Интернет библиотека для школьников
Украинская литература : Библиотека : Современная литература : Биографии : Критика : Энциклопедия : Народное творчество |
Обучение : Рефераты : Школьные сочинения : Произведения : Краткие пересказы : Контрольные вопросы : Крылатые выражения : Словарь |
Библиотека зарубежной литературы > С (фамилия) > Захер-Мазох Леопольд фон > Карпатские разбойники - электронная версия книги

Карпатские разбойники - Захер-Мазох Леопольд фон

Леопольд фон Захер-Мазох
Карпатские разбойники

Ни один другой народ мира не чувствует такой особой нужды в самообороне, как русский, особенно тот, который населяет Южную Россию и Восточную Галицию. В то время, когда большинство земель Австро-Венгерской монархии испытывала на себе немало притеснений со стороны Меттерніхового абсолютизма, галицким крестьянам удалось добиться создания отрядов так называемой народной самообороны, которую правительство признавал настолько, что, в соответствии с уголовным кодексом, ей - наряду с войском, налоговой полицией и жандармерией - предоставлялось право в соответствующих случаях применять даже огнестрельное оружие. К тому же, и дальше существуют так называемые крестьянские суды, против которых государство пыталось бороться и пытается это делать - пусть и без особых успехов - еще и до сих пор. И даже больше: в начале нашего [1] века сельские общины взялись были собирать налоги и хозяйничали так хорошо, что построили недоимки к минимуму.
Когда во времена раннего средневековья сначала в Западной, а затем и в Восточной Европе еще больше окрепла сила и могущество аристократии, то все западные народы молча повиновались власти князей и шляхтичей, хоть иногда, правда, случались вспышки народного гнева и неповиновения, как, например, Жакерия во Франции или Крестьянская война в Германии.
Совсем по-иному складывались отношения между правящей верхушкой и низшими слоями общества у народов Восточной Европы, в частности в русинов, которые отличались изрядной свободолюбием и вели постоянную борьбу против произвола князей и бояр. Лишены любых прав, угнетенные и закрепощены, русские крестьяне - в отличие от, скажем, французских, английских, немецких или польских - не отдавали себя в полное повиновение, а массово бежали в широкие, тогда еще безлюдные степи над Днепром и Доном, то в карпатские яры, и на демократических началах создавали там целые отряды народных мстителей, которые отправлялись грабить польских магнатов и русских помещиков, а также курить их имения. Те, которые оседали в степях, называли себя казаками. Им удалось основать отдельную республику - Запорожскую Сечь. Что же касается тех, которые осмеливались бежать в горы, то они вошли в историю под названием разбойники. Это были храбрые и воинственные крестьяне, которые, хоть и платили императорско-королевской монархии некоторые налоги, но никогда не находились в полной зависимости от помещиков-землевладельцев, никогда не были крепостными и не работали на барщине. В основном этими крестьянами-беглецами были гуцулы - представители одной из тех свободолюбивых славянских народностей, которые живут в Карпатах.
После раздела Польши [2] права польской шляхты как в Западной, так и Восточной Галичине были резко ограничены. Несмотря на это обстоятельство, зависимость крестьянина от господина-землевладельца и дальше оставалась значительной. Поэтому народные мстители не складывали оружия, а продолжали сопротивляться, который впоследствии, правда, вступил менее жестокого характера: если когда партизаны живьем закапывали в землю помещиков-землевладельцев и их жен, а тогда косой скашивали им голову; если до сих пор они распинали своих эксплуататоров на вратах их же замков или, скажем, привязывали их к дереву возле муравейника, перед тем намазал им голову медом, то теперь партизаны довольствовались тем, что грабили и разоряли помещиков-землевладельцев, а также священников, чье jus stolae [3] вызвало у крестьян не меньше возмущения, чем барщина. Таким образом, из защитников простого народа и борцов за его права разбойники превратились в разбойников. Пусть там, а в глазах misera plebs [4] они всегда были настоящими народными героями, призванными мстить за страдания угнетенных крестьян.
Когда галицкие крестьяне постепенно поняли, что в поисках справедливости они могут рассчитывать на поддержку и защиту императорских уездных учреждений, и австрийской власти удалось завоевать их симпатии, то это привело в свою очередь к тому, что благосклонными к императорских чиновников оказались даже разбойники, - и это вопреки постоянным преследованием со стороны властей! Более того: время от времени случалось и такое, что какая-то группа повстанцев неожиданно появлялась до одного из императорских чиновников, которому не оставалось ничего другого, как радушно встретить и щедро угостить незваных гостей. Всласть поев, отведав немало различных напитков и вдоволь натанцевавшись с красивыми сельскими девушками, разбойники мирно возвращались в горы.
В те времена, когда движение опрышков был в полном расцвете, мой дядя, который занимал должность камерального урядника в Калуше, постоянно носил с собой ружье. И даже когда он собирался туда, куда и сам император пешком ходит, он всегда имел его при себе. Как-то вечером он сидел т а м, держа ружье на коленях. Вдруг откуда-то послышался громкий смех. Ужаснувшись, мой дядя поднял взгляд вверх и увидел какого-то мужчину с измазанным сажей лицом. Тот смотрел на него сквозь маленькое окошко, наставив свое ружье.
- Ни с места! - сказал разбойник. - Потому что иначе я вистрелю в тебя. И поскольку все мы относимся к тебе с уважением, то тебе не обязательно носить с собой ружье. Никто тебя и пальцем не тронет. А теперь - спокойной ночи! - Произнеся эти слова, он направился прочь.
Величайшим и самым известным из всех карпатских разбойников был Олекса Довбуш, деятельность которого активно проявилась в 20-х годах XIX в. Еще до наших дней он живет в песнях и преданиях украинского народа, подобно тому, как Сид в фольклоре испанцев. Из многочисленных сказок, сложенных о Довбуша и его отважные поступки, от фигуры предводителя повстанцев веет такой же романтичностью, как и от фигуры Зіґфріда из "Песни о Нібелунґів". Еще и поныне гуцулы вполне серьезно рассказывают о том, что, подобно Зіґфріда с только что упомянутой древненемецкого героической поэмы или Ахилла, одного из главных героев Гомеровской "Илиады", иметь Довбуша сделала своего сына настолько неуязвимым, что его не брала ни одна пуля, зато сам Олекса стрелял так метко, что его пули, словно заколдованные, всегда попадали в цель.
Чаще всего местом пребывания Довбуша и его собратьев была Черногора [5] . Сюда к нему издалека приходили крестьяне, чтобы пожаловаться на своих господ-эксплуататоров. Полон желания помочь им, Довбуш вершил правосудие, карая всех, кто в тот или иной способ причинял крестьянам какую-то обиду. Неоднократно австрийская власть пыталась схватить хорошо вооруженного предводителя повстанцев, посылая в горы целые сотни регулярного войска, но ни разу ей так и не удалось этого.
Часто над Довбушем и его собратьями нависала опасность быть арестованными, и тогда, убегая от своих преследователей, разбойники покидали Восточную Галицию и подавались в соседние земли, в частности в Венгрию. Если же им не давала покоя и тамошняя власть, то они возвращались обратно в Восточную Галицию, и то лишь тогда, когда опасались, что будут разбиты превосходящими силами врага. Зато, когда количество вражеских воинов не слишком превышало количество Довбушевым собратьев, то партизаны мужественно вступали в любой, даже самый кровавый бой и всегда выходили из него победителями.
Любимым местом пребывания Довбуша было живописное село Микуличин, что в Станиславскому уезде. Ведь именно здесь жила его любовница Звонка - жена зажиточного крестьянина, к которой он любил зачастил. Горячо и страстно он любил эту удивительно красивую и стройную гуцулку с карими, как у серны, глазами и черным, как у грузинской царицы, волосами. Это любовь оказалась для него, как, впрочем, и для большинства вождей карпатских разбойников, роковым.
Причиной смерти Довбуша стало вот что: однажды Дзвінчин человек по имени Степан узнал об измене своей жены и стал ревновать ее к славного разбойника, чувствуя к нему лютую ненависть. Долгое время он вынужден был мириться с этим крайне позорным для него обстоятельством, и не потому, что боялся отомстить Довбуша, а потому, что считал его неуязвимым. И дальнейшие события развернулись так, что предводитель повстанцев сам накликал свою собственную смерть, и вот почему: как-то в минуту душевного умиления он сверил своей любасці тайну о том, что, мол, где-то поблизости Черногоры он закопал был когда-то один большой клад. Эта весть разбудила в душе Звонки чувство жажды.
И вот однажды, во время любовных ласк, она спросила Алексея, правда ли это, что его не берет ни пуля, ни штык.
Довбуш кивнул головой.
- И что, милый, разве действительно нет ничего такого, что могло бы причинить тебе смерть? - дальше расспрашивала Звонка.
- Конечно, есть, - ответил разбойник. И после надоедливых напосідань своей любовницы он признался ей: - Только раз, один-единственный раз в своей жизни я пролил невинную кровь. Одна из капель этой крови осталась на золотой монете, которую убитый мной человек носил на шляпе. Сейчас ты видишь ее на моей крисані. Когда одна прорицательница нагадала была мне, что якобы я должен погибнуть от пули, отлитой из этой монеты.
И только Довбуш заснул в объятиях Звонки, как она тайком похитила у него зловещую монету, о которой только что шла речь, а потом взяла и передала ее своему мужу. Тот отлил из нее шар и, вирізьбивши на ней крест, освятил ее в церкви, так как это обычно делают со своими шарами охотники, охотящиеся в Карпатах на медведей.
Когда однажды вечером Довбуш раз постучал в дверь Дзвінчиної дома, то они оказались запертыми. Испугавшись своего коварного поступка, Довбушевая любовница не захотела впустить его внутрь. И только после того как Олекса пригрозил, что высадит дверь, она открыла их. В это мгновение Дзвінчин муж Степан, который затаился на чердаке с ружьем в руках, выстрелил в Довбуша - и знаменитый разбойник повалился наземь. Здесь на помощь своему главарю бросились его верные собратья, тогда как Степан, незаметно выскользнув из дома, пустился наутек, а Звонка, зайшовшись плачем припала к тела своего любовника.
- Уходи! Ты предала меня, - сказал Довбуш, - должен за это хорошую плату - те две тысячи дукатов, которые я недавно рассказывал тебе. А вы, ребята, - обратился он к повстанцев, - возьмите меня на бартки и вынесите на Черногору, потому что там я хочу умереть.
Когда партизаны вынесли своего вожака на Черногору и положили его под тот старый бук, где он обычно отправлял правосудие, Довбуш проговорил:
- Вот и пришло мое время умирать. Похороните меня, братья, здесь, в Черногории, тогда поделите между собой деньги и разойдитесь. Не опришкуйте больше, ибо без вожака вы станете обычными разбойниками! - вот что завещал своим собратьям перед смертью.
Разбойники так и поступили: выполняя последнюю волю Довбуша, они похоронили его на Черногории, под уже упомянутым старым буком, тогда поделили между собой деньги и разошлись по миру.
Истории известен и народный мститель на фамилию Стольнюк, который опришкував во 2-й пол. 40-х годов XIX века. Настоящий великан высотой более шести футов [6], он отличался необычайной силой, храбростью, а еще такими качествами, как доброжелательность и благородство. Во время своих разбойничьих нападений он имел обыкновение появляться в вирізьбленій собственноручно деревянной маске.
Так же как и в случае с Довбушем, до смерти Стольнюка измена привела его любовницы. Это случилось вот как: когда однажды Стольнюк очередной раз пришел в гости к своей барышне, ее дом окружил отряд воинов. Как только солдаты ворвались внутрь, чтобы арестовать разбойника, как то так сильно размахнулся своей барткой, что ее лезвие глубоко увігналося в потолок и застряло там. И в тот момент, когда Стольнюк пытался выдернуть свой топорик, воины набросились на разбойника и связали его.
Во время допроса Стольнюк попытался был запутать судью ложными показаниями, но тот грубо обвинил его во лжи. Задетый за живое, народный мститель гримонув цепями, в которые он был закован, и возмущенно воскликнул:
- Еще пять дней назад вы, господин судья, не осмелились бы так разговаривать со мной!
Как и всех опасных преступников, Стольнюка был приговорен к смертной казни. Когда разбойник уже стоял под виселицей, он, распознав в толпе не только свою мать, но и свою любовницу, кивнул им головой. После этого он обратился с последним словом к народу и с достоинством принял смерть.
Здесь стоит вспомнить и то, что в борьбе с опришківським движением австрийская власть, кроме отрядов регулярного войска, умело использовала еще и помощь народных мстителей, которые, раскаявшись в грехах, добровольно шли на сотрудничество с ней. Например, когда один из самых смелых карпатских разбойников однажды ночью лежал у костра, вспоминая свои молодые годы, то его охватило невероятно глубокое раскаяние, ведь когда его душа не отягощало ни одна вина, а руки его еще не были залиты кровью. На улице царила полная тишина. Вдруг деревья, стоявшие вокруг, похилились наземь, огонь погас, а дым от костра, загадочно клубочачись, стал понемногу превращаться в какую-то странную фигуру. Вдруг перед опришко, которого занял панический страх, поставь злой дух, что имел длинную седую бороду. Сначала нечистый, наклонившись над бедным мужем, принялся насмехаться над ним, а потом стал предлагать ему все земные сокровища, лишь бы тот не отказывался от своего кровавого ремесла. И хоть как злой дух не пытался соблазнить разбойника, однако все его усилия оказались напрасными. Более того: когда разбойник перекрестился, нечистый, превратившись в дым, поднялся вверх. Вскочив на ноги, разбойник увидел, что огонь продолжает гореть, а его собратья и дальше спокойно спят вокруг костра.
На следующее утро он отправился к ближайшей деревни и, найдя в нем священника, исповедался ему. Розкаяному грешнику духовник посоветовал идти к Станиславу и добровольно появиться там до самого уездного чиновника. Тот так и сделал. Выслушав разбойника, почтенный чиновник завел речь о том, каким образом можно было бы как можно скорее положить конец опрышковскому движения. Следствием этого разговора стало то, что вскоре австрийский чиновник обратился к правительству с предложением сформировать специальный отряд из тех народных мстителей, которые добровольно перестали опришкувати, а также из тех наемных гуцулов, которые хорошо знают свой край и обычаи своей народности. По его мнению, этот отряд должен был бы подчиняться не военному командованию, а высшем уездном чиновнику.
Государственная власть одобрила это предложение. Чуть позже ее было воплощено в жизнь, и раскаявшийся грешник стал первым командующим отряда воинов, которых назвали горными стрелками. Хорошо ориентируясь на местности и зная большинство потайных троп повстанцев, они боролись против народных мстителей гораздо успешнее, чем цесарские солдаты. И хоть горные стрелки и одержали немало побед, однако полностью искоренить опришківство им было отнюдь не под силу.
Только отмены барщины в 1848 году, которое принесло галицким крестьянам свободу и право собственности на землю, привело к тому, что движение опрышков стал приходить в упадок, выполнив свою историческую роль.
После многолетней борьбы против феодально-крепостнического гнета крестьяне наконец примирились со своими бывшими угнетателями.
Перевел Олег Заячкивский

Примечания переводчика:
1. XIX.
2. Речь идет о первом разделе Польши, который состоялся в 1772 году и по которому восточная часть Речи Посполитой отошла к Австрии.
3. Право священника требовать оплату за осуществление ритуальных действ в риге.
4. Беднейшие слои общества.
5. Самый высокий горный хребет украинских Карпат в районе Коломыйского уезда.
6. 1 фут равен 30,48 см.