Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |
Библиотека зарубежной литературы > Ш (фамилия) > Шиллер Фридрих > Стихи в переводе Николая Лукаша - электронная версия книги

Стихи в переводе Николая Лукаша - Шиллер Фридрих

Фридрих Шиллер
Стихи в переводе Николая Лукаша

Переводчик: Николай Лукаш
Источник: Из книги: Шиллер Ф. Лирика. Драмы. - Харьков: Фолио, 2004




Прощание Гектора




Андромаха

Почему ты рвешься, Гектор, к бою,
Где Ахилл, роз'ятрений печалью,
За Патрокла мстит врагам?
Как тебя мгла окутает Эреб,
Кто научит сынка твоего, как надо
Копье метать и пение складать богам?

Гектор

Женщина-любко, не впадай ни в тоску!
Чтобы сломить недруга мощь,
За отчизну состояния я грудью.
За святыни, за любимую Трою
Я упаду, как подобие герою,
I сойду без сожаления в царство тьмы.

Андромаха

Заржавіють в доме твои латы,
Падут кованые булаты,
Пропадет Приама славная кровь.
Пойдешь ты в доме невеселые,
Где над Стиксом плачут асфоделі,
В волнах Лети умрет твоя любовь.

Гектор

Все мои чувства и порывы
Пусть поглотит Лети накал,
А любви не отдам...
Слышишь ты под стенами угрозы?
Дай меч, утоли горючие слезы,
Я любви Полете не отдам!




Амалия


Хороший был, как ангел с Валгаллы,
Более такого в мире не встретить...
У него глаза ласково сеяли,
Словно солнцем збризнута голубизну.

А поцелуи - светлый рай!
Словно встречный вспышка двух огнів,
Словно струнных видзвонів единения
В надземно-гармоничное пение -

Неслись, пылали, дух вынимали из тела,
Аж дрожали от жажды уста,
I в сердцах смущающих наводнением леліла
Вся земная и небесная красота!

Он погас - напрасно, ах! зря
В слезах искать забвения!
Он погас, и в мире стало темно,
И от тоски увядает цвет жизни...




Похоронная фантазия



Светом омертвевшим
Месяц стал над рощей занімілим,
Духи ночи жалобно ячать,
Облака идут суровые,
Звезды в горе,
Языков лампадки в склепові, блестят.
Люди идут, хмурые, словно призраки,
Впереди, покачиваясь, плывут
С мертвяком в трауре черной мары
В жуткую муть ночи.

Зв'ялений печалью,
Судьбой удрученный злой,
С громким зрением, склоненным челом
Идя За гробом немой,
Кто там спотыкается с палкой?
Не отцом звал его умерший?
Лихорадка хирним телом бьет,
Муки сердце на куски разорвали,
Седой волос дуба встает.

Розтроюдились жгучие раны,
И в душе - адский водоворот!
Отцом звал его юноша любимый,
Сыном парня называл старик.
Вот лежит он, льдом холодеет -
Сто проклятий предательницы судьбі!
Он, твой сын, твой рай, твоя надежда...
Вот лежит он, льдом холодеет,
Тот, что был одрадою тебе!

Любо голублений светом Авроры,
Ласково ласканий леготом волн,
Бавивсь беззаботно любимец Флоры
Среди душистых расцвеченных пиль.
Нежно улыбалась ясна его красота
Из хрустальных ручьев свічад,
Его цілунків пьянящая сладость
Палом жажды очаровывала девушек.

Мужественным он был между человеческой толпой,
Бодрым шагом шел напролом,
В мечтах не знал он никогда покоя,
В небо шугав он крылатым орлом.
Как против пут и удил надменно
Ставма становится строптивый гривань, -
Он не схилявсь перед сильными мира,
Знал только власть своих порывов.

Весело и свет в весеннем чари
Потекли дни его в даль звонке;
Грусть топил он в пінявій чари,
Сожалению забывал он в вихре-танка.
Мир целый таился в ребята чудовім...
Леле! Если бы он достигнув, созрел!
Радуйся, отче! Ребята в чудовім
Силу и славу ты бы сердцем созрел!

И уже кладбищенские хлопнули ворота,
Бегунов чугунный скрежет чуть.
Здесь царят стума и скорбь...
Отец, отец! Слезы пусть текут!
Ты, любимый, линь до солнца дальше,
К бытия блаженного иди,
В Валгалле, где нет печали,
Ты жажду прекрасного утоли!

Прощай! Увидимся в раю!
Мысль эта - небесная благодать!
И гроб уже глухо в дно ямы ударяет,
I веревки вверх шуршат...
Мы же с ним так приветливо любили,
Не забыть утешения тех минут...
Стойте! Стойте!.. Время и ссорились...
Снова хлынет слез горячий течение...

Светом омертвевшим
Месяц стал над рощей занімілим,
Духи ночи жалобно ячать,
Облака идут суровые,
Звезды в горе,
Языков лампадки в склепові, блестят.

Уже над ним насыпана могила...
За единственный взгляд - сокровища вселенной!.
Уже навек земля его закрыла,
Уже над ним насыпана могила, -
Не возвращают добычи гробы.
И какой силой, Лауро,
Пламень в сердце льет поцелуй твой,
Пурпуром затапливает лицо,
Дух пожимает в неге огневой?

Все желания наводнением шумують,
Кровь в жилах - розшалілий шквал,
Тело стремится в тело перелитись,
Две души один смущает пал.

Как и там, в мертвім механизме
Вечных мировых строений, -
В нежных тканках чулої природы
Полновластно царствует любовь.

Глянь, Лауро, - радость занимает
Сумм, что льется через край,
А надежда нежно зогріває
Ціпеніючий отчаяние.

Утешение, как сестрица, тоске
Принесет, бывало, сумир -
И уже сквозь золотые слезы
Сонцебризно играет зрение.

И существует свой закон притяжения
И в страшном царстве зла:
С небом не в ладах пороки,
Ад же любят злые дела.



Фантазия до Лауры


В Лауро! Как назвать то вихрь,
Что до тела тело порива,
Как назвать, Лауро, ту силу,
Что в единственно две души ливень?

Глянь - летят раскачанные планеты, -
Кто их учит круг солнца вечно мчатся,
Как детей круг матери извиваться,
Радугами пространство квітчать?

Приходятся жаждущие созвездие
К промінного питья,
Из чаши огневой пьют воодушевление, -
Из мозга тело так берет жизнь.

Атомы объединяются в эфире -
То же любовь направляет их лет,
То же любовь гармонизирует сферы, -
На любви держится весь мир.

Вынь ты любовь с снастей природы -
Вселенная мгновенно распадется в прах,
Все поглотит первовічний хаос, -
Плач, Ньютоне, это крах системы!

Как нет богини в сонме духов,
Тлен и их безжалостно объятия...
Без любви и весны не весніють,
Без любви и вера в нас нема...

За грехом гадючаться-пресмыкаются
Скруха и стыд - пара эвменид,
Подлая измена тайком караулит
Величия орлиный взлет.

С гордостью шутит часто пагуба,
Идет за счастьем зависть по пятам,
А разврат в объятиях смерти
Завершает свой ненадежный путь.

На крыльях любви мчится будущее
До прошлого мрачных урн,
Долго-долго невесту Вечность,
Летая, шука Сатурн.

И когда, так предсказал оракул,
Он ее догонит,
Станет Время с Вечностью до брака,
Факелом весь мир им вспыхнет.

И тогда любви нашей сойдут
Лучшие дни - конца не будет ей,
Как и их вечной брачной ночи...
Знай, Лауро, и радуйся!





ЛАУРА ЗА КЛАВЕСИНОМ



Еле струны збудиш ты перстами -
То стою, как статуя, без себя,
То бестелесно Духом слыву я.
Ты жизнью и смертью владеешь,
С душами всесильно чары действуешь,
Словно маг тот Филадельфия.

Звуки льются тихоструйно,
Вся природа слуха чутко;
Увлекшись пением, мир
Припиня свой вечный ход,
Нишкнуть нежные зефиры,
Завороженные без меры, -
Как меня твой властный зрение,
Все покоряет водоворот звуков.

Голубливі выплески гармоний
С дзвонних струн шумують, бьют,
Так в небес надзоряному лоне
Серафимы восстают;
Как из хаоса темрявої хмурые
В мощной бури космотворчій
Сяйно зблискують солнца,
Льются тона без конца.

То журчит, как ручеек по рини
В переливному лелінні,
То гудят, как ураган,
Как громов громкий орган,
То, как с бескеття, с горной общины
Пенные в кипении ревущие водопады,
То, как в осичині,
Шепчутся в ветвях
Медом насыщенные
Леготу волны,

То отчаянием взвоют ревностным
Как во тьме тайной, в том царстве непевнім,
Где Коцит течет, шля
В глухую даль погибших душ плаче.
Детка, скажи мне, откуда это?
Ты, наверное, с духами в союзе?
Правда, язык эту свою
Ты взяла с Елізію?