принесли-пистолеты, и все отправились на крепостной вал.
Англичане, ежеминутно вынимали часы, ускоряли шаг, торопили с приготовлением, боясь опоздать к отходу поезда.
Г-н Дюбюи никогда не держал в руках пистолета. Его поставили в двадцатая шагах от противника, его спросили:
- Вы готовы? Он ответил:
- Да, - и при этом заметил, как один из англичан раскрыл зонтик, чтобы спрятаться от солнца. Прозвучала команда:
- Огонь!
Г-н Дюбюи выстрелил наугад, не дожидаясь, и с удивлением увидел, что пруссак, который стоял напротив него, зашатался, взмахнул руками и, как подкошенный, упал ничком. Г-н Дюбюи убил его.
- О-О! - воскликнул один из англичан, весь дрожа от восторга, от удовлетворенного любопытства и радостного нетерпения. Второй, тот, что не выпускал из рук часов, схватил г-на Дюбюи за рукав и маршевым шагом поспешил с ним на вокзал.
Первый англичанин твердо чеканил шаги, сжав кулаки, прижав локти к бокам.
- Раз-два! Раз-два!
Все три толстяка бежали в ряд, словно три карикатуры из юмористического журнала.
Поезд трогался. Они вскочили в свой вагон. Только здесь англичане сняли дорожные кепи, помахали ими над головой и трижды прокричали:
- Гип, гип, гип, ура!
После этого каждый из них торжественно пожал руку господину Дюбюи, а потом оба сели рядом на своей скамье.