Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |
Библиотека зарубежной литературы > Л (фамилия) > Лопе де Вега Карпіо Феликс > Сонеты из комедии "Собака на сене" - электронная версия книги

Сонеты из комедии "Собака на сене" - Лопе де Вега Карпіо Феликс

Феликс Лопе де Вега Карпіо
Сонеты из комедии "Собака на сене"

Переводчик: Николай Лукаш
Источник: Из книги: От Бокаччо до Аполлинера/Переводы/ К.:Днепр,1990




* * *



Я тысячу раз замечала -
красивый и умный Теодоро;
он был бы утешением моей зрения,
если бы не стена, состояние между нами свел.

Амур - могучий властелин, бог богов,
но своего не изменю я гонора:
сама себя я сдержу строго
от недостойных чести чувств.

И ревность мне смущают душу
и зависть на то чужое добро,
что я от него бежать должен;

и невольно я думаю уже -
как с Теодоро мы можем сравниться:
мне спуститься ли ему подняться?




* * *



Чужим любовью сердце разгорались,
еще не любивши, стала я ревнива;
это вещь, кажется, просто невозможна,
и от Амура так мне суждено.

От ревности любовь моя родилась,
потому сожалению мне, что я такая красивая,
а и за меня хуже, и счастлива,
потому нежной любви сподобилась.

Смущает душу странное волнение,
и это не только зависть, я знаю -
любить хочу, стремлюсь любования.

Не силую и не запрещаю,
не дам надежды и не збавлю мечты -
пусть меня, кто умеет, поймет.




* * *



Как кто-то кого-то, кажется, полюбил,
увидев второй женихання,-
это - зависть, а вовсе не любовь,
если и до того огонек не горел.

И как и первое в сердце был порыв -
это - уже любовь, что стремится оборудования,
что на уста гонит слова вожделения,
как гонит кровь в лицо стыд или гнев.

Ничего больше не скажу кому,
чтобы знизька не обидеть высокое;
приму я приговоры судьбы жестоки,

надежды на блаженство я зречусь,
пока не упевнюся, что смею
в душе питать эту безумну мечту.




* * *



Неужели это так? Или это мне не снится?
Нет, действительно, руку дать попросила,
и личико ей рум'янцями скрасила
напіврозкрита нежная тайна.

Неужели же моя сподіванка осуществится?
И верю я, и верить нельзя...
Что же делать? Отдамся судьбы смело -
Неуверенность должен скоро прояснится.

А как Марчелла? Это же для нее измена...
Женщины на нас надежды возлагают,
а мы... Да нет, из них каждая изменении совет,

они мужчин чаще покидают,
чтобы нашлась какая-то новая приманка;
а когда так - пусть сами страдают!




* * *



Любовь, хватит! Это страшная забава!
Посмотри, как жертва мучается твоя.
Мне ты, наверное, скажешь: "Это не я,
это тень моя, ее это черное дело".

В равенства, пораднице лукавая,
трутизну льешь ты в сердце, как змея;
погибнет через тебя честь моя,
ее заменит вечная нас...

Люблю его, хоть знаю, что я - море,
а он лишь челнок, човничок хлипкий.
Кому же из нас более страшный ураган?

Любовь или гонор - кто кого поборет?
Так туго тетиву я нап'яла,
что треснет лук и вломиться стрела.




* * *



Какое же имя этой грозной шуре-буре,
как не любовь? И как знатные дамы
все такие оприскливі в любви,
так не лучше ли нам любить фурий?

Пусть шляхетства кодексы мрачные
утех не признают, что ровно данные
человеку каждой в любом состоянии,-
и зачем же потурать своей натуре?

В ручко милая, что меня избила,
хотел бы я тебя поцеловать,
хоть ты бы мне еще и не то сделала...

Не думал я, что ты такая задорная!
Но как ты такие узоры пишешь,
то не любовью - ревностью дышишь.




* * *



Нет, чтобы меня не убила лютая мука,
подамся где-то в дальних берегов...
Любовь не знает зліших врагов,
как забвение, как расстояние и разлука.

Из глаз ізникне ласк побуждение -
и жар, смотри, в сердце перетлів...
Одна разлука после этих жалел
душевного покоя залог.

Там ждет меня утешение забвения,
которой всякий страстно жаждет,
кто, как и я, от любовных ласк страдает.

Покину же здесь все без возврата;
скрывшись в чужом далеком крае,
любовь свою и муку похороню.




* * *



Что может поделать моя любовь
против ции тиранской произвола?
Повиноваться силе должен невольно,
напрасны все сопротивление и пререкания.

Надежда развеялись заранее
от дыхания вражеской недостат...
Любовь моя - хрупкий цветок настурции,
недосвітом прибитый во время рассвета.

Утешали сердце и душу нежные цветы,
что сила зла обвила в траур;
любовь разбилась о чужую жажду.

Что может больную душу оживить,
когда нет плода по цветению,
когда любимая мечта стала тенью?